погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"Молодежь Эстонии" | 22.07.02 | Обратно

«Ермак» в Ревеле

Суров наш климат! Край
родимый
Полгода спит под льда
корой,
Как бы в броне
неуязвимой.
Сражаться с северной
зимой
Давно стремился ум
пытливый...
Но пробил час! С лучем
свободы
Явился доблестный моряк
И глыбы льда, как вешни
воды,
Прорезал ледокол «Ермак».
Н. Э. Гейнце.

20 марта 1897 года вице-адмирал Степан Осипович Макаров получил телеграмму о том, что в Ревеле затерто льдами 11 пароходов, люди и грузы на них находятся в опасности. Ледокол «Ермак» срочно отправился к Ревелю. К острову Нарген он подошел 23 марта. Между Наргеном и Суропом находились четыре парохода и портовый ледокол «Штадт Ревель». Вначале «Ермак» освободил застрявший в тяжелом льду небольшой местный ледокол. Затем ледокол стал описывать круги около пароходов, взламывая лед. Утром 24 марта он освободил все пароходы и днем в половине третьего вошел в Ревельскую гавань, ведя за собой 12 пароходов.

Многочисленная толпа приветствовала могучий «Ермак». Моряков поздравили с прибытием в Ревель командир порта контр-адмирал Вульф и председатель Биржевого комитета города барон Жирард-де-Сукантон. Вечером в Морском собрании состоялся официальный прием. Утром 26 марта на ледокол прибыла депутация от Биржевого комитета и поднесла Макарову серебряную чашу прекрасной работы. Еще неделю «Ермак» выводил пароходы из Ревельской гавани на чистую воду и разыскивал впаянные в лед и унесенные в море корабли. Когда 3 апреля ледокол вошел в Ревельскую гавань, представитель Биржевого комитета поблагодарил капитана и сказал, что сейчас местный ледокол «Штадт Ревель» уже сам справится с работой в порту.

Команда «Ермака» после продолжительной и тяжелой работы получила отдых. Офицеры знакомились с красивым старинным городом. В Ратуше был дан обед в честь «Ермака».

«Я не помню другого обеда, – писал вице-адмирал Степан Осипович Макаров, – на котором бы говорилось больше речей. Настроение было настолько приподнятое, что редактор немецкой газеты, едва владевший русским языком, сказал в стихах по-русски экспромт, и очень удачный. Мы вышли из Ратуши, очарованные радушием ревельцев». Завершив успешно свою первую операцию по спасению пароходов из ледового плена, ледокол «Ермак» покинул Ревель и направился в Кронштадт.

«Ермак» был детищем адмирала Макарова. «Наше отечество, – говорил Макаров, – вследствие замерзания рейдов поставлено в самые тяжелые условия. Главный порт Балтийского моря Петербург закрыт для навигации в течение пяти месяцев, главный порт Белого моря, Архангельск – в течение семи месяцев...» Степан Осипович обратился к председателю отделения физической географии Императорского Географического общества Семенову-Тян-Шанскому с просьбой устроить заседание, на котором он мог бы выступить. Ознакомив слушателей с данными о толщине полярных льдов, сопротивлении их движению корабля, адмирал сказал о характеристиках, которыми должен обладать ледокол, способный прокладывать путь через толстый лед. Свое выступление Макаров закончил словами: «Природа заковала наши моря льдами, но техника дает теперь огромные средства, и надо полагать, что в настоящее время ледяной покров не представляет более препятствия к судоходству». Это выступление состоялось 30 марта 1897 года. Оно привлекло внимание императора Николая II, который дал указание министру финансов Витте ознакомиться с проектом Макарова. Пригласив Степана Осиповича к себе, министр выслушал его и понял, что имеет дело не с фантазером, а с человеком, обладающим обширными знаниями и способным на практике осуществить задуманный проект. Макарову были выделены деньги на постройку мощного ледокола. В конце 1897 года по представлению адмирала Министерство финансов заключило контракт по строительству ледокола с заводом Армстронга в Англии. Макарову было поручено следить за постройкой. Степан Осипович несколько раз посещал завод в Ньюкасле, утверждал рабочие чертежи, вносил в них поправки на основании наблюдений за работой имеющихся в Европе и Америке ледоколов.

Летом 1898 года Макаров командовал практической эскадрой на Балтийском море и не мог лично присутствовать на заводе Армстронга. Вместо него в Англию был отправлен уже назначенный командиром ледокола опытный моряк, капитан 2-го ранга Михаил Петрович Васильев. Несколько раз Макаров посетил Ньюкасл, чтобы присутствовать при контрольных испытаниях различных элементов конструкции ледокола «Ермак».

