погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"МЭ" Суббота" | 22.10.05 | Обратно

Пролетевшие годы

Анна ЛИТВИНЮК


Фото Николая ШАРУБИНА

Тема трудового стажа с возрастом приобретает для человека все большую актуальность. Не то что год, месяц, а иногда идень имеет особую ценность в глазах жителя Эстонии, уже отпраздновавшего свой пятидесятый день рождения.

Оно и понятно. Найти новую работу в случае утраты старой при нынешней конкуренции на рынке труда и при отношении работодателей ко всем, перешагнувшим тридцатипятилетний рубеж, непросто. К тому же и состояние здоровья оставляет желать лучшего. Вот и возникает у такого человека вполне естественная мысль о заработанном собственным трудом заслуженном отдыхе.


Неправильное место жительства

Такая же идея посетила и нарвитянку Наталью, 1948 года рождения, обратившуюся в редакцию «МЭ»- «Субботы». Захотела она в свои 57,5 года уйти на пенсию пораньше. Какие именно жизненные обстоятельства и невзгоды заставили женщину ходатайствовать о пенсии на три года раньше отведенного ей законом срока до выхода на обычную пенсию по старости в 60 лет, значения не имеет. Явно не от хорошей жизни человек на старости лет добровольно отказывается от части честно заработанных денег. Даже в Департаменте социального страхования, куда мы обратились за разъяснениями, нас попросили особо подчеркнуть, что каждый месяц пребывания на такой «ранней» пенсии означает для человека утрату 0,4 процента от размера пенсии заработанной.

Гораздо важнее другое: обратившаяся в местный Пенсионный департамент учившаяся, работавшая и воспитывавшая своих детей на территории одного государства - бывшего Советского Союза - потенциальная пенсионерка узнала, что часть честно, как ей казалось, заработанного ею стажа в современной Эстонии в расчет не принимается. Проблема эта, к сожалению, касается не одной Натальи, а очень многих людей среднего и старшего возраста, не предполагавших, что когда-нибудь будут жить в совершенно независимом государстве под названием Эстонская Республика.

Главная же неудача Натальи заключается в том, что она имела несчастье поселиться на приграничной территории современных независимых государств - России и Эстонии - в городе Нарве, а потом посмела найти мужа в Ивангороде. Нарвитяне же, как, впрочем, и жители соседнего Ивангорода, ранее, да и до сих пор имеют такую привычку - работать на территории близлежащего населенного пункта.

Так уж вышло, что, не найдя работы по специальности в родной Нарве, Наталья в дремучее советское время нашла себе рабочее место в Ивангороде во Всесоюзном научно-исследовательском институте гидродинамики имени Веденеева (ВНИИГ). Работала нынешняя наследственная гражданка Эстонии себе в Ивангороде и не подозревала, что, несмотря на свою нарвскую прописку, пенсионный стаж она себе за все эти годы не заработала.

Парадоксальность ситуации, в которой оказалась Наталья, заключается в том, что части сотрудников, работавших в ее родном ВНИИГ, годы работы в этом учреждении в стаж в Эстонии все же включили. А все потому, что они работали на «правильном», нарвском, испытательном полигоне, принадлежавшем институту, а наша героиня по какой-то причине выполняла свои «неучитываемые» в стаже обязанности на подобном полигоне в Ивангороде. Вот и получается такая «двойная бухгалтерия». Часть работников одного и того же учреждения за свой труд вознаграждение в виде пенсионных лет получила, а другая - нет. Не судьба.


Не работал в Эстонии, пенсию не получишь

Между тем, чтобы уйти на пенсию, в том числе раньше срока, по информации Департамента социального страхования, необходимо отработать в Эстонии не менее пятнадцати лет. Именно это обстоятельство стало камнем преткновения у нашей героини. Здесь-то и скрыта «соль» всей нашей истории.

Наталья, как ей ранее казалось, свои пятнадцать лет и даже более, живя на территории Эстонии, отработала. Но... не принимающиеся теперь при начислении пенсии годы работы в злосчастном ВНИИГ превратились в нарастающий снежный ком и «съели» пять лет обучения в высшем учебном заведении в Ленинграде.

Почему так получилось? А потому, что годы обучения (речь идет об очной форме получения знаний) в вузах на территории бывшего Советского Союза, впрочем, как и годы работы до 1 января 1991 года, принимаются в расчет только, если у человека уже есть пятнадцать лет отработанного именно на территории Эстонии стажа. Вот такой заколдованный круг.

В пенсионный стаж женщины также обычно входят и годы, потраченные на воспитание подрастающего ребенка. За воспитание одного ребенка до восьмилетнего возраста, опять же, на территории Эстонии (а Наталья умудрилась воспитывать своего сына на территори Эстонии только четыре года!) к пенсионному стажу одного родителя прибавляется два года. О том, к чьему - папиному или маминому - стажу будут добавлены эти годы, родителям приходится договариваться между собой. При начислении стажа в расчет также принимаются годы, проведенные мамой дома в отпуске по уходу за ребенком в возрасте до трех лет. Но в случае Натальи речь идет не об этом.

За воспитание своих двоих сыновей Наталья не получит в Эстонии ни кроны, несмотря на то, что один из них был рожден и прописан в Нарве. И снова напрашивается глупое «почему»? А все потому, что если человеку не хватает даже пары месяцев до требуемого Законом о государственном пенсионном страховании стажа, то годы, проведенные в заботах о любимом чаде, в глазах чиновников пролетают бесследно.

И никаких воспоминаний о том, что закон обратной силы не имеет. Тут поневоле и задумаешься. За это время мы успели вступить еще в один союз. Успели уже поработать и в независимом государстве Эстония, и в уже ставшей частью большого объединения стране. К тому же и ко второй ступени страхования многие присоединились. Кто знает, что нас ждет дальше и в какую организацию нас, помимо нашей воли, занесет еще? А вот что будет с нашим стажем к моменту нашей старости, если кому-то потом придет в голову не принимать во внимание годы, отработанные на территории независимой Эстонии, а не Евросоюза? Что делать-то будем? Писать письма в редакцию очередной газеты и сушить сухари, чтобы хватило дожить до очередной выплаты?

Хотя, может, это я зря волнуюсь? Все равно момент выхода на пенсию представителей моего поколения будут откладывать все дальше и дальше. В развитых европейских странах уже предпринимаются попытки отложить выход на пенсию до восьмидесяти пяти лет. У нас же пока до такого солидного возраста, принимая во внимание статистику, доживают немногие. Так что, возможно, нам до пенсии - как до Луны?


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com