погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"Молодежь Эстонии" | 07.03.03 | Обратно

Женщина, которая нас удивляет...

Нелли КУЗНЕЦОВА

В канун женского праздника, который в Эстонии отменен уже лет 10-12 назад, но по-прежнему отмечается всюду, потому что как же без него, я хочу рассказать об удивительной, о необыкновенной Женщине. Это профессор-эмеритус Тартуского университета Лариса Ильинична ВОЛЬПЕРТ.

Встречаясь с ней, разговаривая по телефону, я зачастую забываю, что должна задавать вопросы, по-журналистски направляя беседу. Только с упоением слушаю ее необыкновенные рассказы, отчаянно завидуя тем, кто рядом с ней, кто может видеться с ней часто, ходить на ее лекции и семинары. Лучшего рассказчика, наверное, нет на свете...

Вспоминаю, как она рассказывала о своем семидесятилетнем юбилее... Тогда на этот ее праздник съезжались ученые, бывшие ее ученики, знаменитые шахматисты. Наверное, она боялась излишнего официоза, стандартных поздравлений, хотя в кругу ее друзей такого просто не могло быть. И все-таки, смеясь, она предупреждала, что «будет гитара» и что «танцевать будем до упаду». Может же «божий одуванчик» открыть свой праздник туром вальса?

«Божий одуванчик»? Вот уж никому ни раньше, ни теперь не пришло бы в голову назвать ее так. Только она сама, с ее легким и победительным кокетством, могла позволить себе сказать нечто подобное. И только потому, что все знают, как, разумеется, знает и она сама, что это – неправда...

В самом деле, кто другой, кроме этой поразительной женщины, мог бы придумать отметить свой семидесятилетний юбилей стремительным и блистательным шахматным состязанием с молодыми и сильными, как она выразилась, «здоровыми мужиками»? Кто другой мог бы сочинить на восьмидесятилетие своего мужа, знаменитого и всеми любимого профессора Рейфмана либретто озорной оперы, о которой сама сказала, что она «ужасно смешная», и в которой, разумеется, спела сама при большом стечении народа? Кто другой мог бы всего лишь за два месяца – январь и февраль этого года – получить три медали за первые места, завоеванные в шахматных турнирах республиканского и выше уровня? А ведь через двадцать с небольшим дней ей исполнится 77 лет... Недаром ее друзья, известные российские пушкинисты, прислали ей на один из праздников телеграмму: «Над вечной юностью Ларисы не властен времени закон, кого отметил знак Каиссы, тот будет вечно чемпион».

Говорят, что у Каиссы, шахматной богини, зоркий глаз. Может быть, характер не из легких – долго приглядывается, проверяет, не ошиблась ли, подарив благосклонность тому или иному человеку, но если убедится, что нет, не ошиблась, что он перенес ее испытания с честью, что он честолюбив, но не тщеславен, умеет побеждать, но умеет и выходить из поражений с достоинством истинного бойца, можно с уверенностью сказать–многим одарит... Наверное, так оно и есть. Не случайно ведь говорят, что Вольперт отмечена «знаком Каиссы».

Помнится, я, не увлекаясь особенно шахматами, тем не менее еще в юности знала имя легендарной шахматистки Ларисы Вольперт. А уж завзятые шахматисты поклонялись ей годами, восхищаясь ее партиями и уважая ее блистательный талант.

Три раза она становилась чемпионкой СССР, с блеском выходя из острейших шахматных баталий. Больше 10 лет неизменно оставалась в первой тройке шахматисток огромной тогда страны. Она играла в трех турнирах претенденток на трон чемпионки мира. И вела турнир, оставаясь на первом месте. Лишь в последней партии проиграла Ольге Рубцовой.

Это была действительно блестящая плеяда шахматисток. Они были гордостью страны: Рубцова и Вольперт, Руденко и Быкова, Борисенко и Зворыкина. Конечно, потом появились и другие шахматистки, быть может, более сильные. Но именно они, шестеро, были первопроходцами. Без них не было бы и остальных. Именно они, шестеро, открыли дорогу женщинам в «большие шахматы», в турниры «шахматных гениев».

И все-таки не шахматная карьера, не блеск легендарных побед стали главным содержанием жизни Ларисы Ильиничны. Главными для нее остались научные исследования, преподавательская деятельность, работа со студентами. И можно только удивляться: как все это уживается в одном человеке? Прославленная шахматистка и известный ученый, профессор, доктор филологических наук и создатель шумного и веселого студенческого театра...

Параллельно с шахматами, которыми она занималась «почти профессионально», она защитила и кандидатскую диссертацию. А темой был французский писатель и публицист Жан-Ришар Блок. Она заинтересовалась им еще на 4-м курсе Ленинградского университета. Слышала, что в Москве, в Радиокомитете есть записи его выступлений по радио в годы войны. Для его родины, Франции...