5 марта 1898 года «Ермак» вышел из Ньюкасла в море и взял курс на Кронштадт. Первый лед на его пути встретился вечером 12 марта на подходе к Ревелю. Утром 13 марта ледокол вошел в льды и пошел по направлению к Кронштадту. «Первоначально лед был довольно слабый, – писал Макаров о первом пути «Ермака», – и мы шли по 7 узлов; но затем лед усилился, и все-таки ледокол шел прекрасно, и работа его производила приятное впечатление. В полдень, находясь недалеко от Гогланда, встретили тяжелое ледяное поле, в котором ледокол в первый раз остановился. Дали задний ход, отошли несколько назад и опять ударили в то же место. Ледокол прошел половину своей длины и опять остановился– на этот раз настолько крепко, что не хотел двигаться ни вперед, ни назад, несмотря на то, что машины несколько раз переводились на оба хода. Все мы в это время были очень неопытны в деле ломки льда, и, насколько было приятно первое впечатление хода по 7 узлов через толстые льды, настолько остановка ледокола произвела на всех тяжелое впечатление. Я был наверху с утра, сильно уставший, и решил, что надо идти завтракать, приказав в это время трюмному машинисту Перскому накачать воды в носовое отделение, чтобы нос сел ниже и обломил под собою лед, а затем перекачать воду в корму и этим освободить нос. Когда после завтрака мы вышли наверх и дали ход, то ледокол легко тронулся назад. Повернули в сторону от трудного места и опять пошли по 6-7 узлов. К вечеру обошли Гогланд, после которого было некоторое количество открытой воды, а затем вошли в лед, где остановились ночевать. К вечеру все были порядочно уставши».

Утром 14 марта ледокол «Ермак» вошел в зону сплошного льда. 15 марта к ледоколу подъехал лоцман. Это был первый случай, когда он подъехал вплотную к борту корабля на лошади. В Кронштадте тоже заметили приближение ледокола. Население было возбуждено, многие не верили в возможность прибытия зимой на Кронштадтский рейд корабля. При входе в гавань «Ермак» выстрелами с правого и левого бортов отсалютовал Кронштадтскому порту. Ледокол сопровождала огромная толпа людей. Одни бежали по льду впереди него, другие рядом с ним. На извозчиках ехали встречавшие «Ермак» родные и близкие членов команды. Показался могучий корпус ледокола с характерными обводами и приподнятым носом. Вид его с высокими трубами был грандиозен. На броненосце «Пересвет» торжественно грянул встречный марш. «Ермак» легко врезался в толщу льда. Он шел, плотно прикасаясь бортами ко льду. За кормой все пространство канала покрывалось льдом, разбитым на мелкие куски винтами ледокола. Все видели стоящую на верхнем мостике высокую фигуру творца могучего ледокола вице-адмирала Степана Осиповича Макарова. Рядом с ним стояли его верные помощники: командир «Ермака» капитан 2-го ранга Михаил Петрович Васильев и старший офицер корабля барон Вильям Ферзен.

Встречавшие корабль лица во главе с главным командиром порта и генерал-губернатором Кронштадта вице-адмиралом Николаем Ивановичем Казнаковым поднялись на палубу, чтобы поздравить вице-адмирала и его команду с благополучным прибытием в Россию. Вслед за ними на палубу ледокола поднялись родные и близкие.

В 1899 году «Ермак» вновь помог Ревельскому порту осуществить постоянное движение коммерческих грузов. Он всю зиму выводил пароходы из гавани на чистую воду Балтийского моря. И с этого времени пароходы безбоязненно шли в Ревель. Они знали, что при нужде ледокол «Ермак» всегда придет на помощь.

Вице-адмирал Степан Осипович Макаров хорошо знал Ревель. Он любил старинный тихий небольшой город. Плавая на кораблях Балтийского флота в Финском заливе, Макаров всю летнюю кампанию 1869 года в чине мичмана служил на броненосной лодке «Русалка». В этом плавании Степан Осипович занимался вопросом непотопляемости морских судов. Поводом послужила авария броненосной лодки «Русалка», которая, коснувшись камня в шхерах у берегов Финского залива, несмотря на небольшую пробоину, едва не затонула. Только решительные действия командира лодки капитана 2-го ранга Шварца, сумевшего посадить «Русалку» на мель, спасли ее. Молодой мичман Макаров подробно разобрал этот случай, доказал несовершенство принятой на практике водоотливной системы и указал способы ее усовершенствования. Эта работа была напечатана в 1870 году в журнале «Морской Сборник» и высоко оценена начальником броненосной эскадры контр-адмиралом Г.И.Бутаковым. Много раз Макаров посещал Ревель, когда был главным инспектором артиллерии флота, главным командиром Кронштадтского порта и генерал-губернатором Кронштадта.

Хотя большую часть свой жизни вице-адмирал Степан Осипович Макаров провел на Балтике, погиб он вдали от ее берегов на борту эскадренного броненосца «Петропавловск», подорвавшегося на японской мине около Порт-Артура 31 марта 1904 года на 56-м году жизни.

Марат ГАЙНУЛЛИН


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com