погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"МЭ Среда" | 20.12.06 | Обратно

Гибель «Эстонии»: вопросов больше, чем ответов

Александр ШЕГЕДИН


Маргус Лейво (справа) признал, что окончательного решения комиссии пока нет. Фото Николая ШАРУБИНА

Специальная комиссия, созданная Рийгикогу для продолжения расследования обстоятельств вывоза с территории Эстонии военной техники на пароме «Эстония» в 1994 году, обнародовала свой заключительный отчет.

Комиссия состоит из представителей всех шести фракций, представленных в парламенте. Однако под отчетом стоят подписи только пяти из шести членов комиссии. Представитель фракции Центристской партии Эвелин Сепп выступила с особым мнением, в котором обвиняет одного члена комиссии - Тривими Веллисте (союз Isamaa/Res Publica) в том, что он знал о перевозках военной техники. Напряженная обстановка внутри комиссии стала очевидной и во время пресс-конференции, созванной по поводу обнародования отчета.

В начале председатель комиссии Маргус Лейво извинился перед журналистами за то, что доклад представлен так поздно (полномочия комиссии закончились еще 15 ноября). Он объяснил это большим количеством материала, который нужно было проанализировать, и лиц, которых было необходимо опросить. Тем не менее расследование, по выражению Лейво, «окончательного решения не нашло». Он также добавил, что данный отчет не опровергает ни одного из отчетов предыдущих комиссий. Первый вопрос на пресс-конференции касался того, оказывалось ли ранее давление на тех лиц, которые вызывались комиссией для дачи показаний (а таковых было 56). Лейво сообщил, что Анди Мейстер (в 1994 году - министр дорог и связи), признался, что был «не вполне свободным» в своих действиях, будучи председателем эстонско-шведско-финской комиссии, созданной сразу после гибели парома “Эстония” в сентябре 1994 года.


Фото ЕРА
Эвелин Сепп пыталась сделать специальное заявление касательно своего особого мнения, приложенного к отчету, однако Маргус Лейво заявил, что обсуждается основной отчет, а свое особое мнение Сепп может высказать в интервью после пресс-конференции. Между тем в ее особом мнении содержатся утверждения о том, что официальные лица Эстонии знали о перевозке военных грузов на гражданских судах, а саму эту перевозку Сепп прямо называет незаконной контрабандой. При этом Сепп обвиняет в сокрытии информации другого члена комиссии - Тривими Веллисте, который был в 1994 году министром иностранных дел в правительстве Марта Лаара.

Веллисте назвал утверждения Сепп «грубой ложью». «Я должен с сожалением отметить, что в 2006 году в Эстонии возможно использовать методы доктора Геббельса», - посетовал Веллисте. В ответ Сепп посоветовала журналистам ознакомиться со стенограммой заседания комиссии, в которой черным по белому записаны слова Веллисте: «То утверждение, что руководители Эстонии, которые приходили сюда давать свидетельства, ничего не знали, не отвечает действительности». Веллисте утверждает, что его неправильно поняли или он оговорился.

Ключевым моментом в отчете парламентской комиссии можно считать свидетельства бывшего шефа шведской военной разведки (MUST) генерал-майора Эрика Росандера, согласно которым к нему обратился некий эстонец (которого Росандер называет «эстонский коллега») и попросил провести анализ привезенной из Эстонии военной техники. Таким образом, это противоречит прежней версии, согласно которой Эстония была лишь транзитным коридором, по которому двигалась советская военная техника, добытая заинтересованными лицами в неразберихе, которая царила перед выводом российских войск из Эстонии в августе 1994 года. В то же время шведский генерал упоминает только о двух грузах, которые были перевезены 14 и 20 сентября 1994 года (то есть непосредственно перед гибелью «Эстонии»), а имени таинственного визитера он не называет. Сепп считает, что этот человек работал в аппарате премьер-министра Лаара. Сам Март Лаар пока хранит молчание.

Дальше начинается полный туман. По утверждению Росандера, шведская сторона провела анализ военной электроники, которая оказалась для Швеции «представляющей большой интерес», и отослала «эстонской стороне» соответствующее письмо. Однако, когда комиссия в поисках этого документа обратилась в октябре этого года к послу Швеции, тот ответил, что никакого письма шведская военная разведка в Эстонию не посылала и речь идет о «недопонимании» между членами комиссии и Росандером. Комиссия не согласилась с такой трактовкой, так как встреча с бывшим шефом шведской разведки продолжалась около часа и был составлен ее протокол.

Тем не менее в отчете комиссии утверждается, что официальные структуры Эстонии ничего не знали о перевозках техники, но не исключено, что шведским спецслужбам в этих перевозках могло помогать официальное лицо из Эстонии - но в частном порядке. Личность таинственного визитера, обратившегося к шведскому генералу, комиссии установить так и не удалось.

Председатель комиссии Маргус Лейво явно не склонен связывать гибель «Эстонии» с перевозкой оружия. На пресс-конференции он сказал, что, вероятно, главной причиной могла стать техническая неподготовленность судна для выполнения рейсов в Балтийском море. Высказывая свое личное мнение, он утверждает: перевозки военного оборудования на «Эстонии» происходили, но они не связаны с гибелью парома. Отчет комиссии не подтверждает, но и не опровергает перевозку техники на этом пароме. Не пришла комиссия к какому-либо выводу и в отношении более абстрактного вопроса: служили ли перевозки военной техники на благо или во вред национальным интересам Эстонии?


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com