погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"МЭ" Среда" | 27.02.08 | Обратно

Цены кусают. Но не всех

С членом Рийгикогу Владимиром ВЕЛЬМАНОМ беседует Татьяна ОПЕКИНА.


Фото Элины ПЯЗОК

— Была я на днях в парикмахерской. Стрижка, конечно, не занимает много времени, но не будешь же полчаса сидеть в кресле молча. Тем более, что знакома с мастером уже несколько лет. Итак, слово за слово. То да се. Но о чем бы разговор ни зашел, быстро сворачивали на цены. Точнее, на их умопомрачительный рост. Один шутник на рынке — сама слышала — так и сказал продавщице: «Чего это я тут с вами заболтался. Цены растут так быстро, что еще полчаса постою и нечем будет расплачиваться». Посмеялись над анекдотом, а парикмахер и говорит: «Так возмущена ценами, что впору идти протестовать на Тоомпеа. Но одна ведь не пойдешь, а никто, насколько я знаю, такой акции не организует. Хотя недовольных не счесть». И правда, Народный союз и Центристская партия, еще несколько лет назад выводившие на улицы тысячи человек, собиравшие десятки тысяч подписей протеста против продажи Нарвских электростанций, сегодня, будучи в оппозиции, не хотят или не могут возглавить народное недовольство. Почему? Давайте поговорим об этом. Для начала спрошу у вас, центриста, как здоровье Народного союза? Лидер у партии сменился. Фракция маленькая, всего шесть депутатов...

— Народникам сейчас действительно очень тяжело, морально они подавлены, ведь все время идут допросы, слушания по поводу пресловутого обмена земельных участков. А поскольку оппозиция в сегодняшнем парламенте по количеству голосов значительно уступает правящей коалиции — 60 голосов у коалиции и 41 голос у оппозиции, — то все это еще более затрудняет нашу работу не только в большом зале заседаний парламента, но и в комиссиях. Что же касается народного недовольства... Мы не хотим девальвировать сам принцип и звать людей на Тоомпеа по каждому поводу, чтобы не повторилась известная история про пастушка, который кричал: «Волки! Волки!», а когда волки появились на самом деле, никто ему не поверил...

— Новички нынешнего созыва Рийгикогу «зеленые» — тоже в оппозиции. Но они, похоже, свою активность, энергию и профессионализм проявляют преимущественно по «зеленым» вопросам...

— Действительно, это своеобразные «дети природы», далеко не всегда голосующие консолидированно с оппозицией, а недавно к тому же не голосовавшие даже в защиту тех поправок к одному из законов, которые сами же и внесли.

— Ситуация, когда Центристская партия в парламенте — в оппозиции, а в Таллинне — у власти, достаточно уникальна. Но не сказывается ли это на положении оппозиции в стране? Не ослабляет ли ее? Ведь в условиях сегодняшней неблагоприятной экономической ситуации, а попросту говоря, в условиях экономического кризиса, столичным властям тоже приходится идти на непопулярные меры, такие, как повышение ставки земельного налога, расценок за парковку автомобилей, за проезд в общественном транспорте...

— Верхний и Нижний город в эстонской истории соперничали всегда, но всегда и зависели друг от друга. И правда: нельзя построить социализм в городе, если в государстве строится капитализм. И наоборот. Можно только сотрудничать, договариваться. Но я бы не связывал рост того же земельного налога с общим удорожанием жизни, ибо этот рост — практическое воплощение представлений нашей партии о ступенчатом налоге, о том, что богатые должны платить его в большем объеме. Что касается малообеспеченных горожан, то для них предусмотрены дотации. Этим и объясняется, что обещанный пикет жителей Меривялья и Пирита по сути дела так и не состоялся, ибо они поняли, что, зачем и почему. С другой стороны, у города существуют проблемы, порожденные политикой самого государства. Я говорю сейчас о навязшей в зубах теме вынужденных квартиросъемщиков, когда кашу заварили на Тоомпеа, а хлебать ее должны городские власти. Но как это сделать наилучшим образом, если до сих пор так и не принят закон о статусе Таллинна как столицы страны? Мы ведь по сей день — уездный город.

— И потому зарплата мэра Таллинна заметно уступает зарплате пярнуского градоначальника...

— Заканчивая ответ на предыдущий вопрос, скажу два слова о парковках. Нравится это кому-то или нет, но город вынужден разгружать центр столицы от перенасыщенности автомобилями. И просит, предлагает, настойчиво советует почаще пользоваться достаточно развитым общественным транспортом, чтобы и таллиннцам, и гостям столицы в центре города было легче дышать и удобнее передвигаться.

