погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"Молодежь Эстонии" | 29.05.06 | Обратно

Испытание на здравомыслие

Йосеф КАЦ

Вопреки опасениям драки в центре Таллинна 27 мая не случилось. Вместо столкновения произошел своеобразный диалог экстремизма со здравым смыслом.

«Да что же вы делаете?! — едва ли не налегая на стоящих в оцеплении полицейских грудью, выкрикивал доморощенный национал-патриот с выбритым затылком. — Как вы можете не пускать нас к Бронзовому солдату! Ведь тогда они будут считать, что победили!». «Ну, и вы считайте, что победили», — пытался успокоить разгоряченного «борца с ненавистным прошлым» пожилой человек в форме. Однако его попытки были тщетными: «Да как же мы вот так просто будем считать, — возмущался рвущийся в бой юнец с трехцветным флажком. — Нам же никто не поверит!»

Две стороны медали


Утихомирить или хотя бы успокоить бушующих под сине-черно-белыми флагами скинхедов, за исключением полиции, не отважился никто. 2 х фото Леонида СМУЛЬСКОГО
Идеализировать любую из сторон конфликта — дело неблагодарное: раз уж стороны эти смогли дойти до открытого противостояния, значит, обе они в своих суждениях, мыслях, поступках допускали ошибки. Говорить о победе в конфликте — дело неблагодарное вдвойне: конфликт требует не победы, а разрешения. Требует консенсуса, различные аспекты которого удовлетворяли бы все вовлеченные в конфликтную ситуацию стороны. Но поиск должен вестись не на языке злобы и ненависти: тот, кто прибегает к ним, заранее обрекает себя на провал.

В том, что бритоголовые откликнутся на призыв их единомышленника Карла Ребане устроить пикник на братской могиле победителей германского нацизма, наплевав на любые запреты и министерские предписания, сомнений не было. Как не было сомнения и в том, как будут они себя вести, под какими лозунгами выступать и какие песни распевать. А вот что противопоставят в этой непростой ситуации защитники Бронзового солдата, можно было только догадываться. Ведь понятно, что сторона эта не однородна и мотивация прихода в субботу к опальному памятнику у многих могла оказаться разная, не исключая и самую крайнюю.

Безгрешных, как известно, не бывает: в массе тех, кто пришел 27 мая на Тынисмяги, попадались разные люди. Мелькнула парочка молодых чернорубашечников, так пугающе похожих на тех, кто изгалялся над Бронзовым солдатом неделей раньше, — с той лишь разницей, что вместо трехцветной нашивки с надписью Estland рукава их украшала эмблема некой «Черной сотни». То и дело выскакивал на проезжую часть, словно проверяя нервы полицейских на крепость, мужичонка откровенно бомжового вида с выхваченным у кого-то букетиком красных гвоздик. Кому-то не терпелось «отомстить врагу его же оружием» и поднять над головами возлагающих к Часам Свободы цветы российский бело-сине-красный триколор…

Возможность трактовки

Усмирять юного поклонника российской символики выпало людям, вызвавшимся добровольно охранять памятник солдату с повязками «ночного дозора». А проводить с ним разъяснительную беседу — к удивлению «патриота» — российскому гражданину и общественному деятелю Владимиру Лебедеву, которого можно было видеть на всех мероприятиях начиная с 9 мая. Ему удалось обуздать эмоции молодого и преисполненного обострившегося национального самосознания человека.

Утихомирить или хотя бы успокоить бушующих под сине-черно-белыми флагами скинхедов, за исключением полиции, не отважился никто. Выведший их в центр столицы такой же бритоголовый вождь Ребане смог, подавив эмоции и смотря в объектив камеры государственного телеканала, даже продемонстрировать готовность встретиться со своими оппонентами с глазу на глаз, дабы обсудить ситуацию в спокойной обстановке. Но каких-нибудь четверть часа назад, работая не на публику, а на своих соратников, сам во всю глотку орал популярное в их среде словечко tibla: кстати, относительно своих оппонентов национал-озабоченные молодчики использовали исключительно его — даже общаясь с полицией…

Их можно называть «молодежью с национальными флагами», как делают это мои коллеги из эстонских СМИ. Можно именовать их «хорошими мальчиками», как умильно произносят две-три благообразные старушки, неизменно сопровождающие любые манифестации, направленные против Бронзового солдата. Можно просто проходить мимо них, втянув голову в плечи и опустив взгляд к тротуару, как делали это в субботний полдень немногочисленные прохожие, безразличные к войне с памятниками прошлого. А можно и задаться «наивным» вопросом — неужели это и есть те самые «многочисленные эстонцы», которых, согласно мнению премьер-министра нашей страны, возмущает существование на Тынисмяги памятника павшим во Второй мировой войне?

