погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"Молодежь Эстонии" | 07.02.08 | Обратно

Полвека в профессии


2 x Фото Элины ПЯЗОК

С этим седовласым человеком с военной выправкой мы встретились в гараже пожарной части, у известной всем таллиннцам пожарной каланчи в центре столицы, на улице Гонсиори. Владимир Иванович Горонков, которому 15 февраля исполняется 69 лет, уже полвека на пожарной службе.

Сейчас он исполняет обязанности заместителя начальника Кесклиннаской пожарной команды. В этом году его заслуги в нелегкой и опасной профессии были отмечены очередной наградой - орденом Эстонский Красный Крест IV степени. В канун объявления списка награжденных корреспондент «МЭ» Александр Шегедин побеседовал с Владимиром Ивановичем о деле всей его жизни.

- Много ли у вас в пожарной команде Кесклинна отмеченных высокими наградами работников?

- Да, награды у нас имеет почти половина личного состава. Так что я не исключение. На самом деле все сейчас происходит, как в Советском Союзе. В те времена напишешь представление на медаль за отвагу на пожаре - дадут человеку медаль. Напишешь на Героя Советского Союза - дадут Героя. Если кто-то из Героев умирал, то еще кому-то надо дать, чтобы установленное количество сохранялось. Система известная. Сейчас к годовщине независимости президент наградит 300-400 человек. Послам - свои ордена, пожарным - свои крестики. Но в общем, конечно, хорошо, что не забывают заслуги людей.

Возраст у наших пожарных сильно варьируется. От 23 до 56 лет у нас народ работает.

- Я вижу у вас здесь в помещениях пожарной части много разных кубков. Пожарные - народ спортивный?

- Конечно, хорошая физическая форма - это часть профессии. У нас отличная футбольная команда, в третьей лиге играют. Я сам мастер спорта СССР по пожарному многоборью, до сорока лет призы на соревнованиях брал.

- Значит, с физической формой все нормально. А как у вас со спецоборудованием?

- Сейчас с этим проблем нет. Важнейшая задача пожарных состоит в спасении людей из высоких зданий. У нас есть коленчатый автоподъемник «Бронто», который достает до высоты в 42 метра. То есть до 13-го этажа.

Раньше мы ездили на тушение на советских ЗИЛах. Первая машина нового поколения - Sсania - пришла в 1996 году. Сейчас она у нас резервная. В этом году дали две совершенно новые машины MAN. Очень хорошие машины, хотя и дорогие. Одна 3 400 000 крон стоит, другая - 4 200 000, а подъемник Bronto стоит под 9 млн крон. В машинах, конечно, компьютеры, электроника, различное спецоборудование - в общем, все необходимое.

- То есть вы можете эвакуировать людей из любого здания в Таллинне?

- За исключением гостиниц. Если возьмем жилой сектор, то жилой дом в Таллинне максимально - до 16 этажей. Лестница достает у нас до 9-го этажа - это 30 метров. Bronto достает до 13-го этажа. Но с одним условием - его нужно ставить в 5-6 метрах от здания. А иногда это невозможно из-за припаркованных машин. Есть в другой пожарной части, в Лиллекюла, лестница, которая достает до 54 метров, то есть до 18-го этажа. Так что, в принципе, проблема эвакуации решена.

Другое дело - высотные отели и офисные здания. Там 22-26 этажей. Конечно, в мире есть и 70-метровые лестницы. Например, в Нью-Йорке или Москве. Но в Хельсинки, например, самая длинная лестница - только 49 метров. В гостиницах есть свои противопожарные системы: незадымляемые лестничные клетки, вентиляция и прочее. В американских небоскребах тоже никакая лестница не достанет, безопасность достигается с помощью инженерных решений внутри самих зданий.

- Сколько всего пожарных команд в Таллинне?

- Пять: наша, в Лиллекюла (на Палдиском шоссе), в Копли, в Пирита, в Нымме. Плюс на Линну теэ - там у нас автомастерские, всякая спецтехника. Но они не занимаются непосредственно тушением. У каждой команды свой район выезда. Естественно, что в случае необходимости мы помогаем другим командам, а они - нам.

