погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"МЭ Среда" | 06.09.06 | Обратно

Жизнь, и снова жизнь

Гость «МЭ» – известный в недавнем прошлом полузащитник ФК «Левадия» Максим РЫЧКОВ

Николай ХРУСТАЛЕВ


Будучи капитаном «Левадии», Максим Рычков стал обладателем всех трех призов эстонского футбола, выиграв чемпионат, Кубок и Суперкубок Эстонии. Фото Максима ЧИЧЕРИНА
— Максим, где вам довелось увидеть впервые большой футбол?

— По телевизору, конечно. А вживую в Киеве. Мы туда ездили из Молодечено, где играл в своей первой команде, на матч сборной Союза с Голландией. Гуллит и Ван Бастен тогда, к сожалению, не выступали, а состав советской сборной теперь не вспомнить, надо дома программку найти. Между прочим, именно в Молодечено я в те годы стал кандидатом в мастера спорта, когда мы выиграли кубок Советского Союза среди команд производственных коллективов, были такие соревнования. В финале, который был в Баку, выиграли, кажется, 2:0. Тогда мне было уже 17, за победу нам присвоили звание кандидатов в мастера, хотя за год до того победителям сразу мастеров давали.

— Футболист должен быть тщеславным?

— Думаю, надо знать себе цену, тогда и цель станет стимулом, из-под палки ничего не получится.

— Вы учились в минском институте физкультуры, но его не закончили. Почему?

— Был 92-й год, возникли границы, разные государства. Все показалось таким сложным, что предпочел не испытывать судьбу и вернулся. Я же вырос в Тарту, здесь кончил среднюю школу, здесь начал играть в футбол, а потом уехал понюхать футбольного пороха в Белоруссию, заодно поступил в Минске в институт физкультуры. Из него и перевелся потом в Тартуский университет.

— Вы в футболе с 16 лет, можно сказать, тогда начали зарабатывать им на жизнь. В нашей пока не очень футбольной стране футболом прожить можно?

— Прожить можно, но заработать на будущее сложно. Потому каждый год надеялся, что удастся попасть в такой клуб, где можно будет заработать, обеспечить себя, семью. Играл поэтому, но, конечно, и футбол нравился.

— В чем заключается суть профессии футболиста?

— В эмоциях, такие трудно получить, занимаясь другой работой. А состоит она из тяжелых, изнурительных тренировок, если ставишь перед собой какие-то цели, надо быть к этому готовым. Из этого и состоит жизнь профессионального футболиста – тренировки, поездки, игры.

— Какими вам кажутся сейчас 16 сезонов в профессиональном футболе?

— Они пролетели, как одно мгновение. Недавно ездил болеть за «Левадию» в Финляндию, где она проводила матч на кубок УЕФА с ХАКА, встретился с ребятами и понял, что двух лет, прошедших после ухода из футбола, словно и не было. Мне интересно сейчас смотреть на Костю Васильева, Сашу Дмитриева, к которым пришла настоящая футбольная зрелость, очень за них рад. А с Никитой Андреевым довелось сезон отыграть в «Аяксе», по-моему, его ждет хорошее будущее.

— Футбол может принести успех, достаток, а счастье?

— Наверное, может. Не знаю, можно ли это назвать счастьем, но, помимо радости от того, что забил, от того, что команда одержала победу, словом, радости на поле, у тебя и за его кромкой появляется немало новых друзей, контактов, ты общаешься с людьми, знакомство с которыми может длиться долго. Один из таких людей, например, когда я уже кончил играть, помог мне начать заниматься делом, которое мне сейчас нравится. Можно назвать счастьем, что приобрел уверенность в будущем? Наверное…

— Рассказывают, что однажды в матче Еврокубка вы, выйдя один на один с вратарем, не забили много решавший гол в ворота «Цюриха». И еще говорят, что незабитые голы остаются в памяти футболиста чаще, чем забитые.

— Это правда, хотя уже ничего не исправить, надо забывать, а не забывается, как не забил «Флоре», и в итоге мы проиграли. Тогда мы проигрывали 0:1, потом я не забил, потом мы сравняли, а потом нам тут же забили второй. А на Кубке Содружества я не забил, вратарь парировал, но я добил мяч в сетку, повезло. Или история с двумя пенальти «Тулевику». Первый я не забил, но все равно пошел пробивать второй… Но незабитые пенальти были все же исключением, единичными случаями, потому и помнятся. А вот неслучившийся гол «Цюриху» буду вспоминать, кажется, всегда.

На самом деле это был не самый плохой матч в моей жизни, но все равно остался в памяти самым несчастливым. Можно сказать, меня Бог наказал. Первый матч мы проиграли швейцарцам из-за нелепой ошибки Эдика Виноградова, такое может с каждым случиться, но шла самая последняя минута, и не то чтобы Эдика кто-то впрямую упрекал, но косвенно вздыхали: если бы да кабы. Наверное, и я в этой болтовне где-то поучаствовал. И уже в следующей игре получил «обратку», не использовал тот самый злополучный выход один на один… 16 лет оставили в памяти много игр, конечно, в основном международных, потому что именно с такими обычно связываются многие надежды. Наверное, поэтому всегда буду помнить, как «Левадия» вышла впервые один раз в следующий круг Лиги чемпионов, пройдя TNS из Уэльса.

