погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"МЭ" Суббота" | 28.10.06 | Обратно

Эстонский след московского режиссера

Элла АГРАНОВСКАЯ


Марк Розовский. 2 х фото Николая ШАРУБИНА

Сегодня на сцене центра культуры Salme «Театр старого Баскина» играет премьеру спектакля «Крокодильня» в постановке московского режиссера Марка Розовского.

Те, кому посчастливится сегодня вечером попасть на премьеру, получат истинное удовольствие. Как и в «Крокодильне» московского театра «У Никитских ворот», которым руководит Марк Розовский, в таллиннском спектакле звучит замечательная музыка Олега Кострова. Однако от московского этот спектакль отличается не только тем, что поставлен с эстонскими актерами и играется на эстонском языке, и необыкновенно оригинальная сценография воплощена художником из Израиля Александром Лисянским с учетом большой сцены центра культуры Salme. По словам режиссера Марка Розовского, это не копия, это творческое повторение с некоторыми дополнениями, и эти элементы имеют очень существенное значение. «Могу утверждать, что это другое произведение», - говорит постановщик.


Сцена из спектакля «Крокодильня».

Но самое главное - этот музыкальный трагикомический спектакль получился безумно смешным, сатирически острым и очень стильным. И еще приятно, что Министерство культуры Эстонии выделило Эйно Баскину грант на его постановку, тем самым поддержав русскую классику на эстонской сцене.

- Марк Григорьевич, кто решал, что вы будете ставить в Таллинне? Название вы предложили или руководитель театра Эйно Баскин?

- Это все Баскин. Честно говоря, я до сих пор не успел спросить, откуда он узнал о нашем спектакле. Но неожиданно раздался звонок, и в трубке послышалось: «Это Эйно Баскин говорит. Я вас приглашаю в Таллинн».

- Вы были знакомы?

- Я знал, что Эйно Баскин замечательный артист, помнил его по Ленинградскому мюзик-холлу. Но мы не были с ним хорошо знакомы, так, встречались очень давно. В свое время наш театр «У Никитских ворот» приезжал в Таллинн довольно часто, мы здесь несколько раз гастролировали. В Русском театре шла моя пьеса «Концерт Высоцкого в НИИ». И что было для меня самое драгоценное и приятное - выдающийся эстонский театральный режиссер и педагог Калью Комиссаров, оказывается, в свое время поставил мою пьесу «Красный уголок», и вроде бы она с успехом здесь шла. Я даже не знал об этом, только сейчас мне сказали, представляете?

- Словом, у вас есть эстонский след?

- (смеется) Наверное, так можно сказать. Хотя мне лично не приходилось прежде работать с эстонскими актерами, это первый опыт.


Темперамент импульсивный, взрывчатый

- И как вам показалось, эстонские актеры менее темпераментны, чем российские?

- Отнюдь! Собираясь в Таллинн, я вспоминал анекдоты об эстонцах, где они предстают людьми медлительными, которые долго думают, долго принимают решение и вообще живут такой спокойной, размеренной, стабильной, по-прибалтийски добротной жизнью. Оказалось, все эти легенды про медлительность полная чепуха, скажем так, юмор в чистом виде. Актеры, с которыми я работаю, импульсивные, взрывчатые, с колоссальным темпераментом, умеющие работать в бешеных темпоритмах. Они словно играют на сцене в бразильский футбол, открывший в футболе аритмию: сначала медленные затяжные пасы, потом следует взрыв, и не успели ахнуть - уже прорыв и гол. Извините за футбольную ассоциаци быть может, она не совсем уместна, но этим я хочу сказать, что актеры умеют играть смысл - вот это самое драгоценное. Ведь именно смысл ведет к этой аритмии, когда искусственное замедление сменяется динамичной активностью. Это актерская техника, и эстонские актеры большие умельцы по части сочетания школы переживания и школы представления. Они прекрасно умеют чувствовать изнутри и, не кривляясь и не изображая, прекрасно чувствуют форму. Вот это очень важный отличительный момент. С одной стороны, это русская школа, а с другой - западная. И именно этот перекресток сценического существования дает высшее мастерство, потому что на перекрестке жанров сегодня существует настоящее искусство.


