погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"Молодежь Эстонии" | 25.01.05 | Обратно

Накануне

Лев ЛИВШИЦ

В огне лишь камни одни выживают
и люди, из тех, чьи сердца что камни.
Йоханнес Семпер

«В жестокое время»

В 00 часов 45 минут 2 февраля 1920 года в Тарту был подписан Мирный договор между Советской Россией и Эстонской Республикой, по которому Россия первой признала de jurе независимое эстонское государство.

И сегодня, накануне 85-й годовщины этого исторического события, можно и нужно максимально объективно, “без небылиц и замусоренных представлений” посмотреть на обстановку, в которой возникли условия для создания на карте Европы новой страны - Эстонской Республики.

Когда-то мой школьный учитель говорил: “Посмотрим на сетку истории, на то, что происходило вокруг того или иного события, и сопоставим мнения ее участников”.

В пятидесятые годы минувшего века мы жили в районе Нарвского шоссе и ежедневно еще до работы меня “выводил” на прогулку серьезный и знающий себе цену пес по кличке Норд. Мы отправлялись в сквер около Дома радио. Как каждая уважающая себя собака, Норд ненавидел поводок, но с удовольствием носил его в зубах. Почти каждое утро встречал в сквере во время прогулки невысокого пожилого человека с приветливым лицом.

- Интересный у вас пес, - однажды обратился он ко мне, - носит в зубах поводок и, вероятно, думает, что свободен”. Немного помолчал, внимательно посмотрел на меня и добавил: “Впрочем, как и мы, человеки!”

Так я познакомился с Николаем Васильевичем Сальмом. Тихим немногословным и очень симпатичным человеком. В ту пору ему было около семидесяти лет, но о своей жизни он почти ничего не рассказывал. Только что родом он с Сааремаа и работает представителем Кренгольма в Таллинне. Вскоре мы переехали в другой район Таллинна и несколько лет только изредка случайно встречались с Сальмом на улицах Старого города.

В 1967 году отмечали 50-летие Октябрьской революции, и в “Правде” был опубликован указ о награждени Н.В.Сальма орденом Ленина и помещена большая статья “Солдат революции” о жизни сына батрака с эстонского острова Сааремаа, который в октябрьские дни 1917 года принимал активное участие в событиях тех дней, работал в аппарате Совнаркома. Поговорить с Николаем Васильевичем удалось не сразу - слишком востребованным человеком стал до того мало кому известный скромный служащий Кренгольма. У него брали интервью, приглашали на встречи, снимали кинофильм о его жизни… И только в начале 1970-го случайно столкнулся с Сальмом на улице Виру. Оба были рады встрече. Зашли в кафе “Леммик”, и хотя я ни о чем не расспрашивал старого коммуниста, услышал неторопливый рассказ о событиях конца 1918 - начала 1919 годов, в которых мой собеседник принимал самое непосредственное участие. В руках он держал газету “Советская Эстония” с большой статьей, посвященной 50-летию Тартуского договора.

- Прошло пять десятилетий с февраля 1920 года, - начал нашу беседу Николай Васильевич, - мне уже 82, а я все возвращаюсь и возвращаюсь к той войне, которую на эстонских кухнях называют Освободительной, а я - Гражданской. Именно такой она и была. Совершенно неоспоримо, что исток, породивший такое противостояние и в России, и на ее окраинах, был один - Октябрьская революция, цели диаметрально противоположные, а причины победы одной из сторон в Гражданской войне в России и в Эстонии, как это ни парадоксально, - одинаковые. И главная из них - ЗЕМЛЯ, которую обещали дать крестьянам и большевики, и политики, боровшиеся за создание независимой Эстонии. Одинаковые были и ошибки деятелей Белого движения и руководителей Эстляндской Трудовой Коммуны. Первые ратовали за восстановление “неделимой” России и дореволюционных социальных отношений; вторые - за создание на базе баронских поместий сельскохозяйственных коммун. Основная масса населения и огромной России, и маленькой Эстонии - крестьяне. Их поддержка обеспечила победу и Ленину, и Пятсу.

Гражданской война в Эстонии была еще и потому, что она только часть противостояния, развернувшегося на просторах бывшей Российской империи, борьбы за власть между силами, которые по-разному видели будущее социальное устройство самостоятельного государства. Нельзя забывать, - добавил Сальм, - что после создания 29 ноября 1918 года Эстляндской Трудовой Коммуны Совнарком Советской России через восемь дней, 7 декабря, принял декрет о независимости Эстонии.

