погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"МЭ" Суббота" | 02.09.06 | Обратно

Лихула: 65 лет спустя

Любовь СЕМЕНОВА

В августе 41-го этот симпатичный, чистенький эстонский городок еще не прославился на весь мир своим скандальным горе-памятником, установленным в честь легионеров 20-й эстонской дивизии СС. Тогда, в начале самой кровопролитной в истории человечества войны, Лихула был ничем не примечательной маленькой станцией, но именно в этих местах развернулись жесточайшие бои с участием защитников Моонзундского архипелага. И именно сюда, прямо в тыл врага, десантировались части советской армии, направленные с островов Сааремаа и Хийумаа в помощь войскам, оборонявшим Таллинн.

«Август на Сааремаа выдался сухой, но холодный. Поредела листва деревьев, сорванная штормовыми балтийскими ветрами. С каждым днем все неуютней становилось в землянках, куда из новенького казарменного городка перешли части 46-го стрелкового полка.

Однако и эти землянки вскоре пришлось оставить. Бомбовые удары фашистов следовали один за другим.


Цветы от ветерана. Николай Бойко: «Не исключено, что здесь покоится прах и моих дорогих бойцов. Вечная им память».
Однажды командиру полка майору Аркадию Марголину доставили из штаба Береговой обороны пакет. Боевой приказ гласил: отряду в составе усиленного полка с Сааремаа и усиленного батальона с Хийумаа высадиться на материке в районе Виртсу и Хаапсалу и вести наступление вдоль линий железных дорог общим направлением на Таллинн. Это был удар в тыл противнику, штурмующему главную базу флота.

Приказ был получен днем, а уже к вечеру собранный по боевой тревоге полк сосредоточился в лесу. Ждали машин, чтобы ехать на пристань Куйвасту...

...Их удар был внезапным и неудержимым.

По расчетам фашистов, окруженный советский гарнизон сам должен был поднять белый флаг. Сбитые вражеские заслоны... поспешно отходили на север.

Упорные бои завязались в нескольких километрах от станции Лихула у мызы Тууди...


Сейчас в этой старой мызе находится лихулаский музей. В августе 41-го здесь размещался командный пункт 46-го стрелкового полка.

...В журнале боевых действий имеется лаконичная запись, датированная 28 августа 1941 года: «В 6.00 наши части начали боевые действия в районе станции Лихула». К ночи станция была взята...» Из книги Юрия Чернова «Война погасила маяки».


Ровно через 65 лет, 28 августа 2006 года, мы приехали в Лихула с Николаем Савельевичем БОЙКО, одним из немногих живых участников тех исторических событий.


***


Это было удивительное ощущение - находиться рядом с человеком, являющим собой ту часть истории нашей страны, которую сегодня в Эстонии если не замалчивают старательно, то пытаются всячески извратить. А привезли в Лихула бывшего помкомвзвода 46-го стрелкового полка (того самого, героического полка) Николая Бойко члены Таллиннского военно-исторического клуба Front Line, совсем молодые ребята - Андрей Лазурин, Евгений Иванов и школьник Володя Виталь, которым совсем не безразлично, как трактуются в нашей стране общеизвестные исторические факты.


Время над памятью не властно


Порт в Рохукюла. Отсюда немцы в спешном порядке грузились на корабли, убегая от наступавших советских войск. Табличка на памятном камне рассказывала о том, что здесь были расстреляны 800 советских военнопленных, занятых на погрузке. Сейчас от той таблички остались только отверстия в местах, где она крепилась к камню.

В августе 1941 года старшему сержанту Николаю Бойко не было еще и 23-х, сейчас - почти 88 лет, но он прекрасно помнит те события, причем в мельчайших подробностях.

«Наш гарнизон состоял из нескольких воинских частей, - рассказывает Николай Савельевич. - Одной из самых боеспособных была 3-я отдельная особая бригада, командиром которой был полковник Гаврилов. Что характерно - командный состав этой бригады прошел финскую кампанию. А 46-м стрелковым полком, в котором довелось и мне служить, командовал майор Марголин, а ведущее место в нем занимал первый батальон, которым командовал капитан Огородников. Ох, какой это боевой был командир!

Когда немцы отходили к Таллинну, последовало решение командного состава - выдвинуть часть, оказать помощь осаждаемому городу своими силами. Эта участь выпала на долю капитана Огородникова. Планировалось сделать больше, но успели высадить десантом в Виртсу только первый батальон. Первоначально высадка не удалась по какой-то причине. Потом высадились и пошли вперед к Таллинну...»


Наш ветеран. 5 х фото автора

Тогда еще они не знали, что впереди их ждет несчетное количество боев и долгие четыре года самой страшной войны.

