погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"МЭ" Суббота" | 22.10.05 | Обратно

Смертельная любовь

Любовь СЕМЕНОВА


Психическое здоровье наших детей должно находиться в сфере самого пристального внимания не только врачей, но и полиции и педагогов. Чтобы впредь исключить подобные трагедии. Фото Александра ГУЖОВА

«Помогите разобраться! - в редакцию пришли бабушка и дед 15-летней Валерии, четыре недели назад погибшей от ножевыхранений, нанесенных однокурсником. - В газетах пишут бред, позорящий нашу семью и невинного ребенка. И мы не понимаемотношения к своим обязанностям полицейских чиновников, которые должны защищать права каждого жителя Эстонии».

«В ночь на субботу, 24 сентября 2005 года, в волости Кейла Харьюского уезда 17-летний юноша ударил ножом в шею 15-летнюю девушку. Пострадавшая скончалась в машине «скорой помощи». Молодой человек задержан полицией».

Всего лишь одно из множества происшествий, перечисленных в официальной сводке Департамента полиции за 23-26 сентября 2005 года. В списке, кроме нескольких дорожно-транспортных происшествий, упоминались также еще одно убийство в Валга и одно нанесение тяжких телесных повреждений в Ряпина.

Но именно кейлаское преступление, произошедшее на хуторе Яагу, где отдыхали второкурсники Таллиннского транспортного училища, стало объектом пристального внимания прессы. Может быть, из-за этой вот походя оброненной фразы: «Предполагается, что причиной убийства стала безответная любовь»?

Тему живо подхватили, «безответная любовь» трансформировалась в «неразделенную», публично обсуждаемые версии о причинах происшествия обрастали все новыми «подробностями» из серии «одна бабка на кухне сказала», в соответствии с которыми трактовались и все последующие события.

О переживаниях потерпевших родственников никто не подумал. Они обратились за помощью в «Молодежку».


Тяжелая тема

На нашу просьбу встретиться с преподавателями и соучениками Леры, чтобы из первых уст узнать о предшествовавших трагедии событиях, директор училища Валерий Аава ответил отказом: «Конечно, я не могу запретить вам встречаться с ребятами. Но мне кажется, что не стоит их тревожить, еще слишком свежа эта рана. С ними работали психологи из кризисного центра, помогая выйти из шока. Не стоит лишний раз им это напоминать. Может быть, как-нибудь потом?».

Директор учебного заведения абсолютно прав: играть на чувствах подростков, ставших невольными свидетелями убийства своей однокурсницы, взрослые не должны.

Но Таллинн город маленький, где слухи быстро становятся достоянием посторонних людей и в извращенном виде доходят до родственников убитой девочки. С их чувствами не считаться тоже нельзя.


Страшная страсть

Лера поступила в училище в 2004 году. Как рассказал ее дед Аллан, девочка по окончании основной школы решила не терять времени на обучение в гимназии, а одновременно со средним образованием приобрести специальность. Учила языки (английский, эстонский), готовилась в будущем поступать в вуз.

Лера была самой младшей в группе: раньше, чем сверстники, пошла в школу, училась хорошо, один класс перескочила. И получилось так, что ее однокурсники были на 2-3 года старше.

Саша обратил внимание на обаятельную девочку с первых дней обучения в училище. И все бы ничего, ибо молодым свойственно периодически влюбляться и менять объекты своих романтических предпочтений. Если бы не одно обстоятельство - Лера взаимностью не отвечала. Это только обостряло чувства паренька, и со временем они приобрели весьма странный характер: он начал фантазировать и сочинять рассказы с признаниями в любви, которые затем отсылал Лере по Интернету.

Вначале все выглядело безобидно. Но постепенно «любовь» Саши стала принимать все более жесткий характер. На занятиях он не спускал с девочки глаз, ходил за ней по пятам, стал приносить на занятия фотоаппарат и фиксировать каждый ее шаг.

