погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"Молодежь Эстонии" | 02.10.06 | Обратно

Полеты на месте

Йосеф КАЦ


Фото Эдуарда ТЕЭ

Они всегда говорят о себе «мы летаем» и никогда «запускаем» или «демонстрируем». Достаточно увидеть летящую в небе модель, последить за стоящим на земле «пилотом», а после приземления — поговорить, чтобы понять: они не грешат против истины. Это действительно полет — что с того, что «авиатор» при нем не отрывается от поверхности.

Минуя озеро Харку, Палдиское шоссе берет вверх. Пригорок, перелесок, речушка под мостом, поворот направо сразу за автобусной остановкой «Хюйру», чередующиеся с рощами поля — пейзаж для северной Эстонии самый заурядный. Стоит поднять глаза и напрячь зрение, чтобы разглядеть движущуюся по небосклону точку. Вглядеться — и понять: точка эта рукотворная. Двигаться ее заставляет двигатель внутреннего сгорания размером с кулак и пульт управления, который держит в руках не различимый издалека человек.

Без границ

«Авиамодели над Хюйру — дело привычное и давнее, — рассказывает представившийся Максом мужчина. — Окрестные жители рассказывают, что моделисты собираются здесь чуть ли не с шестидесятых годов. Соседнее поле мы между собой прозвали «золотым» — в том смысле, если посчитать стоимость всех моделей, которые побились там за последние сорок лет. Теперь вот решили осваивать новую площадку, по соседству со знакомой, — думаем, как ее назвать. Аэродромом «Хюйру-2», может?»

Аналогия с названием знаменитого в недавнем прошлом международного аэропорта «Шереметьево-2» приобретает в этом таллиннском пригороде особый подтекст. Компания, увлекающаяся радиоуправляемыми авиамоделями, подобралась интернациональная: проблемы эстонско-русской, равно как и русско-эстонской интеграции реализованы здесь в полной мере. «Даже как-то и не замечаем, кто есть кто, — поясняет возящийся с подготавливаемой к полету моделью Марко. — Видишь, и говорим между собой когда по-эстонски, когда и по-русски».

Небо, оно открыто для всех: даже если самолет на порядок меньше настоящего. «Суди сам, — продолжает Макс. — Прототип моей модели — работа российского авиаконструкторского бюро «Сухой». Сама модель изготовлена американцами. Доставка — через немецкую фирму. Ну, а летаем, как понимаешь, над Эстонией».

Стоит свеч

Нынешним моделистам просто: к их услугам десятки информационных сайтов и фирм, изготавливающих как готовые модели, так и отдельные детали. Лет десять назад рассчитывать приходилось, в основном, на себя. Да и в наши дни над Хюйру можно встретить самодельные модели — рассчитанные и собранные местными умельцами от начала и до конца.

«От опыта, конечно, зависит многое, — признается Макс. — Я, например, увлекался авиамоделизмом еще в детстве. Потом как-то забросил, а лет восемь назад увидел свободно парящую модель — и понял, что «зацепило». «Примерно та же история, — вторит ему Марко. — Только началось на два года позже — в 2000-м. Причем прежде, чем купить самолет, обзавелся пультом управления. Я тогда студентом был, денег много не водилось, а пульт — он в два раза дешевле самой модели стоил. Приятели, конечно, посмеивались, но через полгода и на самолет скопил».

Авиамодели с радиоуправлением — развлечение действительно не из дешевых: самый простой аппарат можно приобрести за три-четыре тысячи крон. «Для начинающих дороже, пожалуй, и не надо, — считает Макс. — Это ведь как с автомобилем: спешить за «крутизной» поначалу не стоит. А лучше всего сначала поучиться на тренажере — приобрести его тоже будет стоить около двух тысяч крон, — но зато потом, когда движения отработаются до автоматизма, можно браться и за самую дорогостоящую «машину».

Душе и людям

«Иммельманы», «бочки», «мертвые петли» – по «радиоприказу» опытного пилота самолет размером с капот легкового автомобиля выполняет все те же фигуры высшего пилотажа, что и его «старшие братья». «Если хочешь посмотреть действительно высокий класс — нужно ехать на общереспубликанские соревнования, — советует Марко. — Этим летом, например, они в Вильянди проводились. Там действительно можно показать и себя, и свою машину».

Его приятель, напротив, чужд стремления к славе. «Мне лично безразличны какие-то показательные вылеты или смотры, — признается Макс. — Я приезжаю сюда после работы. Даже если нет возможности заскочить домой и захватить свою машину, можно просто посмотреть, как летают другие. Кому как, а мне это, честно признаться, просто успокаивает нервы».

«Вон, например, наш «старик», — указывает он рукой на запускающего снабженный крохотным, почти неприметным электромотором планер мужчину. — Он, например, приобрел сначала модель то ли своему сыну, а может, и внуку. Но тот, говорит, остался полностью равнодушным. А мужик «подсел» — приезжает в Хюйру чуть ли не каждый раз. Да, машина у него не самая современная и на соревнованиях с таким планером не блеснуть, но человеку нравится делать это для души — мы совсем не против».

* * *

Лето и осень — поля в Хюйру; зима и весна — затянутая льдом поверхность озера Харку: «летная география» таллиннских авиамоделистов остается неизменной вот уже который год подряд. «Да, есть, наверное, какая-то общеэстонская федерация авиамоделизма, — подумав-переглянувшись, соглашаются Макс и Марко. — Но мы как-то не стремимся обязательно входить в какую-нибудь ассоциацию или создавать свою. Зачем? Всякий желающий может присоединиться к нам, если захочет — придет, увидит в небе самолет и решит попробовать. Главное — захотеть: а взлететь и приземлиться мы поможем».


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com