Было удивительно слышать, как только что прочитанные мною в книге страницы истории будто оживали здесь, в Лихула. Мы стояли у памятника, установленного во дворе местной церкви. Табличка на нем гласит: «Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей родины. 1941-1945». Какая-то невнятная табличка, потому что непонятно, о каких героях речь. У нас ведь героями теперь считаются вовсе не те, что прежде, воины. Но по словам Андрея Лазурина, раньше здесь была другая табличка и совсем другая надпись, согласно которой памятник этот установлен в честь советских солдат, погибших в боях против немецко-фашистских войск. Поэтому мы и зажгли возле него свечу и положили цветы. Красные гвоздики.

«Добрый день, вы чем тут занимаетесь?» - подошел к нам человек в рабочем комбинезоне. По всей видимости, его позвала бдительная гражданка, внимание которой привлекли наши манипуляции вблизи, судя по всему, не слишком популярного у лихуласких жителей памятника.

«Вот, цветы положили, - показала я ему на памятник. - А это ветеран, он тут воевал в 41-м».

«Я пастор этой церкви», - представился незнакомец в комбинезоне (я почему-то сразу окрестила его пастором Шлагом, ничего другого на ум не пришло) и остался послушать, о чем мы тут ведем беседу.

Николай Савельевич продолжил: «Враг наседал, нам пришлось отходить. Особенно активно действовали минометы и пулеметы. В одной из схваток я получил тяжелое ранение и попал в госпиталь. Наши не выдержали и отошли к Виртсу. Там были жестокие, сильные бои, было много раненых и убитых. И не исключено, что мы сейчас стоим перед прахом и моих дорогих бойцов. Вечная им память».

Пока Николай Савельевич рассказывал, я смотрела на «пастора Шлага», который слушал эти воспоминания с видимым небрежением и даже не пытался этого скрыть, после чего отошел к бдительной гражданке, все это время дежурившей неподалеку, о чем-то с ней пошептался, и они вместе удалились, то и дело оглядываясь на нашу «странную» компанию.

В сорок первом, сорок горестном году...

«Первым опорным пунктом на пути к Таллинну гитлеровцы сделали станцию Лихула, находящуюся в двадцати пяти километрах от Виртсу. Вечером, когда отряд моонзундцев подходил к станции, гитлеровцы встретили его сильным огнем. Командир батальона капитан Огородников хотел было с ходу прорвать оборону противника и ворваться в Лихула. Однако вовремя сдержался: уставшие от дневного перехода десантники вряд ли смогли бы смять  хорошо организованную оборону врага, а если бы и смогли, то слишком большой ценой.

Утром Огородников пытался выбить немцев из совхоза, но противник защищался стойко. Где бы ни появлялись моонзундцы, всюду их встречал перекрестный огонь. Дважды штурмовали они укрепленные позиции врага. Но безуспешно...» Из книги Юрия Виноградова «Хроника расстрелянных островов».


Невероятно, но то же самое, по книге, правда, с еще большими подробностями, рассказывал нам Николай Савельевич Бойко, который вспоминал и свои первые впечатления об Эстонии.

«Наша бригада начала формироваться под Ленинградом, оттуда мы поехали поездом в Эстонию. Как сейчас помню, переезжали границу и с удивлением, с какими-то особыми чувствами смотрели на белые столбы. Это сейчас по-другому, а тогда... По пути была остановка в Нарве. Воду брали из той же колонки, что сейчас там есть, церковь та же самая. Потом мы стояли в Раквере. Я помню, бойцов не пускали, а младший комсостав выходил на остановке. Расспрашивали нас, помню, попал я на одного господина, который разговаривал по-русски. Какие были вопросы? Сколько у вас костюм стоит, сколько у нас костюм стоит. Делали сравнения. Но я хорошо помню, что отношение эстонцев к русским было положительным», - рассказывает Николай Савельевич.

Плохо, что сейчас по-другому, добавляет он. И напоминает, что ведь Берлин впервые бомбили с острова Сааремаа, тогда он назывался Эзель: «Там был аэродром, и наша рота саперного полка тоже подготавливала аэродром этот. Раньше там памятник стоял, вернее, не памятник, а памятный камень с табличкой, мол, отсюда вылетали самолеты бомбить Берлин... Теперь все это уничтожено. Разве это достойно?

Ведь это история. Уничтожив памятник, нельзя уничтожить историю. Выбить из сознания, чтобы и духу не было от воспоминаний, что отсюда Красная армия бомбила Берлин. Просто неуважение к своей истории. Проявление ненависти в первую очередь к истории своей страны».


