погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"Молодежь Эстонии" | 26.05.08 | Обратно

Секрет профессионального заболевания

Хельо ПИКХОФ,
председатель социальной комиссии Рийгикогу,
социал-демократ


Причины, по которым скрывают производственные травмы и профзаболевания, двусторонние: работник боится потерять свою работу и доход, работодатель, понятное дело, предпочитает, чтобы компенсацию выплачивала Больничная касса. Фото EPA

Официальная статистика несчастных случаев на рабочих местах и профессиональных заболеваний подтверждает, что жители Эстонии – невероятно здоровые люди, катаются как сыр в масле и работают разве что не в шелковых перчатках. Но неужели это и вправду так в нашей безжалостной погоне за успехом и благополучием, в которой некоторые загоняют себя на работе до полусмерти?

По данным Департамента здравоохранения, в позапрошлом году в Эстонии зарегистрировали 117 первичных случаев профессиональных заболеваний. Можно смело утверждать, что это лишь верхушка айсберга, которая далеко не отражает реальное положение вещей. Порядка 95% заболеваний, причиной которых является профессиональная деятельность, просто остаются не диагностированными. Иначе как объяснить тот факт, что наш показатель в сравнительном отношении в десять раз ниже, чем, например, в Финляндии. Или кто-то будет утверждать, что наши условия труда в переходный период были по сравнению с северными соседями едва ли не идеальными?

Схема сокрытия

Такое же несоответствие отражается и в статистике несчастных случаев на рабочих местах: число зарегистрированных несчастных случаев в последние годы оставалось между 3000 и 4000, и этот показатель на тысячу работников является в 6-7 раз меньше среднего по Европейскому союзу. С точки зрения Министерства социальных дел, на самом деле это число может составлять до 10 тысяч несчастных случаев в год, не считая при этом мелкие травмы.

Причины, по которым скрывают производственные травмы и профзаболевания, двусторонние: работник боится потерять свою работу и доход, работодатель, понятное дело, предпочитает, чтобы компенсацию выплачивала Больничная касса. Плюс не нужно бояться возросшего интереса трудовых инспекторов и, как следствие, строгих предписаний, а значит, не понадобится инвестировать в меры безопасности или просто улучшение рабочих условий. Конечно, если работника затянуло конвейерной лентой или он упал с 8-метровой высоты на территории завода, такое уже не скроешь, и именно поэтому у нас вообще имеются эти трагические показатели.

Замять же полученные на работе повреждения помельче вполне возможно: немного давления на пострадавшего, и он уже говорит врачу, что травмировался дома, и случай записывают как бытовую травму. Если работнику повезет, «добрый» работодатель даже оплатит его обычный больничный и 20-процентную разницу компенсации несчастного случая на работе. Строительные работы, которые в Евросоюзе являются сферой деятельности с наибольшим числом несчастных случаев, у нас по показателям находятся где-то посередине и становятся все безопаснее, хотя стройки по всей Эстонии не прекращаются. Это объясняется зарплатами в конвертах и наймом на работу физических лиц-предпринимателей. Или же в несчастном случае обвинят самого работника. А если он с этим не согласен, то ему предстоит судебный процесс, который может тянуться годами, чтобы доказать вину работодателя и потребовать свою компенсацию.

Средства от несчастья

Вся эта схема основана на недосмотре государства, то есть она может работать только потому, что у нас нет страхования несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. По данным агентства «Евростат», в государствах, где такой вид страхования отсутствует, а обязанность сообщать о несчастных случаях на работе лежит на работодателе, в лучшем случае удается письменно зафиксировать около трети производственных травм. Да, таких стран в ЕС всего ничего, поскольку в цивилизованном обществе – в том числе и в Латвии и Литве – ситуация регулируется строгим надзором, предписаниями экспертов и системой страхования, работающей как часы.

Многие страны Восточной Европы, которые начали реформировать свою систему социальной защиты в 1990-е годы, равнялись, например, на Германию, где независимые институты, действующие под надзором государства, поделены соответственно на 14 экономических сфер, и производственными травмами занимаются более 2400 экспертов. Узкая специализация позволяет инспектору консультировать предпринимателей и вводить меры безопасности, и даже дает право упразднять рабочие места, которые могут подвергнуть опасности здоровье работника.

Так или иначе, такой вид страхования дает способы для предотвращения несчастных случаев на производстве и профзаболеваний, а также является весьма действенным средством для улучшения трудовых условий, если связать размер страхового взноса работодателя, к примеру, со степенью риска его предприятия. Ведь таким образом взнос может стать меньше, если работодатель сделает свое предприятие максимально безопасным, так что там вообще не будет происходить несчастных случаев. Но если беда все же пришла, то страховка, помимо лечения и восстановления здоровья, должна обеспечивать пострадавшего необходимыми вспомогательными средствами, помогать с жильем и рабочим местом, а при необходимости и с переквалификацией. Сегодня же спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

Тропа страданий пострадавшего

С точки зрения кредита доверия государства, очень важно, наконец, начать выполнять европейский кодекс социального страхования, который в случае производственных травм и профессиональных заболеваний, когда здоровью человека наносится вред на работе, обеспечивает пострадавшему пенсию в размере не менее половины от его зарплаты. С позиции государства важно и то, что данный вид страхования снижает нагрузку на Больничную и Пенсионную кассы.

В 1992 году было принято постановление правительства, согласно которому размеры компенсаций все время уменьшаются, в то время как мы все наблюдаем за постоянным подорожанием жизни. Государство платит компенсацию только тем пострадавшим, работодатель которых ликвидирован, а законный преемник отсутствует. Остальные вынуждены обращаться в суд, где приходится проходить несколько кругов ада – порой безрезультатно.

Таким образом, уже более 12 лет проблема не находит решения. За это время сменилось не одно правительство. Создание системы страхования производственных травм и профзаболеваний прописано и в нынешнем коалиционном договоре. Неважно, выберем ли мы общественно-правовую или государственную модель, построим ли страхование на базе Департамента социального страхования, Больничной кассы или Кассы страхования от безработицы, или же вообще выберем путь частного страхования, который хорошо работает в Финляндии, – главное как можно быстрее пройти необходимые процедуры, разработать закон и принять его.


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com