погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"Молодежь Эстонии" | 21.01.08 | Обратно

Новый лучше старого


Юрист Хели Райдве считает, что проект Закона о трудовом договоре защищает интересы обеих сторон – работодателя и работника.

Спор между Министерством социальных дел и Центральным союзом профсоюзов Эстонии, негативно принявшим предложенный ведомством Марет Марипуу проект Закона о трудовом договоре, с самого начала принял эмоциональный характер. Стороны отстаивают собственную позицию, обвиняя противоположную сторону в подлости, бесчеловечности, лжи. Поэтому «МЭ» решила обратиться к человеку, для которого этот закон в прямом смысле — настольная книга. С юристом и руководителем Heli Raidve Tööõigusabi AS Хели РАЙДВЕ беседует Виктория ЮРМАНН.

— Как специалист в области трудового права считаете ли необходимым принятие нового Закона о трудовом договоре? Чем нехорош действующий закон?

— Действующий Закон о трудовом договоре (ЗТД) был разработан раньше Конституции и принят в далеком 1992 году.

Канцлер юстиции Аллар Йыкс в своем обзоре в 2006 году говорил, что ЗТД не защищает должным образом обе стороны трудовых отношений. Поэтому законодатель должен принять новый Закон о трудовом договоре, учитывающий действующую Конституцию и изменившийся общественный порядок. В противном случае принятая в Эстонии модель экономического благополучия и социальной защиты будет поставлена под угрозу. А то, что действующий ЗТД является препятствием для развития экономики, стало понятно еще несколько лет назад в результате экономического анализа.

Кроме того, в 2002 году вступил в силу Закон о долговом праве, общая часть которого распространяется и на трудовые договоры, что неоднократно подчеркивал в своих определениях Государственный суд. Но сейчас положения долгового права, к примеру неустойка, применяются в трудовых отношениях с ограничениями. Подобная практика нуждается в урегулировании.

А обычный пользователь читает в ЗТД статьи, которые, по определению Госсуда, в изменившейся экономической и правовой ситуации надо толковать совершенно иначе. Согласитесь, что нельзя считать нормальной ситуацию, когда закон полон так называемых пустых статей, это нарушает сам принцип правовой защиты.

Таким образом, сегодня мы оказались в ситуации, когда по действующему закону жить и работать дальше нельзя, вносить отдельные поправки в него уже невозможно и надо принимать новый закон. И вот он разработан.

— Каковы основные различия между ныне действующим законом и законопроектом?

— Некоторые изменения можно считать принципиальными.

Во-первых, на сегодняшний день различные нормы трудового права разбросаны по нескольким законам. Согласно проекту Закон о дисциплинарной ответственности работника вообще исчезнет. Закон о рабочем времени и отдыхе, Закон об оплате труда, Закон об отпуске и действующий ЗТД будут сведены в один – новый Закон о трудовом договоре. Таким образом, вместо 300 статей этих пяти законов появится один с примерно 125 статьями (если не учитывать положения о вступлении в силу, которые носят временный характер). Таким образом, новый закон — значительно более обзорный и ясный документ.

Во-вторых, действующий закон выстроен скорее на требованиях к определенной форме. Законопроект подчеркивает существенную и действительную сторону отношений. То есть с точки зрения законопроекта в дальнейшем намного важнее, чтобы стороны трудового договора вели себя по отношению друг к другу справедливо и в доброй уверенности в партнере и не опускались до нарушения формальностей.

Приведу пример. Сегодня работнику за опоздание можно назначить взыскание. Если он повторно совершит проступок, нарушающий рабочий процесс, с ним можно расторгнуть трудовой договор за нарушение трудовых обязательств. Таким образом, наказать работника в дисциплинарном порядке сравнительно просто, надо лишь следовать написанному в трудовом договоре и законе. Предположим, бухгалтер два раза подряд опоздал на работу. Согласно законопроекту из статьи уже ничего не выжмешь, поскольку все внимание сконцентрировано на сути – была ли у работодателя веская причина, по которой он больше не мог терпеть такое положение вещей, и никто не может требовать, чтобы он держал такого работника. Но если опоздание этого бухгалтера не повлекло за собой каких-либо тяжелых для фирмы последствий и он долгое время успешно работал, то работодатель не сможет отказаться от трудового договора.

Другими словами, это — в-третьих, сегодня ко всем работникам, независимо от содержания их работы и степени ответственности, отношение одинаковое. Законопроект предлагает больше учитывать личность работника и его трудовой вклад. Весь законопроект подчеркивает необходимость разумного учета интересов другой стороны.