Право и обязанность

В любом конфликте есть лица, заинтересованные в его продолжении или же стремящиеся извлечь из конфликтной ситуации максимальную выгоду. Гадать, кому через пятнадцать лет после восстановления независимости потребовалось разыгрывать националистическую карту, сложно. Но еще сложнее ответить на вопрос — кому и зачем потребовалось дискредитировать саму Эстонию и само понятие эстонского патриотизма?

Потому что иначе, как позором, назвать повторяющиеся на протяжении последнего месяца националистические выходки попросту невозможно. Что это за «патриоты», которые готовы трусливо прикрыть провокационный пикник на могиле национальным флагом? Что это за патриоты, которые не знают историю собственной страны и на резонный вопрос о том, как же быть со сражавшимися в рядах Красной армии соотечественниками, начинают возбужденно пересказывать геббельсовские страшилки о якобы поголовном изнасиловании, дополняя их совсем уж нелепыми баснями про сопровождающие части «оккупантской Красной армии» гаремы из пленных жительниц Эстонии? Что это, спрашивается, за патриоты, которые не в силах выучить даже гимн своей собственной страны, а другие патриотические песни исполняющие только в том случае, если их «вождь» будет тыкать пальцем в солдатский песенник?

Здравомыслящему человеку ясно — к Эстонии, эстонской истории и культуре эти бритоголовые экстремисты имеют исключительно косвенное отношение, являясь не «солью земли», а ее отбросами. Как являются отбросами любой страны и народа их «родные» национал-радикалы и скинхеды. Разгуливать по улицам столицы, выкрикивать разжигающие национальную вражду лозунги «имеют право» в демократическом обществе, к сожалению, наверное, и они. Но нельзя забывать и еще об одном праве. Право остановить их позорные шествия, сходки и «пикники» есть не только у полиции. Оно есть у всех нас — и в первую очередь у людей, чью национальность позорят бритоголовые «патриоты»: не только право, но и обязанность.

Сломать барьер

Увы, грань, разделяющая эмоции и здравый смысл, злобу и сдержанность, историческую память и откровенный реваншизм, прошла в минувшую субботу не только по линии полицейского оцепления. Эта граница, к великому сожалению, прошла и по национальному признаку. И хотя не самые благородные чувства могли, вероятно, укрываться и в душах части тех, кто встал на защиту Бронзового солдата, у них и их лидеров хватило такта, ума, сдержанности не демонстрировать их в открытую. А значит, и шансов убедить себя в собственной победе было у них больше, чем у выплевывавшей националистические лозунги горстки озлобленных «скинов».

Меньше всего хочется, чтобы произошедшее в центре Таллинна было истолковано как пугавший одних на протяжении всех полутора последних десятилетий и ожидаемый другими долгожданный «русский бунт», как противостояние между русскими или эстонцами. Возможно, противостояние это и существует. Но 27 мая я увидел не эстонцев, а около полусотни накачанных пивом и злобой скинхедов, не скрывающих при том своих националистических убеждений и демонстрирующих неприятие всего и вся — «чужаков», правоохранительных органов, европейской демократии.

Не знаю, где была в тот день другая Эстония. Не «вторая» — а первая, настоящая. Разъехалась по хуторам и дачам, наслаждаясь погожим выходным, или умышленно дистанцировалась от ведущихся вокруг Бронзового солдата дискуссий? Но мне хочется верить, что она существует. И в случае необходимости русские и эстонцы, позабыв о национальных и языковых барьерах, встанут в единую колонну. В колонну протестующих против потакания низменным националистическим чувствам. Против ревизии результатов Второй мировой войны. Против горстки, уж извините, национал-идиотов, позорящих не только себя, но и страну, в которой они живут, и ее национальные символы.


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com