погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"МЭ" Суббота" | 16.12.06 | Обратно

Скандинавский буддист

Евгения ГОРСКИ


Фото Николая ШАРУБИНА

После разговора с ламой Оле Нидалом, бывшим некогда датским учителем английского языка, кое-что стало понятно если не про буддизм, то, во всяком случае, про то, почему именно этот лама имеет такой успех на Западе.

Заглянув в Интернет, можно прочитать (и даже прослушать) тексты его лекций и описание практик (как правило, очень серьезных), которые Оле Нидал проводит в буддистских центрах по всему миру, в том числе и по России. А еще - выяснить, что он, например, как любой нормальный мужчина, любит скорость, причем гоняет вовсю не на машине, а на мотоцикле. И даже после серьезных переломов, полученных вследствие очередного прыжка с парашютом, не собирается отказываться от медитаций в воздухе.


Минута бесстрашия

«К чему такой экстрим?» - спрашиваю, пользуясь разрешением задавать любые вопросы и немного растерявшись от того, что передо мной не отрешенный от «внешней» жизни старец в типично тибетской одежде.

«Это способ проверить себя в медитации: являюсь ли я бесстрашным, умею ли сосредоточиться, могу ли контролировать себя и могут ли доверять мне люди, с которыми я провожу медитацию, - отвечает про прыжки с парашютом демократично одетый в джинсы и джемпер собеседник. - И наслаждаюсь: свободное падение длится всего одну минуту, но это самая длинная минута в мире. На мотоцикле люблю ездить в Альпах - где нет полиции, нет препятствий и можно использовать всю мощь мотоцикла».

Вот вам и лама. Не боится говорить, что ничто человеческое ему не чуждо.

Между прочим, Оле Нидал женат, свой брак называет счастливым. Недаром в том же Интернете написано, что он не соблюдает внешние ритуалы. И получил на это разрешение от главного ламы - Кармапы 17-го. И это выглядит очень логично: ну разве что-нибудь изменилось бы, надень он традиционную буддистскую одежду?


Когда телега впереди лошади

«Обидно, когда в мире исчезают хорошие растения и животные, - говорит лама Оле Нидал. - Но исчезает и философское знание об уме, а мы этого даже не замечаем. Множество культур мы не могли бы спасти, даже если бы захотели. В конце 1950-х чуть не потеряли культуру, которая посвящает исследованию внутреннего мира столько же времени, сколько мы - изучению внешнего мира. И на ее фоне многие наши философы выглядят начинающими...»

Лама рассказывает о том, как потерял свою независимость Тибет и учителя и хранители буддизма были вынуждены уйти в Индию. (Если до китайской культурной революции, уточняет он, было 6000 тибетских культурных учреждений, то сейчас осталось всего 13. Как ни странно, те, кто ушел вместе с учителями, не стремились учиться. И тибетцы решили учить... хиппи. Они увидели, что эти молодые люди хорошо образованны, увидели, что они - идеалисты. Правда, с точки зрения буддистов, телегу эти идеалисты ставили впереди лошади. Но это, посчитали тибетцы, дело поправимое.

С 1968 по 1972 год Оле Нидал с женой Ханной провели в Гималаях, став первыми европейскими учениками главы школы тибетского буддизма Карма Кагью - тогда это был Кармапа 16-й. Чему учились? «Наш ум узнал сам себя, - говорит Оле Нидал. - Осознал свою собственную природу. По природе ум - пространство. Он не может исчезнуть. Это делает людей бесстрашными. И радостными, потому что пространство богато и полно возможностей. Ум - неразрушимый ясный свет. Будда помогает ему умирать и возрождаться. Буддисты не видят потребности во внешнем Боге...»


В одну большую трущобу?

То, что ничто человеческое ламе не чуждо, понятно. Но как ему удается совмещать нормальную «цивилизованную» жизнь с тем внутренним содержанием, которое для европейца ассоциируется с образом постоянно занятого лишь внутренним развитием отшельника?

- Те четыре года, что мы провели в Гималаях, были очень важными, - отвечает Оле Нидал. - После медитации важно поддерживать правильное видение. Это - продолжение медитации.

- Если я правильно понимаю, вы видите гораздо больше обычного человека? Как же вы распоряжаетесь своим знанием?

- Большая часть того, что я вижу - из моего опыта, - говорит лама. - Я много знаю о людях, 300 дней в году читаю лекции. В зале собирается от 500 до 2000 человек, и я говорю с ними о важном, вижу их реакцию, могу предсказать развитие в будущем. Но прежде сравниваю со статистикой, с другими существенными вещами. Каждый из нас обладает потенциалом. Культура и привычки могут либо уводить от него, либо приближать к нему. У меня есть ответственность: если видишь - нужно говорить. Ведь большинство этого не видит, и потому у них нет возможности распорядиться своим потенциалом.

По мнению ламы, не следует пускать в европейские страны слишком много тех, кто не собирается интегрироваться, предпочитая тем самым создавать гетто. А пособия, считает он, нужно платить бедным семьям, в которых, например, не более трех детей: чтобы у мамы было время заниматься не только малышами, но и своим образованием. Еще, по его теории, богатые страны могли бы платить пенсии семьям в бедных странах, но только тем, где тоже подрастает не более трех детей. «Иначе через 20-30 лет мир превратится в одну большую трущобу», - довольно резко говорит он.

- Простите, но с точки зрения современного западного человека, все, что вы говорите, неполиткорректно, - говорю я.

- Для того чтобы решать проблему, нужно ее осознавать, - отвечает Оле Нидал.

Он достает из пакета газеты, разворачивает их на нужной странице и зачитывает созвучные своему мнению цитаты из «Геральд Трибьюн», «Гардиан»... «Я не политик, - добавляет Оле Нидал, - но стараюсь следить за прессой».

Он подчеркивает, что свою точку зрения излагает не как буддист, а как мыслящий человек, чувствующий ответственность за происходящее в мире. «Наша культура слишком либеральна, мы - открытые и наивные. Но я вижу, что наша культура в опасности из-за излишней либеральности и недостатка знаний о происходящем».


Буддизм и христианство

А как, по мнению ламы, буддизм совмещается с христианством? «Хорошо совмещается, - считает Оле Нидал. - Христианство успешно развивается в буддистских странах. В Корее, например, сейчас около 40 процентов христиан. В Гонконге, Японии - то же самое. И это можно понять. Буддизм настолько логичен, что не нужно объяснений, нужно просто пойти на медитацию. Мы даже можем признать: Будда ошибался, а наука - права. Религия не может быть выше истины. Но мы стали слишком ритуальными, потеряли контакт с людьми, закоснели. Христианство же более эмоционально, оно старается быть более понятным: Христос умер ради всех. В плане психологизма мы опережаем, в плане социальном христианство впереди. Если будем двигаться вместе - будет только польза. Но цель и путь у нас разные, и их нельзя смешивать...»


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com