погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"МЭ" Суббота" | 15.02.08 | Обратно

Во всем виноваты эмоции

Минувший год характеризуют сокращение экономического роста и ускорение инфляции

Мяртен РОСС,
вице-президент Банка Эстонии


Мяртен РОСС.

Минувший год обозначил начало обуздания темпа экономического роста, постоянно набиравшего обороты с момента присоединения Эстонии к Европейскому союзу.

Если происходящее сравнить с прогнозом Банка Эстонии годичной давности, то это не стало ни для кого сюрпризом. Рост инвестиций достиг своего потолка, и вместе с этим начал замедляться и темп роста экономики. Замедление роста оказалось даже быстрее, чем прогнозировалось, хотя его причины вполне соответствуют прогнозу. Положительной стороной произошедшего является также и то, что дефицит внешней торговли стал сокращаться значительно быстрее, чем ожидалось.

Сильнее оказалось и инфляционное давление. На ускорение временного роста цен повлияли как ускорение роста зарплат и изменения в налоговой системе, так и неблагоприятное развитие цен на продукты питания на мировом рынке. Для многих самой важной темой в этом году стало как раз не замедление экономического роста, а ускорение инфляции. Вероятно, свою роль сыграли в конце года сильные эмоции в связи с вопросом о стабильности кроны.

Денежная система Эстонии работает в неизменном виде уже более 15 лет. Это принесло нам низкий уровень инфляции и создало хорошую базу для дальнейшего обуздания ожиданий повышения цен. В то же время естественно, что если инфляция временно поднимается до более высокого уровня, нежели средний за несколько лет, как случилось в минувшем году, то у общественности возникают сомнения в способности государства удерживать и в дальнейшем инфляцию под контролем.

Тут я бы также напомнил, что в первую годовщину кроны рост цен составил 90 процентов. Еще десять лет назад уровень инфляции превышал 11 процентов. В последующий период годовой рост стоимости средней потребительской корзины упал уже ниже 10 процентов, а в 2002–2003 годах он был даже ниже, чем в еврозоне.

Прежде всего дорожают услуги

На протяжении последних нескольких лет инфляция колебалась между 4 и 6 процентами. Если пару лет назад рост цен ускоряли, прежде всего, цены на энергоносители, то в последнее время главным фактором влияния была сфера обслуживания (в т.ч. строительные услуги). Неприятным сюрпризом 2007 года стал быстрый рост цен на продукты питания в конце года. В результате этого инфляция во второй половине 2007 года уже была между 6 и 9 процентами.

При помощи фиксированного обменного курса обуздание инфляции само по себе является довольно простым делом. Если крону увязывать с евро, экономика через товарообмен «импортирует» низкий уровень инфляции еврозоны и к нам. Прежде всего, это обусловлено тем, что в качестве малой страны мы должны ввозить много товаров. Кроме того, местный производитель в отношении производимых здесь товаров должен учитывать, что, подняв цены слишком высоко, он создает условия для того, что иностранный конкурент может вместо него выйти на рынок и сбить цены.

Таким образом, если рост цен на товары в Европе будет сдержанным, то он будет сдержанным и у нас. Если, к примеру, мобильные телефоны или автомобили в мире подешевеют, то через фиксированный валютный курс они то же самое будут делать и у нас.

И все-таки инфляцию нельзя связывать лишь с товарами трансграничной торговли. Значительно сложнее обуздать цены услуг, поскольку, как правило, их международная конкуренция не столь жесткая, как в случае с товарами. Это, конечно, касается не всех услуг. Часть услуг, например, авиарейсы, очень сильно подчинена международной конкуренции. В то же время, например, производство текущей из крана водопроводной воды или уборку улиц нельзя организовать из-за границы.

