погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"Молодежь Эстонии" | 05.02.08 | Обратно

Храм святого Николауса

Лев ЛИВШИЦ


Церковь Нигулисте второе по величине и высоте здание средневекового города. 2 х фото Элины ПЯЗОК

Низвергнул знать,
Воздвигнул горожан,
Творя рабов свободного труда
Для равенства мещанских демократий.
«Порох». М. Волошин

Сегодня речь пойдет об истории церкви Нигулисте, второго по величине и высоте здания средневекового города. Тяжелой громадой нависает она над улицей Рюйтли, семь столетий строили и перестраивали этот храм, и каждое оставляло след — отдельные части, детали, камни. Рассказывают они о событиях, шумевших вокруг церкви на протяжении столетий.

Купцы из города Висбю

Прошло всего три года, как по тропинке, что вилась на месте современной улицы Рюйтли вдоль крутого склона холма Тоомпеа, проскакали всадники в белых плащах с красными крестами. И вот летом 1230 года, когда рыцари-крестоносцы, а это о них речь, изгнав из города датчан, укрепились в Ревеле, прибыли немецкие купцы из города Висбю, что на острове Готланд. Отслужили благодарственный молебен своему покровителю святому Николаю (греч. Nikolaus) и у подножия Тоомпеа, поблизости от торговой площади, основали свое поселение.


Надпись на светлой каменной плите гласит: «Надгробный монумент благочестивому усопшему герцогу Гольштейн-Беку Петру-Августу-Фридриху, бывшему эстляндскому генерал-губернатору. Реставрирован в 1865 году его потомками, князем Александром Барятинским, генерал-фельдмаршалом, Владимиром Барятинским, Анатолием Барятинским, генерал-лейтенантами, Виктором Барятинским, адмиралом в отставке, супругой князя Сайн-Виттгенштейна и супругой графа Орлова-Давыдова. Потомками князей Барятинских. С Богом и честью».
Нет сомнения, что одним из первых зданий была церковь или часовня. Какая она была, неизвестно — от нее ничего не сохранилось. Но уже к концу ХIII столетия существовало капитальное здание. В нем молились, хранили товары и укрывались в случае опасности. Поселок купцов был за пределами городских укреплений, и церковь была не только храмом, но и складом, и крепостью. Толстые стены, товарный люк, узкие окна-амбразуры. Типичная церковь-крепость отчаянных североевропейских купцов, что шли за рыцарями-крестоносцами, которые за деньги и на судах все тех же купцов завоевывали для них новые земли и рынки.

От той, второй по счету, церкви сохранились отдельные детали и камни в стенах современного здания, а главное — старейший в городе портал. Он внутри притвора — крайней левой пристройки с северной стороны храма. Лучше всего смотреть на это величественное здание с улицы Нигулисте.

По всей вероятности, первая башня появилась уже в середине ХIV века, но еще в первой половине следующего столетия она не достигла намеченной высоты, так как Орден запретил продолжение работ, опасаясь, что башня станет наблюдательным пунктом, откуда можно следить за тем, что делается на Вышгороде. Интересное свидетельство взаимоотношений купеческо-ремесленного Нижнего города Ревеля и феодалов Тоомпеа.

За крепостными стенами

XV столетие… Нижний город полностью обнесен городскими стенами, которые защищали 35 мощных башен и 6 крепких крепостных ворот. Поселок купцов у подножия церкви святого Николая был под их надежной защитой. Посредническая торговля Новгорода с западными странами Европы приносила ревельским купцам большие доходы. Не нужна больше церковь-крепость. Пришла пора построить настоящий собор, достойный богатства и положения важного ганзейского города.

Начинаются крупные строительные работы, и к 1454 году архитектурный облик здания храма полностью изменился. Теперь это трехнефная базилика (неф — продольная часть здания, ограниченная с двух или с одной стороны колоннами, а базилика имеет высокий средний неф). В 1505 году закладывают новую башню. Теперь, пожалуй, можно и не спрашивать разрешения на ее высоту у хозяев Тоомпеа. Через десять лет, к 1515 году, на башне сверкает медными листами высокий готический шпиль, у его основания — четыре маленьких, которые делают плавным переход от четырехугольной башни к восьмигранному главному шпилю, как на церкви Олевисте. Впрочем, через 165 лет башня дала катастрофическую трещину, ее разобрали и в 1695 году соорудили новую, увенчав богатым шпилем в стиле барокко, подобный которому за пять лет до этого украсил в Риге церковь святого Петра. У таллиннского (тогда ревельского) и рижского шпилей одинаковая судьба. Оба были построены почти в одно время, оба погибли во время последней войны, оба восстановлены также почти одновременно.