— В течение недели мы слышим совершенно другие примеры, в которых законопроект представляется заметно ухудшающим положение работника по сравнению с нынешним законом. Чаще всего говорят о снижении компенсаций по сокращению.

— Это как в истории с квартирой, в которую знакомый пустил бесплатно пожить. А через пару лет она представляется уже своей собственной, и кажется несправедливым и даже обидным, когда приятель вдруг просит съехать или платить за проживание. С компенсациями по сокращению та же история. Работники привыкли, что в законе размер компенсации зависит от стажа работы на данном предприятии, и если его снижают, появляется такое чувство, как будто что-то отобрали.

Компенсационные требования были записаны в то время, когда еще не существовало системы страхования по безработице. На сегодняшний день Касса по безработице работает вполне нормально, и работники получают компенсации от нее. Однако и по законопроекту компенсации по сокращению не упраздняются. Работодатель по-прежнему их выплачивает, просто размер выплачиваемых им компенсаций снижается, а выплачиваемых Кассой по безработице увеличивается.

— Бывший министр социальных дел и парламентарий Эйки Нестор приводил в качестве одного из примеров, негативно характеризующих законопроект, право работодателя переводить работника на минимальную зарплату на три месяца в году. — Действующий закон позволяет работодателю перевести работников на три месяца в году на неполный рабочий день или отправить на три месяца в частично оплачиваемый отпуск (платить надо 60% от минимальной зарплаты).

— Согласно законопроекту нужно платить разумную плату, но не менее минимальной зарплаты. Таким образом, в самом худшем случае новый закон будет на 40% благоприятнее нынешнего.

— В споре сторон муссируются одни и те же аргументы «за» и «против» нового закона. Есть ли в законопроекте какие-то существенные изменения, о которых не говорят или почти не говорят?

— Есть, и даже очень значимые.

Действующий закон требует, чтобы трудовой договор был заключен в письменной форме. По проекту трудовой договор может быть устным, но самые важные условия все же должны быть в воспроизводимой форме, т.е., как правило, все же письменно.

Но оформлять трудовой договор полностью письменно, прежде всего, в интересах работодателя, поскольку в противном случае, к примеру, зарплатой считается, так сказать, разумная плата за труд, выплачиваемая работнику на той же должности в данном регионе, или зарплата, которую обычно выплачивают в этом регионе выполняющему те же обязательства работнику. Также при устном трудовом договоре работодателю очень трудно будет доказать уважительность причины его расторжения.

В случае заключения срочного договора важное значение имеет возможность подтвердить тот факт, что работа по своей сути и характеру действительно была временная.

Проект уточняет, какие данные работодатель имеет право требовать от работника, т.е. только те, в отношении которых интерес работодателя оправдан, а также какие распоряжения работодателя работник должен выполнять и какие может игнорировать.

Возьмем проблему выплаты зарплаты. Сейчас, если работодатель задерживает выплату зарплаты, работнику ничего не остается как продолжать работать и ждать оплаты своего труда или инициировать расторжение трудового договора. Согласно законопроекту работник может отказаться от исполнения своих обязанностей, т.е. от работы, до тех пор, пока работодатель не исполнит своих обязательств.

Запрет на конкурентную деятельность и сохранение коммерческой тайны по новому закону становятся более благоприятными для работника. Сегодня нигде не записано, сколько нужно работнику дополнительно платить за так называемый запрет на конкуренцию и на какое время можно вводить ограничения, а также какой величины неустойку можно требовать в случае его нарушения. В законопроекте временной максимум установлен в один год, и за каждый месяц ограничений предлагается платить компенсацию разумного размера.

Впрочем, изменений действительно много, но, поскольку диалог между социальными партнерами сейчас только начинается, думаю, что нет смысла очень глубоко вдаваться в анализ законопроекта, поскольку это не окончательный вариант и, по всей видимости, в него будут внесены изменения.

— Как вы в целом оцениваете законопроект, есть ли что-то, что вас настораживает?

— По 10-балльной системе законопроект можно оценить, по меньшей мере, в 8 баллов. Проделана большая работа, и, по моему мнению, это дельный и вполне европейский проект. Поскольку в нем отражены интересы обеих сторон трудовых отношений, я считаю законопроект в целом хорошим.

Все, у кого есть конкретные и дельные предложения по проекту нового Закона о трудовом договоре, могут представить их вместе с обоснованием через портал eХigus.

Озабоченность вызывает прогноз в части выплаты страховых по безработице, опубликованный на стр. 77 объяснительной записки: МВФ считает, что выплаты из фондов страхования по безработице превысят поступления уже в 2009 году. Но это тема другого разговора.


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com