погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"МЭ Среда" | 02.04.03 | Обратно

Эне Эргма: «Надо идти в народ»

С председателем Рийгикогу Эне ЭРГМА беседует Максим РОГАЛЬСКИЙ

— Ваш головокружительный взлет на вершину парламентской иерархии стал для всех полной неожиданностью. Быстрая карьера — не то что в науке. Как вас угораздило?

— Для меня это было такой же неожиданностью, как и для всех остальных. В партию Res Publica я вступила чуть меньше года назад, точнее – 10 апреля. Все началось с моего знакомства с молодыми лидерами партии Урмасом Рейнсалу и Кеном-Марти Вахером. Я как раз написала в феврале «Кодекс этики ученого», и это, видимо, их каким-то образом «зацепило». Ребята пришли ко мне и рассказали о том, что Res Publica придает большое значение этике в политической деятельности. Мы поговорили – ну, как обычно малознакомые люди разговаривают: о погоде, о здоровье, о политике. В результате у нас с Res Publica возникла определенная взаимная симпатия, переросшая затем в более глубокое чувство.

— После избрания в состав парламента ваше имя было сперва упомянуто в числе возможных кандидатов в министры. И вдруг — выдвижение на пост спикера. Что произошло?

— Честно говоря, мне действительно сначала предложили пост министра образования и науки. Но я решила, что мое место здесь, в парламенте. Это была моя маленькая хитрость: я все еще надеялась, что, может быть, мне удастся выкроить немного времени для науки и для университета. Что же касается Министерства образования и науки, то это, я считаю, сейчас один из самых сложных участков работы. Во всяком случае, многие другие министерства функционируют гораздо более эффективно. Почему так произошло – отдельный разговор. Очевидно, свою роль сыграл злополучный перевод министерства в Тарту, смена министров тоже каким-то образом отразилась. В общем, я порекомендовала вместо себя выдвинуть на этот пост хорошо знакомого мне человека и очень надеюсь, что он станет в конце концов министром образования. Ну вот, а в четверг поздно вечером дело приняло совсем другой поворот, когда соратники по партии обратились ко мне с предложением баллотироваться на пост спикера. Взвесив свои возможности, я согласилась. Я вообще решения принимаю быстро. Должность председателя Рийгикогу для меня – это своеобразный вызов и возможность еще раз проверить свои возможности: справлюсь ли?

— Надеюсь, вы не сомневаетесь в своих силах. Ведь спикер парламента – второе лицо в государстве, и при определенных обстоятельствах именно вам придется исполнять обязанности президента.

— Я приняла этот вызов и тем самым дала однозначный ответ на ваш вопрос. Если бы не было уверенности, то, видимо, и разговора бы не было.

— Каково вам быть в центре всеобщего внимания, в кольце телекамер и фотообъективов? Вы отдавали себе отчет в том, что отныне покой вам будет только сниться и что от многих привычек придется отказаться в связи с новой ролью?

— Я даже с парламентской трибуны об этом сказала – дескать, осознаю, что от значительной доли личной свободы придется отказаться. Я ведь никогда не стремилась к известности. Отказывалась от заманчивых предложений – например, журнал «Крооника» добивался интервью, но я не согласилась. Меня знают в научных кругах. Теперь вот ситуация несколько изменилась. Что ж, утомительно, должно быть, постоянно находиться под лупой. Но ничего не попишешь – такая у политиков работа.

— Не могу удержаться от вопроса о семье.

— Я не замужем. Таково мое семейное положение. Причин тому несколько, но здесь уже начинается моя личная жизнь, которую я не собираюсь выставлять на всеобщее обозрение. Скажу лишь, что я длительное время прожила в Москве, там училась и работала. В общей сложности «московский период» длился 24 года.

— А московские связи не станут помехой в вашей работе? В прессе уже появились первые критические замечания – дескать, вдруг Москва станет с вами фамильярничать.

— Видите ли, в Москве в то время была наука мирового класса. Поэтому я там и осталась. Напомню, что это было время, когда возможности зарубежных поездок были сильно ограниченны. Конечно, я никогда не стыдилась и не собираюсь стыдиться этой подробности моей биографии. Напротив – я счастлива, что овладела русским языком в такой степени, что могу читать русских классиков в оригинале. Да, у меня в Москве много друзей и знакомых. Все они, как правило, люди с хорошими манерами и к фамильярности не склонны. Словом, я не могу себе представить, каким образом это могло бы стать помехой. Кстати, я в Рийгикогу не одна такая – многие депутаты провели студенческие годы в Москве.

— Г-жа Эргма, в общем представлении ученый – это рассеянный чудак, нелюдим и отшельник. Вы узнаете себя в этом описании?

— Нет. Я, видимо, не принадлежу к классическому типу ученого. Честно говоря, классический ученый не сидел бы на моем месте.

— Вы по специальности — астрофизик. Далекая, надо сказать, от нашей реальности профессия. А о том, как простые люди живут, у вас есть какое-нибудь представление?

— Ну, а как же. Я хожу по магазинам, у меня, в конце концов, есть друзья, знакомые. Кроме того, я прекрасно в курсе того, как живут мои коллеги-ученые на свою весьма скромную зарплату. Это, кстати, было одной из причин, побудивших меня баллотироваться в Рийгикогу, потому что я считаю, что интеллектуальному потенциалу страны следует уделять гораздо больше внимания, чем это делалось до сих пор. Поверьте, я всего лишь простой университетский профессор, так что о том, как живут простые люди, знаю не понаслышке.

— Партия Res Publica, под знаменем которой вы взошли на политический Олимп, пообещала установить новые порядки в эстонской политике. Как это отразится на работе парламента?

— Хотелось бы надеяться, что нам удастся сделать так, чтобы Тоомпеа жил не по своим законам, а по законам Эстонской Республики. Чтобы депутаты Рийгикогу почувствовали себя жителями той страны, в которой мы все живем. Чтобы мы не уподобились членам политбюро, построившим коммунизм за кремлевскими стенами. Надеюсь, что нам удастся избежать бессмысленного противостояния между оппозицией и коалицией. Надо сотрудничать, только таким способом можно достигнуть максимального эффекта.

— Собираетесь ли вы чаще брать слово по сравнению со своим предшественником на посту спикера? Будет ли новый председатель Рийгикогу претендовать на роль общественного авторитета?

— Скажем так, я хотела бы, чтобы это так было. Как получится – посмотрим. Вообще, я думаю, что негоже спикеру сидеть сиднем в замке Тоомпеа. Надо идти в народ – то есть поездить по стране, поговорить с людьми.


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com