погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"МЭ" Суббота" | 25.02.06 | Обратно

Лариса УСОВА: «Почему я стала Ларисой Максимовой»

Элла АГРАНОВСКАЯ

По четвергам на канале ТДК (Телевизионный дамский клуб) в программе «Три вопроса королеве» с self-made woman, попросту говоря, успешными, состоявшимися женщинами беседует ведущая Лариса Максимова.

Ее фамилия всем знакома, и это не случайное совпадение: Лариса Максимова - жена Андрея Максимова, известного писателя, режиссера, ведущего программ «Ночной полет» и «Дежурный по стране Михаил Жванецкий», которые мы смотрим на канале «РТР-Планета». Но здесь есть своя «фишка»: выйдя замуж за Андрея Максимова двенадцать лет назад, питерская журналистка Лариса Усова в течение всего этого времени фамилию не меняла. Об этом свидетельствовали и титры программы «Ночной полет», где до недавних пор Лариса Усова была шеф-редактором. Однако в эфире канала ТДК начинающая ведущая появилась под фамилией знаменитого мужа. С вопроса - почему? - и начался наш разговор.

- Видимо, стоит начать с того, что вот уже больше года у Андрея другой шеф-редактор - очень талантливая журналистка Ася Друянова.

- Насколько мне известно, Лариса Усова тоже была не самым плохим шеф-редактором.

- Возможно. Не мне об этом судить. Меж тем программа выходит уже восемь лет, и, на мой взгляд, заниматься столько времени одним и тем же просто невозможно: становится скучно.

- Ведущему тоже?


С сыном Андреем.

- Нет, ведущему не скучно. А мне быть шеф-редактором, откровенно говоря, надоело. К тому же все воспринимали меня как придаток к Андрею Максимову, при том, что мне хотелось что-то из себя представлять, заниматься каким-то своим делом. Но Анатолий Малкин, президент Авторского телевидения, где Андрей работал (сейчас он перешел на ВГТРК - ред.), совершенно не воспринимал меня как отдельного человека, как автора, как ведущую, например. И когда я заходила к нему с какой-нибудь идеей, отшучивался: «Ну зачем тебе это надо? У тебя же муж хорошо зарабатывает». Словом, рядом с Андреем перспектив у меня на АТВ не было. И я ушла из «Ночного полета», чтобы попробовать себя в других ипостасях.

- Зачем? У вас же муж хорошо зарабатывает.

- Наверное, я так воспитана. Жила бы XIX веке, мне бы эта дурацкая мысль - то, что женщине надо непременно работать, - и в голову бы не пришла. А поскольку я продукт советского времени, то считаю, что женщина, коль она получила профессию, должна работать, наравне с мужем зарабатывать деньги.

- А шеф-редактор на АТВ трудится на общественных началах?

- Нет, конечно. Просто любой сотрудник на телевидении стремится делать свою программу: человеку хочется в кадр. Почему трудно найти шеф-редактора? Потому что эта работа отнимает много времени и сил, человек занимается очень серьезными проблемами, но при этом он всегда за кадром, и никто его не знает. Это обидно. Вот и у меня взыграли амбиции. А поскольку Малкин уже успел убедить меня в том, что в кадре мне делать нечего, я решила зажить самостоятельной жизнью.


Между делом и бездельем


С поэтессой Ларисой Рубальской.

- Сначала мы на пару с подругой создали агентство, которое занималось подбором нянечек, гувернанток, домработниц. Оказалось, дело хорошее, но не мое, поэтому довольно быстро наскучило. И тут моя школьная подруга, которая достигла таких высот, что стала заместителем министра, пригласила меня поработать у этого министра пресс-секретарем. Конечно, я согласилась, посчитав, что пресс-секретарь - это живое, интересное дело: я буду организовывать интервью министра самым массовым изданиям, устраивать ему встречи с журналистами, проталкивать его на телевидение…

- Совсем как дочка Мистера-Твистера у Маршака: «Я буду питаться зернистой икрой, живую ловить осетрину, кататься на тройке над Волгой-рекой и бегать в колхоз по малину…»

- Сейчас на эту тему можно шутить, а тогда жизнь обернулась сплошным кошмаром. Приезжаю однажды со встречи с главным редактором «Аргументов и фактов» и вижу на своем столе бумагу, на которой написано: «Протокол освидетельствования отсутствия на рабочем месте Усовой Ларисы Геннадьевны». И дальше: «Мы, нижеподписавшиеся сотрудники… свидетельствуем, что с 15.00 до 17.30 Усова Л.Г. отсутствовала на своем рабочем месте…» Я была потрясена! Позвонила мужу. Он говорит: «Переверни бумажку и напиши на оборотной стороне заявление об уходе». Как же так, я только начала, я еще совершенно не успела себя проявить… Нет, надо идти до конца!