Они умеют играть высший жанр - трагикомедию

- А вот интересно, актеры понимают то, что вы им говорите, или приходится показывать?

- Что такое показ? Режиссер не должен показывать, как надо играть. Конечно, он может показать направление. И конечно, я что-то показываю, но не результат, а намек. А дальше начинается творчество актера, который, понимая, что я от него хочу, должен сделать это по-своему. Как говорил Станиславский, актеру ничего нельзя приказать, актера можно только увлечь. Вот наша профессия - это умение создать и атмосферу на репетиции, и вместе с тем, объяснив, что я хочу, найти вместе с актером тот рисунок, который станет уже результативным. Но знаете, я вот наблюдаю, как работают актеры, - это совершенно героический состав исполнителей, совершенно уникальная труппа. «Театр Баскина» ведь не имеет своего стационара, в свое время они практически были выгнаны на улицу (после того, как Эйно Баскин незаслуженно был отлучен от своего детища, «Студии Старого города». - Э.А.), и это очень болезненная история, в которую не буду углубляться. Но будучи человеком студийным и чрезвычайно щепетильным по этой части, думаю, что там была несправедливость и некоторая нечистоплотность.

- Более того, человек, который отнял у Баскина театр, уже за это поплатился.

- Вы знаете, театр - сложное дело. Конечно, бывают взлеты и падения, но закон таков: тот, кто хочет свое счастье построить на несчастье другого, сам становится несчастным. Как говорится, высшая сила в результате покарает грешника. Но это я уже устремился мыслью к Достоевскому. А если вернуться к актерам, то они же каждый день совершают вояж на 100, 170, 250 километров от Таллинна и обратно. Утром они репетируют, а в три часа у них выезд. Вечером играют спектакль в другом городе, ночью возвращаются домой, а утром опять на репетицию. И это продолжается не днями, не неделями, не месяцами - годами! И этот театр, который как бы находится на положении антрепризы, на самом деле имеет очень сбитую, очень мощную труппу, с моей точки зрения, блистательных артистов. И эти артисты создали в театре замечательную атмосферу, здесь нет никаких интриг...

- ???

- По крайней мере, я ничего не заметил. А если не заметил, то - я сам театральный волк - значит, их нет. Любой театр дело не бесконфликтное, и наверняка у кого-то есть свои интересы, и свои неудовольствия, и свои проблемы, это нормально. Но так, чтобы театр трясло от того, что в коллективе возникают какие-то темные страсти, - вот этого здесь начисто нет. Здесь очень хорошая, творческая атмосфера. Ну и есть несколько просто высочайшего класса мастеров, которые могут играть трагикомедию, а это высший жанр. И умеют это делать человечно. Приходится довольно часто видеть спектакли, в которых есть все - форма, красивые костюмы, блестящая сценография, а выходит артист и начинает кривляться, начинает кричать, начинает что-то такое изображать, я называю все это «псевдятина». Это такое псевдосуществование в образе, который на самом деле безобразный. А если образ безОбразный, то он и безобрАзный. Вот здесь этого нет, потому что это актеры очень высокой техники.


Фантазия на тему Достоевского

- Спектакль, премьера которого состоится сегодня, называется «Крокодильня». Понятно, что в основе не только рассказ «Крокодил». Инсценировка, конечно, ваша?

- Это не инсценировка в чистом виде. Это некая фантазия на тему Достоевского. Это как бы вместе с Достоевским, на основе Достоевского. Понимаете, «Крокодил» - это веселый Достоевский, и в этом смысле необычный, неожиданный. Мы привыкли считать Достоевского мрачным, озабоченным мировыми проблемами мыслителем. Все это так, но он был очень живой человек, человек с юмором, и он был очень любвеобильным, непредсказуемым в своей жизни. И в прозе своей он очень разный, и писал иронические произведения, исполненные высокого юмора. Буду счастлив, если зрители все это увидят в нашем спектакле.


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com