погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"Молодежь Эстонии" | 29.01.08 | Обратно

Показания Кленского вылились в обвинения

Александр ШЕГЕДИН


Фото Николая ШАРУБИНА

В Харьюском окружном суде продолжается процесс над активистами общественной организации «Ночной дозор» Димитрием Кленским, Дмитрием Линтером, Максимом Ревой и комиссаром российского молодежного движения «Наши» Марком Сирыком. Вчера суд выслушал показания Димитрия Кленского.

Показания Кленского, по существу, вылились в обвинения в адрес правительства. Вопросы подсудимому задавала прокурор Лаура Вайк, причем фактически все они содержали в себе выражение «массовые беспорядки». Судя по этой повторяемости, именно обвинение в организации массовых беспорядков и станет ключевым в обвинительной стратегии, выбранной прокуратурой.

Вопросы прокурора касались, прежде всего, документов, принятых на общих собраниях «Ночного дозора». Причем по поводу некоторых из них Кленский заявил, что они предназначались для внутреннего пользования в организации, а не для распространения.

Мобилизация духа

Прокурора особенно заинтересовало слово «мобилизация», которое имело место в одном из текстов. В ответ на это Кленский сообщил, что, во-первых, в окончательной редакции текста это слово решено было убрать, а во-вторых, «нужно знать русский язык для того, чтобы отвечать на этот вопрос... или задавать его». Подсудимый также сослался на Академический словарь русского языка, в котором приведено четыре значения слова «мобилизация», в том числе в смысле «мобилизации духа».

По словам Кленского, русская пресса Эстонии, судя по опубликованным статьям, совершенно адекватно поняла это слово как призыв к восстановлению ночных вахт у памятника на Тынисмяги с целью его защиты от осквернения. Призыв «Ночного дозора» к возобновлению вахт зимой 2007 года последовал в связи с принятием Закона о воинских захоронениях, который впоследствии был использован для снятия памятника, и окончанием рождественского мира, во время которого вахты не несли.

Обвиняемый также подчеркнул, что деятельность «Ночного дозора» состояла в охране памятника от вандалов и сборе подписей в его защиту, причем ни одна вахта не была признана противозаконной. Он также напомнил, что перед апрельскими событиями две трети населения Эстонии не поддерживало идею демонтажа памятника.

Кленский также привел ряд примеров действий противников памятника. Так, Юри Лийм открыто обещал взорвать монумент, но не был осужден за эти призывы. Нынешний лидер фракции «зеленых» Марек Страндберг демонстративно выводил со своей спутницей к памятнику на Тынисмяги собачку — прогуляться насчет туалета. «Именно такие действия провоцируют беспорядки, которые почему-то приписывают нам», — заявил обвиняемый.

Пример президента

Высказывая свою личную позицию, Кленский в качестве мотивировки своих действий назвал обеспокоенность имиджем Эстонии и следование позиции президента Эстонии Тоомаса Хендрика Ильвеса, который, будучи еще министром иностранных дел, публично заявлял, что споры вокруг памятника вредны для имиджа страны.

В обвинительных материалах фигурирует заявление «Ночного дозора», направленное спикеру парламента Эне Эргма, премьер-министру Андрусу Ансипу и президенту Тоомасу Хендрику Ильвесу. В нем дозоровцы предупреждают о возможном общественном взрыве и ответственность за все последствия возлагают на правительство. Прокуратура рассматривает этот документ как доказательство подстрекательства к массовым беспорядкам. Кленский, напротив, считает, что «Ночной дозор» не призывал к беспорядкам, а предостерегал об их возможности в результате действий правительства. Причем обратил внимание, кому адресовано послание – спикеру парламента, премьеру и президенту. «Мы что, их призывали к беспорядкам?» — риторически спросил обвиняемый.

Кленский не отрицал, что считает действия правительства «психотеррором», направленным против собственного народа. В качестве примера он привел публичные высказывания премьера Ансипа по поводу «пьяниц и мародеров», которые были похоронены на Тынисмяги. Отличие Ансипа от советских властей, которые в свое время снесли все памятники Освободительной войне 1918-1920 гг., он видит только в попытках «демократизировать» такие же по сути действия.

Интересно, что вчера же появилось сообщение о том, что представителя обвинения – прокурора Лауру Вайк — Государственная прокуратура направляет в качестве международного эксперта в эстонское отделение Евроюста в Гааге. Причем Вайк должна вступить в эту должность уже в начале марта, а дела, которые она ведет, будут распределены между другими сотрудниками прокуратуры. Так что «процесс четырех» будет продолжаться уже с другим прокурором – Трийн Бергманн, которая вчера присутствовала в зале суда.


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com