- Надо думать, в покое вас не оставили. Министра-то хоть видели?


Комментарии излишни… 4 х фото Николая ШАРУБИНА

- За те два месяца, что там проработала, первый раз видела, когда он принимал меня на работу, и второй - когда пришла увольняться. Там такое количество промежуточных начальников, у которых нужно испросить разрешения пройти к министру, что попасть к нему невозможно. Однажды я попробовала предложить ему проект работы пресс-службы. Зашла в приемную: можно пройти к министру? Секретарша совершенно дико на меня посмотрела: «Что вы!». Оказывается, если вы хотите поговорить, скажем, с Валерием Ивановичем, то сначала должны обратиться к Петру Ивановичу, который испросит разрешения у Николая Ивановича, и тогда вам позвонят и пригласят на встречу. Хорошо, говорю, а бумагу, которую я написала, передать ему можно? Нет, отвечает она, ее надо передать в управление делами. Однако я не унялась и положила свою бумагу ей на стол. Минут через пятнадцать меня вызвал начальник управления делами, который внимательно отслеживает, чтобы к министру не попадало ничего лишнего. Захожу к нему в кабинет и натыкаюсь взглядом на совершенно рассвирепевшего человека! Признаться честно, никогда не видела, чтобы мужчина так меня ненавидел. «Что вы себе позволяете!» - «Пытаюсь наладить контакты министра с прессой». - «Вы должны не налаживать контакты, вы должны подчиняться!». С 9 до 18 я должна была сидеть на работе и ничего не делать, только подчиняться. При этом каждое утро нужно было подниматься на пятый этаж, брать у непосредственного начальника ключ, потом спускаться в свой кабинет. Дайте ключ, просила я, мне в шубе ходить наверх жарко. «Не дам, - отвечал он, - потому что я должен отслеживать твои приходы на работу». В жуткие застойные годы я работала в газете Ленинградского обкома партии - честное слово, такого там не было. Я даже не представляла себе, что такое вообще может быть. Когда я рассказывала об этом своим друзьям-журналистам, они спрашивали: сколько ему лет? Думали, что за 80. Да нет, лет 30, вполне молодой человек. Закончилась эта эпопея больницей, где я провела две недели. Вышла и подумала, что опять надо начинать все заново. И тут мой благородный муж сказал: «Лариска, давай мы тебе придумаем программу для радио!». И мы вместе придумали программу «Три вопроса королеве». Я отдала заявку на радио «Маяк», там обещали подумать. Пока они думали, наш близкий друг решил жениться. И женился не на ком-нибудь, а на продюсере первого в России женского канала «Телевизионный дамский клуб». Когда мы познакомились с Олей Журавлевой, она рассказала, что открылся такой вот новый телеканал, и нет ли у меня каких-нибудь идей. «Есть!» - ответила я. Переработала свою радийную заявку в телевизионную и отнесла на ТДК. Ее приняли.


Фамилия как путь к перемене участи

- В новую телевизионную жизнь вы вошли под другой фамилией…

- Да просто потому, что под фамилией Усова у меня ничего не получалось! И я подумала: стану-ка Ларисой Максимовой - и все изменится, и все у меня получится. При этом, конечно, в голове гнездилась мысль, что это неплохой пиар: люди, которые посмотрят программу, догадаются, что я жена ведущего «Ночного полета», которого все любят, уважают, ну, во всяком случае, знают, - и часть его популярности достанется мне.

- А не хотелось поменять фамилию по-настоящему?

- Хотелось. Ведь Усова - это даже не моя девичья фамилия, это фамилия одного из моих мужей. Да и сын часто спрашивал: «Почему папа - Максимов, я - Максимов, а ты - Усова?» Но выяснилось, что это такая морока, столько нужно бумажек, к тому же я родом из Петербурга, надо было ехать туда, все оформлять. Решила, что не потяну. Вот такой долгий ответ, почему на ТДК я стала Ларисой Максимовой.


Есть ли счастье у королевы?

- Программа «Три вопроса королеве» в роли героинь предполагает женщин. Считается, что они по природе вроде бы болтливы, хотя мой опыт показывает, что с женщинами, как правило, разговаривать сложнее. Вам так не кажется? Или трудно судить, так как встречаться в эфире с мужчинами не доводилось?