У нас район выезда - это центр города, Кадриорг и Ласнамяэ. Начальник нашего караула руководит работой и экипажей, которые приезжают из других районов. И наоборот: если наши выезжают в другой район, то там командует начальник караула того района. Обязательно одна машина остается в депо, она резервная. На случай еще одного пожара.

Нагрузка, конечно, большая. Раньше, в советские времена, людей было больше, учитывая и военизированные пожарные части.

- Где ваши люди учатся перед выездом на свой первый пожар?

- У нас есть учебный пункт. После поступления на работу человек должен пройти начальную подготовку. Это от 150 до 180 часов, около полутора месяцев. До этого не имеем права поставить человека на тушение пожара. Люди к нам приходят «нулевые», во время учебы они получает зарплату. Испытательный срок - 4 месяца, включая обучение. Прошедшие все экзамены допускаются к работе по тушению.

- Чувствуется ли дефицит кадров?

- Наша часть укомплектована полностью. Хотя раньше было больше людей - до 90 человек. Плохо, что с 1 января мы перешли на новый график. Раньше расчеты работали так: 24 часа смена - три дня отдыха. Теперь четыре дня работают по 12 часов, а затем 4 дня свободных. Это неудобно. Часть людей из-за этого ушла. Проблема не в зарплатах. Если бы вернули прежнюю систему, то многие ушедшие тоже вернулись бы. Когда с 8 утра до 8 вечера работа, то дома все равно ничего не сделаешь. Ни с ребенком не займешься, ни в магазин, ни по дому. Все на жене остается. А многие и на других работах подрабатывают. Сейчас ведь психология такая: главное - денег как можно больше заработать.

- Как вы пришли в пожарные?

- Я человек одной профессии. В 1957 году поступил в Ленинградское пожарно-техническое училище МВД РСФСР. И потом по всем ступенькам пожарного дела. Курсантом уже дежурил в пожарной части. Окончил училище начальником караула, получив офицерское звание. Потом в Москве Высшую пожарно-техническую школу окончил. Но это уже заочно, в 1979 году. В прошлом году меня как раз поздравляли с 50-летием работы в пожарном деле.

Многое за это время изменилось. Мы раньше не занимались многим, чем занимаемся сейчас: на автоаварии выезжаем, медикам помогаем, режем машины, на бомбовые предупреждения ездим. Сейчас у нас и все оборудование для этого есть: резаки, освещение и т.д., все в машине. Раньше на нас было только тушение и спасение людей на пожарах. А сейчас я своим ребятам все время повторяю: не лезьте к саперам, которые занимаются разминированием. Рванет - вас не будет. А кто пожар тушить будет?

- Я видел в Нью-Йорке вход в здание пожарной команды, заваленное цветами. Жители города до сих пор благодарят пожарных за их героизм после теракта 11 сентября 2001 года. Тогда погибло более 200 пожарных. У вас работа тоже не самая безопасная. Есть ли какая-то компенсация за риск?

- Да, по закону в случае смерти компенсация равняется 10-летней зарплате. Есть и компенсация за потерю трудоспособности - как и в армии, полиции или у пограничников. Плюс обязательное страхование. Травм у нас, конечно, много. По больничному оплачивается 100 процентов, а также медикаменты и реабилитацию страховая фирма оплачивает. В советское время не было обязательного страхования, только если сам застраховался. У нас обязательное страхование и вакцинирование. Ребята ведь кого только не спасают - бомжей, в частности. А там у них клещи, вши, все что угодно подцепить можно.

У нас в команде, к счастью, не было случаев со смертельным исходом. Я всегда говорю своим ребятам: думайте головой. Потому что жизнь в любом случае стоит дороже, чем, положим, 600 тысяч компенсации. А насчет нью-йоркских пожарных, так мы семьям погибших собирали здесь деньги. Чужого горя не бывает.

- Спасибо за интервью.


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com