погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"МЭ" Суббота" | 04.11.06 | Обратно

Непокоренная легенда

Любовь СЕМЕНОВА


Остров Осмуссаар. Входит в состав волости Ноароотси. Площадь 4,69 кв.км, длина 4,6 км, ширина 1,3 км. Протяженность береговой линии 14 километров. Первое упоминание острова Осмуссаар (в то время он назывался Готенсхольм) встречается в летописях 1250 года. До 1940 года на острове располагалась шведская деревня, состоявшая из семи хуторов. Сейчас он заселен одной семьей. В 1996 году на острове был образован Осмуссаареский ландшафтный заповедник. Сегодня остров свободен для посещения туристов.

На этот крошечный остров в устье Финского залива, всего в восьми милях от северо-западного побережья Эстонии, мы собирались на удивление долго. Словно какая-то неведомая сила удерживала нас в Таллинне в течение нескольких недель, активно создавая то одно препятствие, вынуждающее отложить поездку, то другое. Как будто сама природа была против этой нашей поездки на Осмуссаар - один из островов Моонзундского архипелага, во времена Второй мировой войны ставший легендой Балтики...

Природа противно вредничала и в тот день, когда, казалось бы, все наконец удачно сошлось и можно было ехать. Не найдя ничего более оригинального, она подсунула нам нудный дождь, зарядивший еще накануне и совсем не собиравшийся отступать утром намеченного дня. Было холодно, неуютно и мерзко. Однако хорошей погоды мы могли ждать долго, поэтому откладывать поездку в преддверии зимы еще на неопределенное время мы не стали.

Мы - это члены военно-исторического клуба Front Line Валерий Бартенев, Андрей Лазурин, Иван Васильев и я, давно мечтавшая увидеть остров-легенду. Целью нашей поездки на Осмуссаар было посетить братскую могилу, ставшую последним приютом для 15 советских солдат, погибших при обороне легендарного острова в 1941 году, и, если понадобится, привести ее в порядок.


Неприступный остров


Спите спокойно, мужики... 4 х фото автора

Нам определенно не везло в этой поездке с самого начала. В порту Дирхами, откуда нашей компании предстояло переправиться на Осмуссаар, нам, обдуваемым хоть и не сильным, но, по нашей эстонской традиции, пронизывающим до костей ветром, довольно долго пришлось проторчать под противно моросящим дождиком в ожидании катера, единственного об эту пору плавсредства с красивым названием «Арабелла», которым мы могли туда добраться. Хозяина «Арабеллы» пришлось долго уговаривать вывести свой «корабль» на морские просторы, а он изо всех сил сопротивлялся, видимо, не желая «куда-то там» ехать в такую погоду.

Но если б русские так просто отступали на полпути к цели! Мы тоже решили стоять «насмерть» и добиться-таки быть доставленными на остров, тем более, что другой, так сказать, «сухой» дороги, по которой мы смогли бы добраться на остров на своем джипе, все равно нет.

Забегая вперед, замечу, что уже на Осмуссааре я совершенно явственно поняла: природа, словно нарочно выстраивая перед нами всевозможные препоны, по всей видимости, старалась таким образом заставить нас как можно глубже и полнее прочувствовать обстановку, сложившуюся в этих краях ровно 65 лет назад.


Могила героев-осмуссаарцев. Точно известно, что матросы Дживаго и Несмеянов погибли при обстреле в ходе операции по подрыву трех шхун и берегового узла связи у мыса Пыысаспеа. Матрос Сивожелезов был смертельно ранен вражескими пулеметчиками, когда после гибели командира, у которого остался сигнальный пистолет, он двумя бескозырками передавал сигналы кораблю «Волна», направляя его огонь на место дислокации фашистов. Мало кто знал его по имени. Матрос Виктор Бодров погиб от прямого попадания снаряда при попытке ликвидировать взрыв загоревшегося боезапаса.

Наверное, вот такой же тяжелой и промозглой была осень 41-го, золотыми буквами вписанная в боевую летопись дважды Краснознаменного Балтийского флота (КБФ). Именно в эти дни в самом начале Великой Отечественной войны маленькому гарнизону Осмуссаара вместе с героическими защитниками военно-морской базы на полуострове Ханко и кораблями КБФ пришлось почти полгода вести ожесточенный неравный бой с гитлеровскими морскими десантами, в глубоком тылу противника прикрывая вход в Финский залив на подступах к Ленинграду.

А в 2006-м мы проявили почти такое же упорство, как те, кто осенью 41-го героически отбивал натиск немецких морских десантов как раз в этих исторических местах. И, конечно же, наша компания не могла не привлечь внимания немногочисленных местных жителей.

«Вы из России приехали?» - поинтересовался мужчина средних лет, выяснив, куда мы направляемся. Почему он решил, что мы из России? Наверное, в такую пору жители Эстонии на Осмуссааре не частые гости, а может быть, камуфляжные костюмы мужчин навеяли ему некие ассоциации. Или наша необъяснимая упертость послужила причиной такого вывода?