- По одной очень важной для меня причине я хотела говорить именно с женщинами. Дело в том, что моя жизнь как бы разделилась на две части. Сначала, в молодости, я активно занималась своей карьерой. Мне хотелось стать известным журналистом, я очень радовалась, когда видела свою фамилию под газетной статьей. Словом, я была самостоятельная женщина, которая успешно занимается своим делом и ни от кого не зависит. А когда встретила Андрея, так сильно его полюбила… Нет, я до сих пор сильно его люблю, но в тот момент чувство было настолько всепоглощающим, что я занялась исключительно его делами. Это были непростые времена: «Ночной полет» только начинался. Это сейчас туда стоит очередь, и шеф-редактору надо только отсортировать тех, которые получше, от тех, которые похуже. А тогда программу никто не знал, и приходилось подолгу объяснять, что такое «Ночной полет», кто такой Андрей Максимов… Я участвовала во всех театральных проектах Андрея, короче, всячески способствовала его карьере. И совершенно об этом не жалею, считая, что это было абсолютно правильно: Андрей - лучший телеведущий у нас в стране, а еще - писатель, драматург, режиссер, а еще - он читает молодым журналистам лекции - словом, очень разносторонний талантливый человек.

- Все, что в жизни Андрея Максимова складывалось годами, сегодня с многократным усилением работает на его популярность. Благодаря вам?

- Нет! Прежде всего, это его и только его заслуга. Но я во всем этом участвовала и как жена имею право сказать: это при мне он стал таким. Конечно, я счастлива, что все эти годы была при своем муже, полностью в нем растворившись. Может, я даже сделала ошибку, что перестала заниматься его делами, может, это неправильно. Скорее всего, неправильно. Но, к сожалению, я по-другому устроена. Не знаю, какая я жена, но директор из меня, видимо, неважный, коль остро ощутила это желание - как-то реализоваться самой. Потому и стремилась разговаривать в эфире именно с женщинами - чтобы, наконец-то, выяснить для себя: вот эти, состоявшиеся, сильные, успешные - они счастливы? Они удовлетворены своей жизнью? Им хорошо оттого, что они всего добились? И можно ли совместить счастливую семейную жизнь и успешную карьеру?

- Что же выяснилось?

- А вот ничего пока не выяснилось. Я в процессе. Каждая моя передача - это момент выяснения.


Какая в жизни, такая на экране

- К вам в программу приходят очень разные женщины - Лариса Голубкина, Клара Новикова, Лолита, Наталья Белохвостикова, Лариса Рубальская, время от времени появляются бизнес-леди, на днях была поэтесса Римма Казакова… Но вы же понимаете, что, в конечном счете, все это игра: вы играете в то, что вам страшно интересно заглянуть в их не замутненные ложью души, а они играют в то, что охотно готовы их распахнуть на обозрение миллионам телезрителей. И нюанс только в том, в какой мере собеседница согласна играть по предложенным правилам, в какой мере она готова выруливать, точно зная, что - привирает?

- Так получилось, что я - не играю и ни в какую роль не вхожу: какая в жизни, такая и на экране. Возможно, это неправильно. Но я на самом деле задаю вопросы, которые меня по-настоящему интересуют. Не знаю, в какой мере привирают те женщины, с которыми я разговариваю, но мне кажется, что когда с тобой абсолютно искренни, очень трудно вести какую-то игру. И когда, например, Надежда Бабкина рассказывает, что влюблена в человека на тридцать лет ее моложе, она ведь признается: да, это не совсем нормально и, конечно, когда-нибудь кончится… Но она живет вот этим сегодняшним днем, счастлива, что каждый час он присылает ей SMS-ки, в которых пишет, что любит ее, что не может без нее жить, - ну какая же здесь игра?

- А у ведущей Ларисы Максимовой есть, условно говоря, какая-нибудь Лариса Усова, которая приглашает гостей в программу «Три вопроса королеве»?

- Я автор и ведущая, но редактора у меня, к сожалению, нет, и гостей приглашаю сама. Это не то чтобы обременительно, но неправильно. Обязательно должен быть редактор, который говорил бы: приходите в нашу замечательную программу к нашей замечательной ведущей. Сама я такие слова сказать не могу. Поэтому поначалу часто приглашала в свою программу тех, кого хорошо знаю. И только когда уже немного окрепла, стала приглашать незнакомых людей. А свой проект начала с Вероники Боровик-Хильчевской, потому что мы с ней хорошо знакомы. Я знала, что мне с ней будет легко, что она не будет меня подставлять, не будет длинно отвечать на мои вопросы, не будет отделываться ответами «да» и «нет» и простит мою напряженность, мою нервозность. А когда у меня была Ира Хакамада, мы с ней проговорили 15 минут, потом пошла реклама, и она взмолилась: «Лариса, перестань нервничать. Успокойся, пожалуйста, представь, что мы сидим и разговариваем на кухне». То есть все слова, которые я должна была говорить ей, она сказала мне.

- Что же будет, когда вы найдете ответ на свой главный вопрос?

- Не знаю. Пока ищу...


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com