От этого Лера чувствовала себя очень тревожно, потому что слышала, что Саша в психическом плане не совсем здоров. Она боялась его и не знала, что делать, и чтобы не провоцировать парня на необдуманные поступки, старалась с ним даже не разговаривать. Но маму беспокоить своими страхами не стала.

«Все в группе видели, что она с ним не общалась, - рассказывает дед Леры, который узнал обо всем уже после гибели внучки. - О том, что он ее преследовал целый год, знали все, даже классный руководитель. Только мы ничего не знали. Не знали, что он ее фотографировал: как она ходит, что делает, на каком этаже живет. Фотографировал окна квартиры, улицу, где стоит ее дом, и даже транспорт, на котором можно до него добраться. Сейчас диск с этими фотографиями находится у следователя. Саша неоднократно царапал себе вены и ходил по училищу с перебинтованными руками, демонстрируя свою «любовь».

Все открылось, когда однажды мама Леры увидела одно из писем, присланное Сашей по Интернету. Прочитала и ужаснулась: «Он писал, что устал от жизни, от неразделенной любви, поэтому хочет уйти из этой жизни вместе с ней». В своем послании Саша грозился, что если Лера не ответит на его письмо, он «перережет ее и всех ее родных»: «Мне терять нечего».

И тогда мама девочки обратилась в Пыхьяскую префектуру полиции с просьбой защитить ее дочь от преследований молодого человека с больным воображением.

Это было 16 мая 2005 года.


Беседа проведена

В своем заявлении (копия имеется в редакции) Валентина подробно изложила ситуацию, в которой оказались ее дочь и она сама, поскольку угрозы адресовались всей семье.

«Я обращаюсь за помощью к правоохранительным органам в связи со сложившимися обстоятельствами. Моя дочь Валерия подвергается психологическому террору со стороны своего нездорового сокурсника, - писала она. - ...Когда я прочитала его последний рассказ, мне стало дурно. Ведь у этих людей отсутствует разделение между галлюцинациями и действительностью. И где гарантия, что он не осуществит написанное?!

Убедительно прошу, помогите моей дочери и ее родным, защитите от психически неустойчивого человека...

Очень прошу вас вмешаться, может, страх перед правоохранительными органами вернет его в реальность, и он оставит мою девочку в покое».

Заявление попало к констеблю Лыунаского отдела Пыхьяской префектуры Наталье Метловой. С обоими подростками и их родителями была проведена беседа. Ситуация подтвердилась.

Официальный ответ полиции от 8 июня содержал следующее: «Настоящим сообщаем, что несовершеннолетний Александр был вызван в Лыунаский отдел полиции, где с ним провели профилактическую беседу. Юноше указали на недопустимость его действий и рассказали о вытекающей из законодательства ответственности.

Александр дал письменное объяснение, в котором обосновывает свое поведение чувством симпатии к вашей дочери и утверждает, что ничего плохого в ее отношении он не замышлял.

Он дал обещание больше не беспокоить вашу дочь».

Мама Леры сейчас вспоминает, что она пыталась поговорить со старшим братом Саши. Тот успокоил ее, что парень «даже мухи не обидит. Все это детские шалости».


Трагедия

«Детские шалости» Саши переросли в преступление через четыре месяца после обращения в полицию Лериной мамы. В пятницу, 23 сентября, после занятий ребята целой группой поехали на хутор под Кейла.

«Мы не знаем, почему она поехала, - сокрушается дед. - Она не хотела. В субботу мы собирались на день рождения к внуку. А потом сын позвонил, что не получается, и решили, что поедем в воскресенье. Наверное, однокурсники тогда и уговорили ее поехать с ними. Уже из электрички она позвонила матери. Та перепугалась, но внучка успокоила ее, мол, мама, не волнуйся, все в порядке. В 10 часов вечера она снова позвонила: мы уже на месте, все в порядке. Утром буду дома».

Утром Валентине сообщили, что ее дочь мертва.