И вправду, ну какой идиот будет несколько часов ждать у моря погоды, чтобы всего пару-тройку часов до рано наступающей осенью темноты провести на этом забытом Богом крошечном, размером менее пяти квадратных километров, островке с военным прошлым, неясным настоящим и еще более неопределенным будущим?


Остров военной славы


К нашему удовольствию, и могила, где похоронены 15 защитников легендарного острова, и памятник оказались в полном порядке.

Как бы ни относились мы сейчас к истории Второй мировой войны, как бы ни пытались трактовать те или иные события, есть факты, оспаривать которые глупо. Если отбросить политику, искажающую самую суть событий тех лет, то одним из таких фактов-событий является историческая правда о героических защитниках островов Моонзундского архипелага во второй половине 1941 года, почти в самом начале Великой Отечественной войны.


«Еще в начале 1940 года по договору между советским правительством и правительством буржуазной Эстонии остров Осмуссаар был передан Советскому Союзу для строительства здесь мощных артиллерийских батарей. Для защиты входа в Финский залив намечалось создать батареи также на полуострове Ханко и острове Хийумаа...

...Эти батареи являлись важнейшим звеном в системе укреплений, прикрывавших далекие подступы к Ленинграду...

...Летом 1940 года первый отряд строителей прибыл на остров. Вслед за ними начали прибывать и боевые расчеты будущих батарей. Все они хорошо понимали свою задачу: как можно быстрее и в глубокой тайне вырубить в известняке и песчанике котлованы, забетонировать этажи подземелья для будущих орудийных систем, смонтировать самую мощную в те времена дальнобойную береговую артиллерию... Сборку артиллерийских систем вели около 60 ленинградских мастеров-монтажников под руководством опытного инженера П.П.Белозерова.

К началу Великой Отечественной войны батареи не были еще готовы...» Из книги мемуаров ветерана береговой обороны советского Военно-Морского Флота генерал-лейтенанта Сергея Ивановича Кабанова «На дальних подступах».


Если верить свидетельствам очевидцев, то осенью 41-го боевой коллектив гарнизона Осмуссаар состоял не только из балтийских моряков, но и из тех ленинградских рабочих, которые по окончании строительства береговых батарей не успели эвакуироваться с острова с началом Великой Отечественной войны и были вынуждены остаться на нем, чтобы из обычных инженеров и слесарей-монтажников превратиться в героических защитников Осмуссаара.

Им предстояло держать оборону острова в течение долгих 164 дней.


Здравствуй, история!

«...Германский Генштаб в начале войны не придавал серьезного значения Осмуссаару, в августе на остров было сброшено всего лишь несколько авиабомб, и только после овладения всем побережьем материка противник сделал (предпринял) первую попытку высадить десант на остров.

Рано утром 6 сентября 1941 года десантные баржи немцев отчалили от пристани Шпитален (Дирхами) и взяли курс на остров. Их остановил огонь батареи 130-мм орудий. Противник потерял пять больших десантных катеров и несколько сот солдат.

...Германское командование решило предоставить остров самому себе и ждать того момента, когда русские, измученные голодом, вынуждены будут сдаться. Фактически этого момента не наступило...

4 ноября 1941 года на остров пришла шлюпка с парламентерами. В качестве парламентеров гитлеровцы послали трех краснофлотцев, захваченных в плен на острове Хийумаа. Гарнизону предлагалось сдаться, в противном случае их сотрут с лица земли вместе с островом. В знак согласия через 24 часа на крыше колокольни церкви необходимо было поднять белый флаг.

Защитники Осмуссаара отвергли ультиматум. Утром 5 ноября на самом высоком дереве, рядом с колокольней, был поднят огромный красный флаг...

...Когда немцы в бинокли увидели красный флаг, они начали артобстрел острова. Жестокий штурм продолжался несколько дней. В день артиллерия противника выпускала по острову до 1500 снарядов. 14 ноября немцы снова предприняли попытку десанта. Осмуссаар ответил точными ударами всех островных орудий, всего, что могло и должно было стрелять. Десант противника был отражен». Из книги Юрия Мелконова «Батареи Моонзунда».


Осенью 1941-го Осмуссаар в глубоком тылу врага (Таллинн был оставлен советскими войсками 28 августа) встречал оглушительно-жарким артиллерийским огнем каждого «чужого», стремящегося добраться до этого кусочка суши в Балтийском море, намертво перекрывшего германским морским десантам подступы к Ленинграду.

Осенью 2006-го Осмуссаар встретил нас почти полным отсутствием признаков жизни: ни тебе птиц, ни собак, ни даже самого замызганного представителя вездесущего и выживающего, казалось бы, в любых условиях кошачьего племени. Вокруг ни души, пустынно, пасмурно и мрачно: лишь кусты можжевельника, невысокий лиственный лес да густая трава, вперемешку с галькой вдоль и поперек покрывающая остров.

Однако следы тех, 65-летней давности, событий встречаются здесь на каждом шагу: в виде теперь уже заросших травой бесчисленных воронок от взрывов снарядов, россыпей ржавых консервных банок из-под солдатской тушенки, разрушенных блиндажей и укрытий с торчащей из земли проржавевшей арматурой. На острове имеется множество наземных и подземных фортификационных сооружений, причем некоторые до сих пор производят самое серьезное впечатление своей технической оснащенностью.