— Социал-демократ Ханнес Румм недавно не без сарказма заметил: «В Эстонии никогда прежде не было такой сонной оппозиции, как сейчас». И предположил, будто именно в силу отсутствия внешнего давления в правящей коалиции начались внутренние разборки.

— Логика рассуждений Румма понятна: коалиции нужен внешний враг, чтобы она сплотилась, чтобы было против кого дружить. Это всегда просто, понятно и удобно, в политике на этом многое строится. Но вот я приведу вам некоторые цифры, характеризующие «сонную» нашу фракцию. Ведь какие у нас, оппозиции, возможности в парламенте? Мы можем задавать письменные и устные вопросы, подавать запросы, вносить поправки к законам или законопроекты. За неполный год работы мы предложили 39 законопроектов. И что же? Почти все они, за очень малым исключением, были отклонены после обсуждения в комиссиях. На 29 запросов — о недопустимо высоком уровне радиоактивности воды, о положении с транзитом, региональной и административной реформах и т.д. — мы получили ответы обтекаемые, уклончивые, как говорится, в общем и целом.

— В течение инфочаса, когда члены правительства в зале заседаний Рийгикогу отвечают на вопросы парламентариев — а чаще всего это вопросы представителей оппозиции, — депутаты от правящей коалиции обычно блистательно отсутствуют. Выходит, их мало волнует или совсем не волнует, чем живет оппозиция, что у нее на душе?

— Выходит, что так. Ведь до сих пор так и не обсуждались, не анализировались итоги апрельских событий, которые потрясли всю страну. Несмотря на то, что не однажды наша фракция напрямую задавала соответствующие вопросы министрам обороны и внутренних дел, премьер-министру Андрусу Ансипу. Ответы были, увы, предсказуемы...

— В прессе много пишут о том, что между Ансипом и Мартом Лааром, между Ансипом и Юханом Партсом возникли некие разногласия, которые по уровню накала несколько превышают будничные обмены мнениями (перегрев отношений — по аналогии с перегревом экономики). Говорят: милые бранятся, только тешатся. А если немилые бранятся? Оппозиции это на руку?

— Если вести политически шкурный разговор, то, конечно, оппозиции на руку, чтобы правящая коалиция трещала по всем швам, но чтобы швы эти тем не менее не рвались, ибо будет еще хуже (вспомните, сколько у коалиции голосов в парламенте). Но если говорить об ответственной политике, ибо в игре не те, кто наверху, на Тоомпеа, а страна и люди, то мы, конечно, готовы в любой момент подставить свое плечо.

— Простите за лобовой вопрос: центристам сейчас было бы выгодно падение правительства Андруса Ансипа?

— Нам было бы выгодно его падение в глазах избирателей, которые пока что ему доверяют, о чем свидетельствуют достаточно высокие рейтинги. При сегодняшней популярности у правительства достаточно маневренности. Есть еще один момент: близкие нам по мировоззрению социал-демократы в силу личных амбиций вот уже много лет предпочитают сотрудничать с либералами, ослабляя этим как самих себя, так и наше общее дело. Понятно, что у Ансипа сейчас такой же дутый рейтинг, как и у Эстонии вообще. Мы же в конце концов ничего особенного не добились — так и не нашли своей Nokia, не укрепили средний класс. Мы просто нахватали сверх меры жилищные кредиты, накупили в лизинг дорогие автомобили и сидим сейчас в долгах как в шелках. Конечно, потихонечку приходит отрезвление, тем более, что скоро нам предстоит не только жить без евросубсидий, но и самим стать донорами.

— Когда люди брали сверх меры кредиты у банков, это означало — вот парадоксы экономики! — бурный рост ВВП. Теперь такому же «росту» может способствовать постоянное удорожание коммунальных услуг. Если бесконечно поднимать расценки на тепло, воду, электричество, то рост ВВП будет обеспечен, хотя население переступит черту бедности и исчерпает возможности выживания. Минимальная зарплата в этом году составляет 4350 крон, а ее получают каждые два человека из пяти наемных работников! Что уж говорить об одиноких пенсионерах...

— Мне кажется, у этой коалиции пропало ощущение предела сопротивляемости общества экономическому давлению, а мы ведь еще не ощутили на себе рост акцизов. Этот механизм уже запущен, он вот-вот заработает, и тогда... Тогда вода в народном котле, боюсь, подойдет к точке кипения.