Со слов ребят, бывших той роковой ночью на хуторе, дед знает, что никаких ссор между Сашей и Лерой в доме не было. Правда, парень снова, как и в училище, начал резать вены, все напугались, потом он успокоился. Он вообще, говорят, был очень спокойным и тихим...

Как Лера оказалась с ним во дворе, никто не может сказать. Но именно там он нанес ей семь ударов ножом - в руку, ногу, спину, грудь, шею, пробил легкое. Себя Саша резать не стал.

Когда девочка закричала, выбежавшие из дома ребята увидели убегавшего в лес Сашу и лежащую на земле истекавшую кровью Леру. Врачам не удалось ее спасти: раненая девочка скончалась от сильной потери крови.

Только после этого дед, бабушка и дядя Леры узнали об всем. «Мы с женой не знали, что внучку преследуют, - говорит Аллан. - Дочь с внучкой сами боролись, не хотели нас тревожить, писали в полицию, просили помощи...»


Помощь не пришла

Аллан считает, что если бы в полиции отнеслись к заявлению его дочери более серьезно, внучка была бы жива.

«Почему Метлова одним звонком в психбольницу не поинтересовалась, не состоит ли парень на учете, и при вызове его к себе не обратила внимания на его руки? Ведь они были перебинтованы, - Аллан с трудом говорит, а из его глаз текут слезы. - Я считаю, что она проявила халатность, не оградила внучку от посягательств. На второй день она позвонила дочери и сказала: «Не бойтесь, он нормальный парень. С ним проведена беседа, он ее не будет преследовать. Я в его записях криминала не вижу».

А ведь у него там, на даче, нашли три ножа. Он же готовился к убийству. Если бы он не там ее зарезал, он бы на улице это сделал, возле дома, где угодно».

Констебль Наталья Метлова говорить с корреспондентом на эту тему отказалась категорически. За нее на вопросы ответила пресс-секретарь Пыхьяской префектуры полиции Юлия Гибало:

«На основании того, что сказала девочка, и на основании тех материалов, с которыми ознакомилась следователь, суть конфликта была в том, что мальчик на уроках фотографировал ее, и это было для нее неприятно.

Речь также шла о какой-то книге в Интернете, куда писал мальчик, а сами они, мальчик с девочкой, никогда не общались вживую. Ознакомившись с этой книгой, следователь предложила мальчику обратиться к психологу, что и было сделано. Психолог занимался с этим мальчиком, беседовал с ним, и впоследствии родители мальчика сообщили следователю, что все эти беседы состоялись, с мальчиком все в порядке. Его психическое здоровье не представляет опасности для девочки.

Следователю в этот момент спросить какую-то справку у психолога показалось неэтичным, потому что в полномочия следователя не входит направлять кого-то к психологу. Но во время своих бесед с мамой девочки следователь неоднократно рекомендовала избегать всяческих контактов с этим молодым человеком».

- Но когда дети учатся в одной группе, согласитесь, это довольно странная рекомендация.

«Да, она говорила о том, что, может быть, стоит на какое-то время отключить Интернет, чтобы они не могли общаться.

Вот, собственно, и все. А то, что касается законодательства, то следователь поступила совершенно верно. Никаких упущений, никаких нарушений с ее стороны не было.

Как сказала Наталья, она впоследствии работала с родителями обоих детей. Они ей поочередно сообщили, что договорились между собой и что никаких недоразумений между ними больше нет.

Так что с точки зрения закона все было совершенно корректно».


***


По словам пресс-секретаря Пыхьяской окружной прокуратуры Эрле Руди, Александр под стражу не взят. По состоянию здоровья. Подробности она уточнять не стала ввиду их «деликатности», чем косвенно подтвердила уже известный нам диагноз.

Сашу поместили в больницу. «Что будет с нами, когда он выйдет? - переживает Аллан. - Ведь он угрожал убить и всех нас. А полиция... разве она сможет нас защитить?»


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com