Мы обнаружили на Осмуссааре даже печку-буржуйку и еще нечто ржавое, напоминающее то ли радио, то ли некое переговорное устройство.

История словно оживала с каждым шагом и каждой минутой нашего пребывания на Осмуссааре.


Последний рубеж

«В начале октября я послал командующему флотом телеграмму с оценкой обстановки в районе Ханко и устье Финского залива. Я вновь докладывал, что противник в нашем районе ослабил свои силы и перешел к обороне, перебросив часть войск с фронта Ханко на восточный фронт...

...18 октября мы вторично сократили нормы пайков. Бойцу выдавали на день: хлеба 750 граммов, мяса 23 грамма, сахара 60 граммов. При такой норме запасов хватит до 1 апреля 1942 года. А дальше? Думали, что подвезут.

Мы не знали, да, как это ни дико, совсем не знали, что Ленинград настолько блокирован, не знали, что там уже начался голод. Враги по радио и в листовках твердили об окружении Ленинграда. Но мы им не верили. И не только сами не верили, мы убеждали защитников Ханко, Осмуссаара и Хийумаа, что все это - брехня, просто нас хотят запугать, сломить. Конечно, враг нас запугивал.

Стали еще жестче экономить боезапас. Буквально одним выстрелом отвечали на сотню-две выстрелов противника...

...В начале октября я получил разрешение Военного совета КБФ составить план эвакуации защитников Хийумаа. Слишком слабы были их силы, чтобы рассчитывать на успех обороны. Я предварительно сообщил в Кронштадт свои соображения: с Хийумаа надо снимать людей катерами и перебрасывать на Осмуссаар на втором этапе - с Осмуссаара на Ханко». Из книги мемуаров ветерана береговой обороны советского Военно-Морского Флота генерал-лейтенанта Сергея Ивановича Кабанова «На дальних подступах».

Защитники острова так и не были сломлены. Они держались до декабря 1941 года, после чего гарнизон был эвакуирован, орудия взорваны, а башни и командный пункт затоплены. Непокоренный гарнизон Осмуссаара оставил остров только по приказу Верховного Главнокомандующего.

Как сказано в исторических документах, в связи с трудностями обороны в зимних условиях по решению Военного совета Балтийского флота и по указанию командования Ленинградского фронта 27 октября 1941 года была начата эвакуация этих гарнизонов в Кронштадт и Ленинград. Эвакуация закончилась 3 декабря 1941 года. Таким образом, полуостров Ханко и остров Осмуссаар были оставлены советскими воинами через пять с половиной месяцев после начала войны.


«19 ноября 1941 года Совинформбюро в своих сводках сообщало о гарнизоне острова Осмуссаар на Балтике, отразившем все попытки десанта и потопившем десантные корабли противника. Можно представить значение таких сообщений для людей в воюющей стране, когда враг стоял у стен Москвы и Ленинграда. Подвиг гарнизона Осмуссаара давал людям надежду на победу, и в этом его непреходящее значение в Великой Отечественной войне». Из книги Юрия Мелконова «Батареи Моонзунда».


К сожалению, современные эстонские историки пытаются принизить значение тех событий и представить героическую защиту Осмуссаара как всего лишь легенду, а сам остров не имевшим никакой ценности для гитлеровских войск. Более того, даже о солдатах, похороненных на острове, кощунственно говорят, что они вовсе не были героями, что их расстреляли свои же просто потому, что те «не поместились на кораблях во время эвакуации с острова».

Но пусть Бог судит таких трактовщиков истории.


Вечная память героям

К нашему удовольствию, и могила, где похоронены 15 защитников легендарного острова, и памятник, и даже две 45-мм корабельные пушки, установленные на мемориале, оказались в полном порядке. Наверное, вандалам, в последнее время без устали атакующим памятники советским воинам, сюда, на Осмуссаар, добраться все-таки чуточку сложнее, чем в другие места Эстонии.

Нам осталось лишь покосить траву, почистить дорожку, положить цветы и зажечь свечу у памятника. Да еще по русской традиции вылить на могилу кружку спирта, те самые «фронтовые 100 граммов», которые некогда в тяжелейших условиях охраняли психику солдат, защищавших Родину.

«Спите спокойно, мужики», - мужчины из 2006-го склонили головы перед мужчинами из 1941-го...

«Недавно я получил письмо от участника обороны Осмуссаара, бывшего начальника штаба дивизиона капитана Кудрявцева, ныне генерал-лейтенанта в отставке. Он писал: «Я горжусь тем, что был в числе осмуссаарцев. Я преклоняюсь перед погибшими и оставшимися в живых защитниками Осмуссаара, которые не дрогнули в тяжелое время и грудью защитили остров. Я ставлю их на одном пьедестале с героическими ханковцами. Из островов Эстонии непокоренным остался только один - это наш Осмуссаар, и заслуга в этом его героического гарнизона». Из книги воспоминаний участника героической обороны острова в 1941 году Федора Митрофанова «Флаг над Осмуссаром».


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com