В ХV-XVIII веках к храму пристроили несколько помещений. С южной стороны в 1492 году реконструировали и расширили старую часовню св. Антония, а с северной соорудили пристройку притвора церкви с главным входом в храм и две капеллы-часовни. К западу от притвора — капеллу шведского наместника Клодта. Она была построена в 1673 году в стиле барокко. И, наконец, через сто лет, в 1773 году, у северной стены башни появилась капелла-склеп генерал-губернатора Эстляндии герцога Гольштейн-Бека.

Над ажурной металлической дверью в неглубокой арке на светлой каменной плите надписи и имена. Эти имена связывают в тугой узел дела и события в России, Германии, Балтии и на Кавказе. Итак, переведем надпись: «Надгробный монумент благочестивому усопшему герцогу Гольштейн-Беку Петру-Августу-Фридриху, бывшему эстляндскому генерал-губернатору. Реставрирован в 1865 году его потомками, князем Александром Барятинским, генерал-фельдмаршалом, Владимиром Барятинским, Анатолием Барятинским, генерал-лейтенантами, Виктором Барятинским, адмиралом в отставке, супругой князя Сайн-Виттгенштейна и супругой графа Орлова-Давыдова. Потомками князей Барятинских. С Богом и честью».

Kаким образом древнейший род русских князей-рюриковичей Барятинских, который ведет свою родословную от великого князя Владимира, то есть с Х столетия, оказался среди потомков немецкого герцога, родственника русского императора Петра III, как туда же попали графиня Орлова-Давыдова, и кто такая княгиня Виттгенштейн?

Начнем со сподвижника Петра Великого, графа, первого кавалера ордена Андрея Первозванного Федора Головнина. Его единственная дочь Наталья вышла замуж за принца Петра Гольштейн-Бека, ставшего благодаря своим родственным связям генерал-фельдмаршалом русской армии и генерал-губернатором Лифляндии и Эстляндии. А их дочь Екатерина стала одной из заметных фигур русского двора, и ее имя уже с детских лет состоит в придворной хронике. При наследнике престола, будущем Петре III состоял флигель-адъютантом князь Иван Сергеевич Барятинский, за которого вышла замуж Екатерина. Венчались они в январе 1767 года в Преображенской церкви Ревеля. Этот Барятинский вошел в историю после того, как получил от императора Петра III приказ арестовать императрицу Екатерину II. Предусмотрительный адъютант сообщил об этом тестю Гольштейн-Беку, и тот уговорил Петра III отменить приказ. После восшествия на престол Екатерина II не забыла этой услуги, и князь Барятинский сделал блестящую дипломатическую карьеру. Был послом и полномочным министром во Франции. В 1784 году за успешные переговоры о присоединении Крыма к России был награжден орденом Александра Невского.

Его четыре внука, имена которых на мемориальной плите церкви Нигулисте, известны своей службой России, но особенно выдающейся была деятельность Александра Барятинского — генерал-фельдмаршала, командующего войсками и наместника на Кавказе. Он сломил сопротивление горцев и взял в плен их предводителя, имама Шамиля. При этом князь обещал обеспечить Шамилю, его семье и свите полную безопасность. По просьбе Барятинского император Александр II выполнил это обещание и отпустил Шамиля в Мекку.

Владимир стал командиром Кавалергардского полка, Анатолий завершил карьеру командиром лейб-гвардии Семеновского полка, Виктор был флаг-капитаном адмиралов Корнилова и Нахимова и впоследствии адмиралом, участник Синопского морского сражения. Хорошо рисовал, и его зарисовки легли в основу картины Айвазовского об этом сражении.

В тексте на часовне еще две фамилии. Супруга князя Сайн-Виттгенштейна — урожденная Барятинская — сестра четырех братьев Леонила Ивановна. Она вышла замуж за сына фельдмаршала князя Петра Виттгенштейна, участника войны 1812 года. Наконец, супруга графа Орлова-Давыдова. У знаменитых пяти братьев Орловых, сподвижников императрицы Екатерины II, не было детей. И только у Владимира Орлова была дочь. Она вышла замуж за Петра Львовича Давыдова, а их сын граф Владимир Петрович Орлов-Давыдов женился на представительнице рода Барятинских Ольге. Следует добавить, что на гербе Барятинских надпись «С Богом и честью».


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com