погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"МЭ" Суббота" | 25.11.06 | Обратно

Кукольное царство вопросительных интонаций

Елена СКУЛЬСКАЯ


Мост Тауэр.

В Лондонском музее Виктории и Альберта среди прочих шедевров изобразительного искусства выставлен большой, разве что не в натуральную величину, фарфоровый теленок, созданный неизвестным мастером. Теленок сидит, томно обхватив худенькими ножками ствол дерева, будто взбираясь по нему. Голова теленка раскрыта наподобие шкатулки, в шкатулке же хранится некая масса сероватого цвета в неровных фарфоровых буграх.

Этот анатомический этюд, эта прозекторская эстетизация вскрытия побуждает прочесть табличку, которая гласит: «…Долгое время ученые полагали, что в голове теленка находится мозг, однако дальнейшие исследования позволили опровергнуть это положение, теперь искусствоведы склоняются к тому, что это не мозг, но некая опухоль. Однако, несомненно, возможны и другие мнения…»

И вот так везде - все, что можно сопроводить вопросительной интонацией, продемонстрировав готовность выслушать противоположное мнение, в Лондоне приветствуется и пропагандируется.


Знаменитый лондонский автобус.

Даже в Тауэре, где «Кровавая башня» свидетельствует о мрачном размахе давних злодеяний, стоит вполне современный автомат, с помощью которого можно проголосовать: считаете ли вы, что приписываемые Ричарду Третьему преступления были действительно совершены им, или можете назвать других виновных (список прилагается). Я решила поддержать традиционную версию о преступности монарха и оказалась в большинстве - почти никто не решается спорить с Шекспиром, как у нас мало кому придет в голову в голову оспаривать виновность Годунова в убиении царевича Димитрия. Однако и здесь вопросительная интонация создает ощущение свободы мысли и раскрепощенности сознания.

Выбор есть всегда и у всех. И у знаменитых воронов, охраняющих Тауэр. Каждый из семи живет в собственном домике, напоминающем будку среднелюбимой собаки, и волен выходить или отсиживаться в помещении, фотографироваться или избегать общения. На самом деле, вороны получают отдельное удовольствие, снимаясь в профиль и анфас, загадочные и строгие, как чернокнижники, вглядывающиеся в ваше будущее, но хранящие его от вас в тайне.


Мост Миллениум.

В Англии свято чтят и хранят традиции - красные телефонные будки, красные двухэтажные автобусы, полицейские в черных касках с посеребренными кокардами… Все это продается в миниатюре, в виде игрушек и сувениров. И все святыни, все традиционные ценности представлены в кукольном варианте: самые знаменитые изречения из Шекспира про быть или не быть и о том, что мир театр, а люди в нем - сами знаете кто, исполнены на нашлепках с магнитами для холодильника прямо в музее «Глобуса» можно купить кухонное полотенце с изображением классика. В любой картинной галерее, в любом музее - от Британского до Королевской галереи - можно купить чайную кружку с крышкой: на ней будет портрет здравствующей королевы Елизаветы или Елизаветы Английской, казнившей Марию Стюарт, или Генриха Восьмого - самых прославленных монархов снимая крышку с чашки, вы одновременно снимаете скальп с монарха - со съехавшей крышей он выглядит довольно забавно. Менее кровожадно, но и не без жутковатого намека, смотрятся наборы шоколадок: «Генрих Восьмой и его жены».

А в Букингемском дворце продается точная копия короны коронами в виде елочных игрушек украшена елка, уже поставленная в преддверии Рождества.

Презрение к рамкам и нормам высказывается в лицо погоде: в десять градусов тепла многие девушки продолжают носить босоножки и резиновые пляжные шлепанцы и только в сочетании с шортами и майкой могут надеть сапоги с мехом, мужчины достойно мерзнут и мокнут в пиджаках, редко пользуясь зонтами.

Бомжи в подземных переходах резервируют места с помощью картонных ящиков из-под вина - аккуратно разобранных и превращенных в подстилку. Если хозяина долго нет, то кто-то из новоприбывших может попытаться занять его место, но не иначе как спросив у соседа:

- Простите, сэр, здесь свободно?

Доброжелательность англичан и желание видеть в человеке только хорошее постоянно преследуют вас на улицах города. Со мной, например, один раз перешли на французский, полагая, что мой чудовищный английский объясняется известным французским языковым патриотизмом, переходящим в шовинизм, к которому мой собеседник готов был отнестись с пониманием…


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com