— Правительство до сих пор не обратилось к населению, не выступило с анализом сегодняшнего положения дел в экономике, рекомендациями, как выживать в условиях такой дороговизны, что делать. Вместо правительства это регулярно делают банкиры, устраивающие пресс-конференции, на которых на своем птичьем языке вещают об инфляции, о перегреве экономики, ее не то мягком, не то жестком приземлении.

— Все это в русле сверхлиберальной идеологии, которую реформисты старательно вбивают в голову обществу. Государства должно быть мало, как можно меньше, внушают они. Мы же убеждены в том, что государства должно быть столько, сколько нужно для того, чтобы гарантировать жизнеспособность общества. Чтобы помочь слабым, тем, кто не может помочь себе сам. И еще: государство и власть должны быть честными перед народом.

— Есть ли у оппозиции свое видение, некий план икс, как выходить из сегодняшнего кризиса? И если это не кризис, а посадка, пусть даже мягкая, то как встать на ноги?

— Конечно, мы пытаемся прогнозировать события, размышляем, проводим теоретические семинары с участием видных эстонских экономистов — ученых и практиков, таких, как Тийт Вяхи, Хейдо Витсур, Олев Раю, Янно Рейльян и другие. Ищем пути выхода из сложившегося положения. И тут не надо уноситься в заоблачные высоты. Вот один только пример. В силу известных причин мы потеряли ощутимую долю транзита на российском направлении. Положение надо исправлять, хотя сделать это не так просто, учитывая энергичную конкуренцию той же Латвии, которая воспользовалась моментом и не упустила своего шанса. Таких упущенных возможностей у нас немало. Одна из них — наша рабочая сила, которая продолжает перетекать за рубеж. И мы даже толком не знаем, сколько наших людей трудится в других странах, каковы их планы, собираются ли они вернуться в Эстонию. Наблюдая все это, я впервые в жизни ощущаю себя пессимистом, особенно когда замечаю, как люди, делающие политику в Эстонии, стараются забить себе место в каких-то европейских структурах за пределами страны.

— Как Март Лаар, который, похоже, хотел бы сменить на европейской сцене Сийма Калласа. Я тоже ощущаю себя пессимисткой, когда вижу, какую антисоциальную политику ведет нынешний министр социальных дел Марет Марипуу. Достаточно напомнить ее позицию при обсуждении законопроекта о трудовом договоре...

— В нынешнем составе правящей коалиции портфель министра социальных дел должен принадлежать социал-демократам. Они, и только они, должны были биться за него изо всех сил. Как это делали, кстати, «зеленые», делая заявку на портфель министра окружающей среды. Но нет. Пустили либеральную щуку в социальную реку. И вот уже реформистка Марипуу что-то лепечет про гибкость рынка труда, мол, тебя выставили за дверь, а ты быстренько переучился и вскочил на подножку другого трамвая. И опять едешь, пока тебя снова не выставят.

— Быть может, иным министрам или депутатам парламента просто трудно понять тяготы жизни так называемого рядового человека. Говорят же: сытый голодного не разумеет. В прошлом году зарплата рядового депутата Рийгикогу составляла 41 тысячу крон, дополненных представительскими расходами, то есть еще 12 300 крон. Поскольку эти последние перед бухгалтерией надо оправдывать соответствующими расходными чеками, выявились случаи прямо-таки курьезные. Так, реформистка Кристийна Оюланд на второй день Рождества устроила в портовой корчме Кабернеэме семинар-совещание (!!!) для избирателей на 35 персон со счетом 13300 крон. Там был и Дед Мороз со своими подарками-конфетами. А ваша коллега по партии Нелли Привалова 31 декабря просто прикупила в Стокманне на 778 крон торт и сладости, а в Сельвере на 1700 крон Martini, ассорти и т.д. Ну, купила и купила, да только чеки были представлены в бухгалтерию Рийгикогу, ибо покупки, оказывается, предназначались для того, чтобы подсластить жизнь избирателям... Не получается ли, что часть депутатского корпуса, защищенного от дороговизны жизни солидными зарплатами, теряет болевой порог, не ощущает, в какой жуткой ценовой западне мы находимся?

— Я с этим совершенно согласен. Между прочим, со следующего года каждый депутат должен обрести помощника, что также ляжет немалым бременем на бюджет. Скажу откровенно, не знаю, чем занять такого помощника, ибо до сих пор со своей работой я справлялся сам. Думаю, дело в отсутствии солидарности между властью и народом. И это очень печально. Депутатский доход мог бы быть привязан не к средней, а к минимальной зарплате, чтобы и Рийгикогу в целом, и каждый депутат в отдельности были заинтересованы в том, чтобы эта минимальная зарплата постоянно росла. Это было бы справедливо.

— Спасибо за беседу.


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com