погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"МЭ" Суббота" | 20.09.03 | Обратно

Новоиспеченные «эстонцы»

Насколько трудно для европейцев выучить убийственно сложный эстонский язык? И что вообще заставляет француза или немца посвятить себя изучению эстонского языка? Ответ на эти вопросы попытался найти Arter.

Кто передает слова Эстонии в Европу? Президент, премьер-министр, еще десятки высокооплачиваемых чиновников. Но их голоса остались бы гласом вопиющего в пустыне, если бы не было тех, кто переводит их слова на языки, понятные европейцам.

Только что из Эстонии уехали одна француженка, немец и трое финнов, которые проходили у нас в стране, так сказать, курсы повышения квалификации. В число их рабочих обязанностей отныне будет входить перевод с эстонского языка на их родной. Кстати, немец Клаус Майер-Кёкен и француженка Гвенел Дикелу – единственные представители своих народов в организациях ЕС, которые могут справиться с таким переводом. С корреспондентом Arter они беседовали по-эстонски.

Клаусу Майеру-Кёкену 46 лет, он работал преподавателем немецкого и английского языков, около десяти лет – переводчиком, руководит группой немецких переводчиков в Европейской комиссии. Раньше он изучал финский и, когда Европейская комиссия предложила принять участие в курсах эстонского, решил попробовать. Для Клауса это был своеобразный вызов - ему всегда нравились страны Северной Европы. В эстонском ему больше всего нравятся слова, которые напоминают немецкие: vorst, müts, kits, kunst, lärm. А труднее всего – словарный запас, он так отличается от немецкого. И, конечно, падежи. «Трудно говорить правильными формами, так долго приходится думать», - говорит Клаус, но признает, что для немцев по-эстонски говорить проще, чем представителям других народов, потому что структура эстонского, как он считает, похожа на структуру немецкого.

Чтобы поддерживать уровень знаний эстонского, Клаус читает газеты, правда, с трудом и со словарем. В Эстонии ему больше всего нравится гулять по Старому городу и природа, особенно национальный парк Соомаа.

Гвенел Дикелу – 41 год, она переводчица в Европейской комиссии. Начальник в Брюсселе сказал, что кому-то нужно начать учить эстонский. Добровольцев не нашлось. Тогда начальник предложил сделать это Гвенел. Она было хотела учить польский, потому что слышала, что эстонский очень трудный язык, но ее французские коллеги уже учили польский, поэтому эстонский достался ей. Больше всего француженке нравятся слова öö и kuu. «Мне кажется, что эстонский – это красивая музыка, у вас много гласных звуков. Эстонский немного похож на песню, он не такой жесткий, как другие», - говорит Гвенел. Поначалу, правда, она впала в отчаяние. В классе большинство учащихся были финны, а также немцы и англичане, которые знали финский. Но Гвенел не знала, и ей было очень сложно. Правда, немного помогло знание немецкого. Из культурных событий в Эстонии ей больше всего запомнился спектакль «Сон в летнюю ночь» на Тоомемяги в Тарту.

Финка Туула Хуттунен (37) начала работать в посольстве Франции, когда была студенткой. Продолжила работу в Минюсте Финляндии. После вступления Финляндии в ЕС работала в Европейской комиссии в Хельсинки, а с 1997 года работает в Брюсселе.

Когда Европейская комиссия искала людей, которым было бы проще выучить язык новых стран-членов ЕС, то Туула решила, что для нее эстонский выучить проще, чем польский или чешский. Но затем она обнаружила, что это не так – слишком много различий. Например, слова вроде бы одни и те же, а значения разные. Труднее всего для Туулы произносить слово “tõenäoliselt”. Туула говорит, что ее знания эстонского пассивные. Если бы она была в Финляндии, то могла бы смотреть Эстонское ТВ и слушать Эстонское радио. Чтобы поддержать уровень знания эстонского, Туула читает Postimees по Интернету. Ей очень нравятся песни Раймонда Валгре, и, слушая их, она и выучила некоторые эстонские выражения.

Юрки Лаппи-Сеппяля (57) переводил на финский произведения испанских и латиноамериканских писателей, руководит в переводческой службе Европейской комиссии группой финских переводчиков. Контакты с эстонскими переводчиками у него были еще в советское время. Считает, что для финнов в эстонском трудно не произношение, а семантика и словарный запас. Он слушает по Интернету новости Канала2, читает эстонскую литературу. Ему нравятся анимационные фильмы Прийта Пярна и романы Яана Кросся.

Райя Савела (39) - переводчица из комитета ЕС по регионам, раньше была свободным переводчиком. Согласилась учить эстонский, потому что нужно учить языки новых стран-членов ЕС. Эстонский оказался труднее, чем она думала. «Эстонцы сразу понимают по разговору, если человек не эстонец» - говорит Райя. «Эстонцы говорят очень быстро», - добавляет Хуттонен. А Дикелу добавляет: «У нас с Таллинне была гид, которая говорила ужасно быстро!» «На засыпку» всем новоиспеченным «эстонцам» предложили перевести на их родные языки любимую фразу президента Рюйтеля – «Я хочу добавить еще одну вещь». Все справились.


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com