В отношении цен на услуги самую важную роль играет зарплата. В части определения цены парикмахерских услуг или уроков игры на фортепиано зарплата имеет определяющее значение. Таким образом, на стоимость этих услуг значительное влияние оказывает развитие рынка труда. Если зарплата начинает расти быстро, как уже случилось у нас после открытия рынка труда (прежде всего в 2006–2007 годах), то это, конечно же, оказывает большое влияние на цены многих услуг.

В таком маленьком государстве, как Эстония, основой для формирования зарплаты является конкурентоспособность предприятий-экспортеров. В их число входят не только промышленные предприятия, но и продающие свои услуги за рубеж сервисные фирмы, такие, как Skype или Tallink.

Поскольку предприятия-экспортеры имеют большую производительность труда и в состоянии создать больший доход, это позволяет повышать и зарплаты работников этих предприятий. Однако поскольку рынок труда с точки зрения всей экономики является единым, то под это подравнивают и зарплаты на других предприятиях. Таким образом, если конкурентоспособность экспортирующей промышленности ослабнет, то это будет означать замедление роста зарплат не только на этих предприятиях, но и во всей экономике. Это, в свою очередь, обусловит более низкий рост цен в сфере обслуживания.

При сложении двух частей – товаров и зарплат – мы и получаем целостную картину того, как фиксированный обменный курс и система валютного комитета обеспечивают низкий уровень инфляции. Цены на товары следуют за развитием мирового рынка, а цены на услуги, прежде всего, – за ростом доходов, который, в свою очередь, не может быть быстрее, чем рост производительности в экспортном секторе.

В Эстонии этот процесс ясно отслеживается. Рост цен был быстрее именно в сфере услуг, в то время как рост цен на промышленные товары был ограниченным. Очевидно, что ускорение инфляции во многом связано с ростом зарплат. Влияние на это оказывает продолжающееся улучшение конкурентоспособности наших экспортеров и большая уверенность людей в том, что они способны пробиться на рынке труда Европы. Эти факторы начали отступать на второй план уже в 2007 году, а с замедлением экономического роста в 2008–2009 годах снизится и уровень инфляции.

Таким же образом происходит обуздание инфляции и в странах еврозоны, например, в Финляндии или Ирландии. Другое дело – обеспечение общей стабильности цен в еврозоне. При такой большой и относительно закрытой экономической системе нецелесообразно искать внешний «якорь» повышения цен. Евро это и есть основа уже сама по себе, а низкий уровень инфляции гарантирует Европейский центробанк через обуздание внутреннего потребления при помощи процентных ставок.

Низкий индекс потребительских цен не является целью

Возникает вопрос, какая инфляция была бы для нас нормальной? Однозначный и единый показатель искать бессмысленно. Если бы мы по уровню зарплат находились в числе средних по ЕС, а наши производительность труда и зарплаты росли тоже в среднем темпе, то для нас был бы естественным уровнем инфляции средний по денежному союзу, т.е. в пределах нескольких процентов.

В то же время очевидно, что пока наши производительность труда и зарплаты приближаются к уровню основной части Европы, то и инфляция в это время будет у нас выше. Следовательно, невозможно и даже нецелесообразно говорить, что инфляция в государстве, находящемся в такой, как Эстония, стадии развития, должна, безусловно, быть, к примеру, 2,35 процента. Если наше государство способно расти в течение 5 лет на 6 процентов по сравнению с 3 процентами в Европе, то его уровень инфляции также должен составлять, предположительно, 4,5 процента по сравнению с европейскими 2 процентами. Если рост производительности труда будет медленнее или быстрее, то будет отличаться и показатель инфляции. Если же курс валюты фиксирован или страна находится в денежном союзе, то такая сопряженная с ростом производительности труда инфляция является неизбежной и естественной.

Если показатель уровня инфляции нам не нравится, то, прежде всего, мы должны найти ответ на вопрос, отражает рост зарплат глубинные изменения экономики и улучшение конкурентоспособности в долгосрочной перспективе или нет. И мы должны испытывать беспокойство в отношении уровня инфляции в том случае, если сомневаемся в этом.