Жан-Ришар Блок выступал по радио под своим именем. И эти выступления были, по существу, настоящим подвигом. Ведь во Франции, оккупированной гитлеровскими войсками, оставались его родные и своими выступлениями он подписывал им смертный приговор. Тогда, действительно, погибли в гестапо и его дочь, и его зять. Лариса Ильинична помнила об этом, когда годы спустя читала тексты его радиопередач. Долгими часами она сидела в гулкой тишине и пустоте подвала, куда к тому времени были отправлены на хранение все эти тексты. И перебирая старые папки, она слышала голоса давно умерших людей, вновь переживала страсть и горечь, гнев и радость, звучавшие в этих голосах.

А докторскую диссертацию она, по ее собственному выражению, защитила уже поздно. Хотя сама работа была готова давно. Но... Ее предупредили, что «накидают черных шаров», то есть не допустят, чтобы диссертация была защищена. Ее обвинили в трех, как она выразилась, «первородных грехах»: сын ее к тому времени уже жил в Америке, сама она не вступила в КПСС, ну и, разумеется, сыграл свою роль пресловутый «пятый пункт».

Кстати, в этом плане Тарту, Эстонии повезло. Именно из-за «пятого пункта» в Тарту оказались Павел Семенович Рейфман, будущий муж Ларисы Ильиничны, и Юрий Михайлович Лотман. Оба они воевали – вот когда еще начиналась их дружба – оба чудом выжили на войне. А в начале пятидесятых оказались без работы. Все из-за этого самого «пункта»... Помните то время? «Дело врачей»... Борьба с космополитизмом... Павел Семенович устроился в конце концов в Тарту, несколько раньше туда попал и Юрий Михайлович Лотман. Так начинался знаменитый «русский Тарту», ядро блистательных ученых, представителей интеллигенции, талантливейших преподавателей, о которых с глубочайшей благодарностью, с ностальгической грустью и нежностью будут вспоминать бывшие тартуские студенты, те счастливцы, которым довелось учиться у этих людей, жить в их ауре, дышать тем воздухом, которым дышали они.

Впрочем, сама Лариса Ильнична говорит, что традиции «русского Тарту» не только сохраняются, но и развиваются. Так что грустить не надо... Зарубежные гости приезжают даже чаще, чем прежде, научные конференции даже более представительны. И все-таки, все-таки... Сохраняется ли тот блеск научной мысли? Тот естественный интернационализм в самом лучшем смысле этого слова, который вносили в атмосферу университета, в атмосферу Тарту эти замечательные люди, та естественная презрительность к стяжанию, которой отличались они сами, та истинная воспитанность, которая несла в себе нравственные правила настоящей русской интеллигенции... Сохраняется ли все это?

Да, так вот докторская диссертация... Лариса Ильинична защитила ее уже в 1989 году, когда время стало иным. Сама она с юмором говорит, что «старушки взбодрились», когда она получила степень доктора. Значит, можно защищаться не только в молодости... Но за этим ее неподражаемым смешком, за этим ироничным отношением к собственной персоне встает горечь от несправедливости, от людской трусости.

И невозможно не поклониться этой женщине за то достоинство, с которым она шла и идет по жизни через все препятствия, не изменяя себе, не роняя своей чести, оставаясь верной своим нравственным установкам.

И что бы там ни было, она работает... Сейчас, например, уже создана ею электронная версия книги «Пушкин и французская литература». Впрочем, «создана» – не совсем то слово. Книга, как живое существо, она растет, видоизменяется, дополняется. А в российском издательстве недавно вышла книжка Вольперт «Пушкин в роли Пушкина». Жаль, что она не попала в Эстонию. Знаю, что она читалась бы взахлеб. Пушкин у Ларисы Ильиничны совсем особенный, не такой, каким его представляли нам в школе, каким мы привыкли видеть его в чопорных и строгих статьях литературоведов. У нее он живой и горячий. Ну представьте себе... На виньетке – голенький, как сказала Лариса Ильинична, Пушкин гонится за голенькой же музой. Но все это не грубо, не карикатурно, а красиво, даже изысканно. Но за этой изящной легкостью лежит глубокий смысл, явственно просвечивают повороты в развитии общества, общественных настроений.

А несколько дней назад Лариса Ильинична сказала, что «работает над Лермонтовым». И остается только надеяться, что мы увидим эту работу, что творческая природа этой необыкновенной женщины, сила ее Личности, ее поразительный, своеобразный талант позволят ей создать еще немало книг, над которыми мы будем лить слезы и радоваться, и узнавать то, что она захочет нам показать в хитросплетении событий и судеб, поворотов Истории.


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com