погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"Молодежь Эстонии" | 12.06.06 | Обратно

Сомнения и уверенность

Настроения в Вашингтоне и в Москве накануне саммита G8

Владимир СИМОНОВ,
политический обозреватель «РИА Новости»

Утверждают, будто накануне июльского саммита «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге отношения Москвы с Вашингтоном и Брюсселем напоминают времена холодной войны. Такой тезис стал общим местом у многих комментаторов. Как на веское доказательство ссылаются обычно на выступление в Вильнюсе вице-президента США Ричарда Чейни, обвинившего российские власти в «несправедливом и неуместном ограничении прав своего народа». Чейни также намекнул, что состояние демократии в России может стать одной из острых тем на саммите G8.

По сравнению с такими мрачными пророчествами истинным эталоном оптимизма кажутся настроения в Москве накануне июльской встречи мировых лидеров. Да, здесь признают как факт нарастание в западных СМИ «негативного информационного фона» по отношению к России. Но при том убеждены, что это вряд ли отразится на работе петербургского форума, где в фокусе внимания в любом случае окажутся три заявленные важные темы: глобальная энергетическая безопасность, борьба с инфекционными заболеваниями и образование. А отнюдь не обсуждение того, как Россия предпочитает развивать свои демократические институты.

Такого мнения придерживается, в частности, Игорь Шувалов, помощник президента Путина и российский «шерпа», непосредственно занимающийся подготовкой встречи «большой восьмерки». В апреле Шувалов совершил поездку в Вашингтон и не обнаружил там никаких указаний на то, что вопрос о соблюдении Россией норм демократии может всплыть на встрече в Петербурге. «Не думаю, что этот вопрос будет поставлен», — заметил он в недавнем интервью популярной московской газете. Напротив, у помощника президента сложилось мнение, что администрация США сегодня и рада бы (хотя уже не в силах) остановить маховик критики, раскрученный в американских СМИ весной этого года после принятия в России закона о некоммерческих организациях (НКО).

Критика была вызвана ошибочным толкованием намерений Путина. На Западе возникло впечатление, будто НКО раздражают российского президента и он хотел бы заткнуть им рот. Шувалов назвал эти рассуждения «полной глупостью». Общая линия Кремля состоит в том, что НКО полезны для становления демократии в России и должны развиваться. Против чего действительно возражает Путин, так это против использования НКО иностранными государствами для финансирования выгодных им политических сил в ходе избирательных кампаний. Что и было наглядно продемонстрировано, например, в Грузии и Украине.

Закон об НКО — вовсе не догма. Путин обязал Министерство юстиции проследить, чтобы закон ни в коем случае не привел к сворачиванию деятельности этих организаций в России. Общественная палата, этот новый влиятельный национальный орган, состоящий по большей части из представителей тех же НКО, скоро предъявит доклад по итогам мониторинга применения закона. Если возникнут какие-либо сомнения, работа властных органов будет скорректирована. Или закон будет изменен, как утверждает Шувалов.

Эта история — частный пример того, как предвзятые оценки действий российских властей детонируют накануне каких-то международных событий лавину критики в американских СМИ, а порой и на уровне высказываний официальных лиц. Однако даже самые высокие персоны, когда они находятся в своем кругу за закрытыми дверями, резко отклоняются от наезженной критической колеи в отношении России. Шувалов процитировал любопытное высказывание, сделанное на прошлогоднем саммите «восьмерки» одним из лидеров, которого он не называет: «Не все из вас поддерживают то, что делает Владимир (Путин), и некоторые ссылаются на какие-то стандарты демократии. Но он абсолютно правильно все делает в России, он ведет страну к реальной демократии».

Интервью ближайшего помощника российского президента было явно приурочено не только к встрече «восьмерки», но и к открывавшемуся 25 мая саммиту Россия — ЕС. В нем обращает на себя внимание дух уверенности. Шувалов, несомненно, дублирует настроения шефа. Путин действует сегодня с явным пониманием возрастающей международной роли страны. Он не шутит, когда говорит, что не станет жертвовать национальными интересами России в любых ситуациях — будь то вступление в ВТО или ратификация Договора к Энергетической хартии.

На саммите Россия — ЕС европейским партнерам снова предстояло услышать от Москвы, что российский газ должен продаваться на внешних рынках через единый экспортный канал. Брюссель это пока не устраивает: там говорят, что Европа не может зависеть от единого источника нефти и газа, поскольку это небезопасно. Сегодняшнее энергетическое кредо ЕС: «Нам нужна надежность, а следовательно, диверсификация поставок».

Даже оставляя в стороне то важнейшее обстоятельство, что за минувшие десятилетия Россия ни разу не дала повода усомниться в своей добросовестности как поставщика, Москва вправе ответить: «А нам, экспортерам огромных объемов энергетического сырья, необходимы надежность и постоянство спроса. Отсутствие этих условий неизбежно толкает нас к диверсификации рынков сбыта».

Это, конечно, не значит, что поток российских углеводородов можно перебросить из европейской трубы в китайскую трубу, которой к тому же пока не существует. Но Евросоюз должен понять опасения России: она не хочет остаться у разбитого корыта, если ей вдруг скажут из Брюсселя: «Спасибо, больше в вашем товаре не нуждаемся, вы можете идти на все четыре стороны».

Иначе говоря, нужно перестать толковать энергетическую безопасность односторонне — только для потребителя. В той же степени она нужна и производителю. Одним из важнейших средств обеспечения такой двусторонней безопасности мог бы стать обмен энергетическими активами между Европой и Россией. Москва не скрывает своей заинтересованности в таком методе интеграции в глобальную энергосистему. Как поясняет Игорь Шувалов, обмен энергетическими активами помог бы России «конвертировать свою экономику в экономику, основанную на знаниях, а не только на нефти и газе».

Однако и здесь Брюссель склонен видеть трассу с односторонним движением. «Бритиш Петролеум» может купить активы в России — это хорошо, это инвестиции. Но «Газпром», когда он пытается получить доступ к приватизации Gaz de France или прицениться к британской компании Centrica, каждый раз бьют по рукам. Это, видите ли, плохо, это не инвестиции, а русская агрессивная экспансия.

Успех саммита G8 — как и будущее отношений Москвы с Вашингтоном и Брюсселем — в решающей степени зависит от того, сумеют ли лидеры договориться, не станут ли мешать такому взаимному экономическому проникновению. Владимир Путин, судя по словам его ближайшего помощника, и тут ощущает уверенность: сумеют.

Допустимо, что такой решительный настрой российского лидера не вызовет восторга у кого-нибудь из участников саммита в Санкт-Петербурге. Шувалов предусмотрел и такую возможность: «Я говорю нашим западным коллегам: у нас есть президент Путин и его последователи. Альтернатива — левые. Вы хотите таких партнеров?»


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com