На ход этой борьбы не могли не оказать решающего влияния события, потрясавшие в то время Европу и Россию, противостояние порой взаимоисключающих интересов государств и сил. На помощь эстонским коммунарам пришли части Красной армии; с другой стороны в борьбу на стороне Временного национального правительства Эстонии вступили новые силы: 12 декабря 1918 года в Таллиннскую бухту вошла эскадра английского военного флота, прибыло около четырех тысяч добровольцев из Финляндии и Скандинавских стран; активно включилась в боевые действия русская белогвардейская Северо-Западная армия под командованием опытного генерала Н.Юденича и конный корпус С.Булак-Балаховича.

- Итак, - продолжал Сальм, - 29 ноября 1918-го была взята Нарва и провозглашена Эстляндская Трудовая Коммуна, к началу января 1919 года ее части стояли на подступах к Таллинну, а 7 января того же года началось контрнаступление армии Эстонской Республики, поддержанное Северо-Западной армией, английским флотом и другими силами. Уже через неделю был взят Тарту, 19 января Нарва, и к концу месяца части Эстляндской Коммуны и 7-й армии Советской России были вытеснены за пределы Эстонии. Таким образом, Гражданская война на территории Эстонии продолжалась всего 62 дня. И военные действия на эстонской земле больше не велись. С этого момента вооруженные силы обеих сторон приняли участие в общероссийской Гражданской войне. Вопреки собственным интересам эстонская национальная армия вынуждена была по настоянию агличан принять участие в двух походах Северо-Западной армии Юденича на Петроград, сражавшейся за восстановление “единой и неделимой” России, что исключало возможность создания независимого эстонского государства. И только разгром осенью 1919 года белой армии под Петроградом позволил эстонскому правительству в ноябре 1919 года согласиться на предложенные еще летом того же года Советской Россией мирные переговоры, которые и завершились 2 февраля 1920 года подписанием Тартуского договора. Он не был результатом победы или поражения одной из сторон, а итогом взаимных интересов.

Положение Советской России летом 1919-го было критическим: на востоке наступал Колчак, с юга на Москву двигались войска Деникина. По-прежнему угрожала Петрограду Северо-Западная армия Юденича. Прекращение военных действий на этом направлении было жизненно необходимо, и советское правительство решило использовать стремление Эстонии к самостоятельности и признать ее суверенитет при условии разоружения Северо-Западной армии и отказа от предоставления своих портов военному флоту Англии.

Николай Васильевич задумался и добавил: “А ведь мы могли продолжить борьбу. На фронтах Гражданской войны в России против Колчака и Юденича сражались несколько полков эстонских красных стрелков, к осени 1919-го был разбит Колчак и далеко на юг отброшен Деникин, разгромлена армия Юденича. Но вот один интересный и мало кому известный факт”.

Сальм достал из своего потрепанного портфеля выписку из статьи наркома иностранных дел Советской России Чичерина, посвященную Тартускому договору: “Нельзя не отметить, - писал Чичерин, - громадную заслугу эстонских товарищей-коммунистов, которые абсолютно отодвинули на задний план свои местные интересы, приняли во внимание исключительно интересы революции в целом”. Я.Анвельт, Х.Пегельман, В.Кингисепп и другие руководители Эстляндской Трудовой Коммуны были романтиками, смелыми, честными, преданными идее создания справедливого мира. И как всякие романтики, во многом ошибались, но были готовы идти на любые жертвы во имя этой идеи.

Слушая Николая Васильевича, я физически ощутил время, спрессованное в этом скромном человеке, свидетеле и участнике событий, решавших судьбы народов. В его воспоминаниях не было ничего личного, ничего о себе…

Незадолго до кончины Н.В.Сальм подарил мне написанную им книгу “Рассказ о жизни”, из которой я узнал о его работе в Смольном руководителем отдела печати Совнаркома, в Наркомате финансов. В декабре 1918 года по просьбе Яана Анвельта был откомандирован в его распоряжение для назначения на должность коменданта Таллинна. После поражения Коммуны работал в разведотделе 7-й армии, а в мае 1920 года был направлен на работу в первое дипломатическое представительство Советской России в Эстонии.

35 лет назад я записал в своем дневнике рассказ старого коммуниста и, прочитав его теперь, подумал, что в канун очередной годовщины Тартуского мира просто необходимо посмотреть на события того времени глазами человека, который, как и другие деятели Эстляндской Трудовой Коммуны, боролся не за личную власть, а за справедливое и счастливое будущее своей родины, которое, как они свято верили, возможно только путем социального переустройства общества. История опровергла не саму идею, а методы ее осуществления.

P.S. Событиям, приведшим к созданию и становлению Эстонской Республики, мы посвятим следующую статью - “Освободительная война”.


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com