— Наверняка каждый футболист в глубине души сознает, что всю жизнь играть не получится, что однажды с большой игрой придется расстаться, а впереди еще целая жизнь.

— Я об этом думал всегда, конечно, не в 15-16, но если тогда поступал в институт физкультуры, то в надежде, что тренерское дело продолжит мою жизнь в спорте. Но потом планы изменились, может, потому и не кончил его. А за три года до окончания карьеры опять пошел учиться. Нет, конечно же, раньше или позже, а думать об этом начинаешь. Тем более, когда понимаешь, что годы уходят, а надежда куда-то уехать, вытащив счастливый билет, становится все более призрачной.

— Вы сказали, что надо знать цену себе. Каким футболистом, по-вашему, был Максим Рычков?

— Если бы я считал себя плохим футболистом, то, наверное, кончил бы с футболом сразу. Был нормального среднего уровня, с какими-то перспективами и надеждами. Не считаю, что играл плохо, но и не выдающимся. С иллюзиями начинаешь прощаться с возрастом, потому в поисках счастья надо идти до 26, позже уже тяжело. Хотя удачный отъезд чаще всего – везение, счастливый билет, больше слышал о везении, чем о том, что человек добивался чего-то огромным трудом, но и такое случается. Многое зависит и от того, что отпущено природой, как бы ни старался, но выше головы не прыгнуть. Вот чаще всего все и определяет удача.

— В вашей жизни удач было много?

— Не жалуюсь, приятного было побольше, чем разочарований. Я поиграл в молодеченском «Металлурге», в «Норме», «Садаме» , наконец, в «Левадии». И как бы это ни звучало банально, в каждой из этих команд чувствовал себя в семье. Ведь зачастую с командой проводишь больше времени, чем с родными, вместе с ребятами на сборах, тренировках, в поездках, все знают все друг о друге.

— Предположим, в одной команде у тебя нормальная зарплата, она престижная, но в ней ты «полируешь лавку», а в другой – и зарплата меньше, и известна она тоже меньше, но в ней играешь в «основе». Какую выберете?

— Конечно, где играешь. Но если брать конкретный пример Димы Круглова, то ему лучше было сидеть в «Локомотиве», чем играть дома, ведь «Локомотив» — это совершенно иной уровень, на таком проще дождаться шанса. Теперь Дима на правах аренды перешел в «Кубань», клуб первого российского дивизиона, и там, надеюсь, сидеть в запасе не будет.

— Сейчас вы смотрите футбол, как профи или как болельщик?

— В первое время я просто смотрел футбол, не как профи, не как болельщик, просто смотрел, обращать на что-то внимание, читать игру начал с возрастом, с опытом. Когда-то я думал о тренерской работе, хотел начать с детьми, но этим сейчас себя не обеспечить, а заниматься, между прочим, в свободное время не хочется. Если этим заниматься, то серьезно, чтобы довести ребят до такого уровня, когда не стыдно было бы передать их в другие руки.

Но я бы не о зарплате даже тренерской говорил, а о создании структуры, которая бы содействовала развитию футбола. Как раз такую сейчас и пытаются создать в «Левадии», где много думают о детском футболе. Будет структура – появятся хорошие заинтересованные тренеры. А что касается денег, то, по-моему, все относительно: кто знает, сколько это – хорошая зарплата тренера. Дело ведь не в том, чтобы платить, а в условиях, которые будут созданы, – поля, база, селекционная работа. Когда с этим решишь, можно говорить и о том, какую зарплату платить. Хотя как раз этот вопрос не кажется мне самым важным, есть вещи и поважнее. Тем более что хорошие детские тренеры у нас есть и сейчас, Андрей Шаповалов, к примеру. Вот он-то уж точно бессребреник.

— Вы простились с футболом, теперь у вас другая жизнь, другая работа. Она отличается от былой футбольной?

— Многое пересекается. Все равно остаются ответственность, требовательность к себе, спорт дисциплинирует. Та же дисциплинированность требуется и на не футбольной работе. А все остальное зависит от того, как подготовил себя к новой жизни. Главное, я не испытывал растерянности перед переменами, не цеплялся за вчерашний день, к тому же, слава Богу, нашлись люди, которые помогли мне после футбола начать другую жизнь.

— Девушки, говорят, любят встречаться с футболистами, а выходить замуж за них не стремятся.

— Почему же? Футболисты такие же, как и все. Я тоже знают шутку, что было у отца два сына, а третий футболист. Она, скорее, относится к нашему, местному футболу. Когда человек играет на европейском уровне, так уже не скажешь, все относительно.

— Мы все про футбол, про игру, а вам в жизни, кроме него, было что-нибудь еще интересно?

— Конечно, но если об особых привязанностях, то люблю рыбалку, меня в это дело втянул однажды один из друзей, и теперь стал заядлым рыболовом.


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com