Безусловно, нельзя уже предварительно считать повышенный уровень инфляции оправданным. Крайне важно, чтобы деятельность центральных банков была направлена на сохранение низкого уровня инфляции в долгосрочной перспективе. Присоединение к еврозоне создало бы для Эстонии большую уверенность в части предотвращения инфляции в долгосрочной перспективе.

В краткосрочной перспективе на показатель инфляции может оказать влияние также изменение налогов, применяемых к товарам или услугам. Если государство будет спрашивать с потребителя пива более высокий акциз, то весьма вероятно, что цена пива в какой-то степени повысится. Также вполне вероятно, что это будет означать в целом более высокий уровень цен, чем он был бы без повышения акциза.

Однако в долгосрочной перспективе повышение налогов на общем уровне цен не сказывается. Если теперь у человека уходит на потребление пива больше денег, то у него остается меньше ресурсов на прочие увеселения. Условно можно сказать, что пиво станет относительно дороже, а массаж соответственно дешевле.

У государства есть возможности

Ясно то, что запланированный на начало этого года резкий рост акцизов повысил и инфляционный прогноз на 2008 год. Но в дальнейшем такое сбалансирование бюджета не даст особого дополнительного толчка к росту инфляции, скорее наоборот – это сдержит опасения в отношении того, что государство станет поддерживать рост спроса через дефицит бюджета. Другими словами, такой шаг в действительности ограничил долгосрочные инфляционные ожидания. Это, в числе прочего, нашло отражение также в осеннем прогнозе Банка Эстонии, согласно которому повышение акцизов хотя и увеличит прогнозируемую на 2008 год инфляцию, но в перспективе 2009 года оно, наоборот, приведет к снижению шансов на рост цен.

Не раз возникали вопросы о том, действительно ли государство не в состоянии дополнительно управлять инфляцией. В широком плане так утверждать можно, но в то же время не стоит это чрезмерно драматизировать. Не может такого быть, что мы решили добраться из пункта А в пункт Б на поезде, но в то же время все-таки желаем ехать на машине. Если в качестве стратегии денежной политики выбрать подход, основанный на фиксированном курсе, то бессмысленно пенять или сокрушаться о том, что мы не можем воспользоваться возможностями другого выбора.

И все-таки следует упомянуть пару вещей, которые государство могло бы сделать для того, чтобы инфляционное давление было более кратковременным, а экономика могла лучше с ним справиться.

Во-первых, следует избегать законотворчества и действий, которые препятствуют нормальному функционированию трудового и товарного рынков. Свободный товарообмен и формирование зарплат, отражающее изменение производительности труда, являются крайне важными для обуздания инфляции. В более широком смысле это также и свобода предпринимательства, и противодействие монопольным явлениям.

Во-вторых, следует иметь в виду, что государство само является крупным потребителем ресурсов. Спрос со стороны государства оказывает, как минимум временно, влияние на уровень зарплат в государственном секторе, и, например, на цены в сфере строительства. Поэтому важно также, чтобы и зарплаты государственных служащих отражали изменения в нашей конкурентоспособности.

В-третьих, следовало бы, особенно в фазе ускорения экономического роста, давать себе отчет в том, что раздувание чрезмерно оптимистических ожиданий на будущее может создать предпосылки для временного излишнего ускорения инфляции. К сожалению, в ходе прошлогодней предвыборной кампании мы достаточно сильно погрешили против этого.

В итоге следует констатировать, что хотя ускорение инфляции в минувшем году и было для многих неприятным экономическим явлением, причины этого были вполне логичны и запрограммированы предшествующими экономическими скачками. В то же время следует еще раз повторить, что вместе с прохождением этой «шоковой терапии» наша денежная система, опирающаяся на фиксированный валютный курс, автоматически позаботится и о замедлении инфляции.


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com