погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"МЭ" Суббота" | 11.01.08 | Обратно

Труби, трубач!

или В городском саду сыграет детский джаз-оркестр…

Этэри КЕКЕЛИДЗЕ

Он влюбился в Нее с первого взгляда и на всю жизнь, а Она стала для Него перстом судьбы… Трубач Аксель Свенссон считает свой инструмент не только творящим музыку, но и врачующим.

Судьба играет человеком, а человек играет на трубе


Аксель Свенссон. Фото Николая ШАРУБИНА
Сам Аксель многочисленные цитаты, афоризмы, пословицы и поговорки, где фигурирует труба, не коллекционирует, но с удовольствием отмечает, что они затрагивают самые разные области жизни с самых древнейших времен, как минимум с библейских «труб ангельских» и «трубы Иерихонской». Труба по жизни зовет, ведет, сигнализирует, призывает, возвещает, торжествует, ликует, рыдает и так далее — в общем, мало какой инструмент так часто вспоминается людьми вне музыки. А какие песни сложены о трубачах, какие стихи написаны, в каких фильмах они главные — вспомните хотя бы «Звонят, откройте дверь» или «Романс о влюбленных»!..

Поэтому, когда Аксель, улыбаясь, говорит «Мое дело — труба», понимаешь всю серьезность этого утверждения в прямом смысле этого слова — он профессиональный трубач, хотя играет и на других медных духовых инструментах, и на фортепиано, и на аккордеоне… И считает трубу инструментом очень романтичным, лиричным и фантастически фанфарным — тому подтверждение творчество великих трубачей Луи Армстронга, Диззи Гиллеспи, Марсалиса, эстонских исполнителей Аби Зейдера и Рихарда Мельдера…


Ученик третьего класса Кренгольмской музыкальной школы Владислав Шван. Фото Евгения АШИХМИНА
Впервые он услышал трубу поздно, почти в 15 лет. Конечно, музыку он любил, хотя и не занимался ею, но по-настоящему услышал трубу на концерте Рихарда Мельдера и как завороженный пошел к нему за кулисы. Дело было в Нарва-Йыэсуу, где известный и в Европе музыкант отдыхал и занимался. Рихард Мельдер покорил Акселя Свенссона раньше, чем Луи Армстронг, чье имя и бессмертную трубу в бывшей большой стране услышали много позже всего остального мира.

— Рихард Мельдер был настоящим мужчиной во всех смыслах слова — большой добрый человек, красавец, превосходно образованный, талантливый исполнитель, дирижер и прекрасный педагог. Он мне во многом заменил рано умершего отца, который пережил два концлагеря, и немецкий, и советский, — говорит Аксель. — Стал со мною заниматься, хотя это было страшно поздно — мне уже исполнилось 15 лет. Тогда считали, что трубой нужно заниматься с 10 лет, а по сегодняшней методике подходящим возрастом для ученика считается 8 лет.

За один год Рихард Мельдер, угадавший в подростке незаурядные способности, буквально с нуля подготовил его настолько, что Аксель поступил в Тартуское музыкальное училище по классу трубы, выдержав конкурс из десяти человек на место – из 20 претендентов взяли только двоих. Потом были законченная с отличием консерватория, аспирантура и незавершенная диссертация «Древние духовые инструменты северо-запада», на которую написал рецензию знаменитый московский археолог Валентин Васильевич Седов. Он сам учился, преподавал и одновременно продолжал оттачивать исполнительское мастерство в различных оркестрах.

Но… 20 соискателей-трубачей на одно место в музыкальном училище — это как? Почему?

— Потому что в то время практически в каждой школе Эстонии были не только хоры, но и духовые оркестры, это считалось престижным, и дети занимались прямо в школах, и совершенно не обязательно при этом было получать специальное музыкальное образование. И культура исполнения была очень высока, каждый год проводились конкурсы, интерес был большой, — объясняет Аксель. — К сожалению, эта традиция сегодня потеряна, и ребята не имеют возможности так творчески и с пользой для себя проводить свободное время. Да и летом в парках и на площадях духовой музыки в Эстонии почти не услышишь, а в Европе эта традиция сохранилась.