Историю нельзя переписать

Побывали мы и на кладбище расположенного поблизости от Лихула поселка Тууди, где также установлен монумент погибшим во Второй мировой войне - точно такой же, один к одному, и с точно такой же табличкой, как тот, что установлен во дворе церкви, но на чуть более высоком постаменте. Здесь мы тоже оставили цветы и зажгли свечи.

Видели мы и постамент, на котором в августе 2004 года был сооружен другой монумент - бронзовый барельеф с надписью «Эстонцам, сражавшимся в 1940-1945 гг. против большевизма и за восстановление независимости Эстонии». Тот самый, посвященный легионерам 20-й эстонской дивизии СС (Waffen SS) и изображавший солдата в немецкой форме, с «Железным крестом» и шмайсером в руках. Он находится на том же кладбище, аккурат напротив «советского», а возле него установлен стенд с подробным фоторепортажем, рассказывающим о перипетиях, постигших этот монумент. Напомню, что памятник был установлен в Лихула 20 августа 2004 года по инициативе и на средства эстонских участников Второй мировой войны, воевавших на стороне фашистской Германии, однако под давлением мировой общественности и на фоне разразившегося тогда грандиозного политического скандала правительство премьера Юхана Партса было вынуждено демонтировать монумент 2 сентября того же года.

Эта дата стала началом необъявленной войны памятников, первой жертвой которой пал памятник советским воинам на кладбище в Лихула, на котором вандалы сделали надпись красной краской. Вторым был облит краской памятник солдатам Советской Армии, освобождавшим Эстонию от фашизма, расположенный в Лихула - тот, который мы 28 августа посетили первым. И на котором разглядели накарябанную по побелке свастику.

Со 2 сентября по 29 октября 2004 года в Эстонии были осквернены 19 памятников (памятных знаков, монументов, надгробных плит и мемориальных ансамблей): первыми стали лихулаские монументы, затем та же судьба постигла памятники в Хаапсалу, Раквере, Кехра, Каарма, Сальме (Сааремаа), Пярну, Таллинне, Камбья, Сурью, Валга. В шестнадцати случаях атакам вандалов подверглись памятники советским воинам, погибшим в годы Второй мировой войны на территории Эстонии.


Чтобы помнили...

Члены военно-исторического клуба Front Line встретили Николая Савельевича на Тынисмяги 9 мая, в один из Дней Победы, когда пришли возложить цветы к монументу Воину-освободителю. Познакомились. И с тех пор помогают ветерану, чем могут. В наше время такое редко встретишь.

Как сказал «Молодежке» Андрей Лазурин: «Мы никоим образом не ставим перед собой цель навязать кому-то свои идеи и мысли... Мы просто изучаем историю и стараемся рассказать людям, как и что происходило во время Второй мировой войны именно на территории Эстонии, а делаем мы это для того, чтобы знали, чтобы помнили, чтобы не допустили… Нам очень хочется, чтобы молодые люди, которые придут нам на смену, понимали и знали, что такое на самом деле война. Чтобы они никогда об этом не забывали и рассказывали об этом ужасе уже своим детям. Мы хотим, чтобы люди приложили все свои силы, все свои знания, чтобы ничего подобного никогда не произошло бы в нашем общем доме - в Эстонии, в России, в Европе...».

Справка «МЭ»


65 лет назад советская авиация, базировавшаяся на островах Моондзундского архипелага - Хийумаа и Сааремаа (Эзель), - совершила первый налет на Берлин. Это было ответом на бомбардировки Москвы гитлеровской авиацией 22 июля. 8 августа 1941 года пятнадцать бомбардировщиков ДБ-3 авиаполка под командованием Евгения Преображенского сбросили на Берлин первые бомбы. Затем на столицу Германии было совершено еще девять налетов, пока Эстония не была окончательно занята наступавшими на восток фашистами.

Бомбардировочный удар советских самолетов по Берлину имел тогда большое политическое значение. Ведь именно в это время немцы уже трубили о разгроме советской авиации. Налет на логово врага как ничто другое убедительно доказал обратное.

За август-сентябрь 1941 года экипажи особой оперативной авиагруппы произвели 86 самолето-вылетов. 33 раза самолеты долетели до Берлина, на который было сброшено фугасных и зажигательных бомб общей массой 36 тонн. Для сравнения: авиация Англии за весь 1941 год сбросила 35 бомб в районе Берлина. Из-за воздействия сил и средств ПВО противника, а также из-за катастроф во время взлетов, гибели при вынужденной посадке потери советской стороны составили в общей сложности 17, а по некоторым источникам - 18 самолетов. Погибло восемь полных экипажей.

Почему-то в Эстонии об этом изо всех сил стараются забыть.


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com