По главной площади с оркестром

Мужчины связаны с войной и службой — ничего не поделаешь. И военные духовые оркестры, хотя и не поднимают войска в атаку, до сих пор участвуют в международных фестивалях, вызывая общий восторг — звучанием, выправкой, костюмами… Недавно в Москве прошел такой фантастический парад «Кремлевская зоря» на Красной площади, перед этим оркестры соревновались в Эдинбурге — это все можно было посмотреть по телевизору. Наш духовой оркестр Сил обороны Эстонии тоже принимает участие во множестве таких фестивалей по всему миру, и Аксель Свенссон, играющий в нем со дня основания, говорит, что совершенно фантастическое чувство возникает на фестивалях Tatoo — когда военные музыканты исполняют музыку в строю, на ходу выполняя разные перестраивания перед тысячами заинтересованных глаз. И — прославляя свою страну Эстонию. Кстати, на военной службе Аксель Свенссон был десантником — на его счету свыше 100 прыжков с парашютом, так что службу он знает, и не только в музыкантском полку, хотя и там очень не просто: военные музыканты участвуют в торжественных приемах высоких гостей, в парадах, в других церемониальных службах, фестивалях, не считая репетиций.

— А ведь раньше трубачи-сигналисты были ключевыми фигурами всех сражений, всегда находились рядом с военачальниками — именно сигналы трубы управляли передвижениями полков. Сигналы эти были страшной военной тайной, и противник всегда стремился захватить сигналиста в плен, чтобы узнать этот тайный код управления войсками. А у самих сигналистов мечи были с закругленными концами — они могли только обороняться, но не убивать. Так что труба в военных оркестрах главный инструмент, как ни крути, — говорит Аксель Свенссон, который при всем при том считает, что настоящую «медь» можно услышать и при очень хорошем исполнении музыки Чайковского.

Такие маленькие, а уже трубачи

Последние три года Аксель Свенссон, помимо оркестра, работает в Нарвской и Кренгольмской музыкальных школах — растит завтрашних трубачей. Случилось так, что из Нарвской школы ушел педагог духовых инструментов Андрей Седлер — прошел по конкурсу в ERSO, а Кренгольмская музыкальная школа потеряла своего педагога, безвременно ушедшего Вячеслава Швана. Оба они были учениками Акселя, и главный дирижер Нарвского симфонического оркестра Анатолий Щура, с которым Свенссону не раз доводилось вместе играть в разных проектах, надавил ему на совесть: «В конце концов, ты нарвитянин или кто? Кто лучше тебя сможет выучить ребят, оставшихся без учителей?». И добился своего: Аксель всегда гордился своей родиной Нарвой, этот город — родина таких талантов, как Георг Отс и Пауль Керес, да и вообще город замечательный — зеленый, чистый, с древней историей, с необыкновенными летними ночами… Договорился с оркестром Сил обороны, что по выходным будет ездить в Нарву, договорился со школой, что если в выходные он будет занят в оркестре — на дипломатическом приеме, например, то занятия перенесут. И приступил.

Три года назад у него было три ученика. Сегодня их десять. И некоторые из них уже участвуют в международных детских конкурсах и завоевывают призовые места.

О своих «детях» он может говорить часами. Особенно о трех своих лауреатах — Юрии Грулеве, Мише Трифанове и Владике Шване. В Таллинне конкурс проводит преподаватель Музыкальной академии Ааво Отс — Юра Грулев два года назад занял второе место, а восьмилетний Миша Трифанов в прошлом году взял первое в возрастой группе до 12 лет. А семилетний Владик Шван два года назад занял первое место на конкурсе «Принаровье», проходившем в Ивангороде. Кстати, над Ивангородской музыкальной школой шефствует Мариинский театр Санкт-Петербурга, и конкурс проходит под его же патронатом, так что все очень серьезно. В наступившем году классы Акселя Свенссона тоже получили приглашение на участие в конкурсе «Принаровье» в марте. Ожидается очень серьезная борьба, на конкурс съедутся представители музыкальных школ всего Северо-Запада России и зарубежья. Аксель Свенссон собирается представить четырех своих учеников, к уже отмеченным ранее добавится совсем юный Эдгар Леннук.

— Ведь тут что важно — у маленьких ведь еще молочные зубки, нельзя навредить, а труба инструмент жесткий.

Аксель Свенссон учит детей, воспитывает их, дает им цель в жизни и даже возвращает здоровье — правильно построенная методика обучения игре на трубе (совсем маленькие играют на корнете) устраняет трудности с дыханием и развивают грудную клетку. Он учит их своим примером — для начала показывает возможности трубы, красоту инструмента и даже его способность подражать разным животным — рычать, кудахтать, курлыкать, пищать… И когда видит, что глаза у мальчиков начинают блестеть — тогда понимает, что у него, возможно, появится еще один ученик. И что традиция будет продолжаться. Как когда-то его покорил и внимательно выслушал замечательный музыкант Рихард Мельдер…

А еще он хочет организовать в Нарве детский джаз-оркестр, и тогда в городском саду вновь раздадутся звуки духовых инструментов, но звучать будут не марши и вальсы, а современные ритмы, близкие сегодняшним мальчишкам…


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com