погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"МЭ" Суббота" | 03.04.09 | Обратно

Было ли старое доброе шведское время таким уж добрым?

Когда король Швеции Карл XII после поражения в Северной войне покидал Эстонию, он воткнул в землю посох и сказал: «Если он начнет расти, то Господь перед Судным днем вернет Эстонию еще раз Швеции!».

Говорят, что на посохе появились листочки — предсказание сбывается. А шведское государство олицетворяют сейчас его акции в Swedbank, и доля государства может возрасти, пишет Eesti Ekspress. В этом банке во время кредитных гонок тысячи и тысячи семей Эстонии получили ссуду. Сейчас Swedbank возглавляет список самых ненавистных иностранных фирм – именно ему достаются дома эстонцев, попавших в трудное положение с выплатой кредитов. Получается, что кусочек этих домов вновь принадлежит Швеции. Итак, шведское время вернулось в Эстонию.

Первую серьезную попытку укрепиться в Эстонии шведы сделали в 1220 году, когда шведский король Йохан Серкерссон (Йохан I) захватил городище Лихула. С королем прибыли епископы, которые начали крестить народ. Йохан оставил в Лихула свой отряд и вернулся в Швецию. Но 8 августа на рассвете морем прибыли островитяне, окружили городище и подожгли его. В сражении погибли около 500 шведов, и городище перешло в руки островитян. Так что та попытка шведов покорить Эстонию провалилась.

Намного успешнее оказалась попытка, предпринятая шведами 300 лет спустя — во время Ливонской войны. В июне 1561 года шведы захватили Таллинн, а затем — рыцарства Харьюмаа, Вирумаа и Ярвамаа. Правителем Северной Эстонии стал король Эрик XIV. Но он все же не был «добрым», он был покорителем, как и все остальные. Весной 1566 года шведы вторглись на Сааремаа, разорили остров, сожгли Курессааре и с богатой добычей вернулись на материк.

В 1574 году шведы под предводительством Понтуса Делагарди разорили Пылтсамаа, Вильянди и Каркси, тогда как русские опустошали территории шведов в Харьюмаа. Историк Эвальд Блумфельдт писал, что от этого больше всего пострадали эстонские крестьяне, так как поля не были засеяны или же растущий на них урожай был уничтожен.

4 сентября 1580 года шведы захватили Нарву. Делагарди разрешил своим солдатам в течение 24 часов беспрепятственно грабить город. В этой кровавой бане погибли 7000 человек, в основном мирные жители.

Три года спустя было заключено Плюсское перемирие. Северная Эстония, переходившая из рук в руки, досталась Швеции. Ливонская война закончилась. По утверждению Блумфельдта, это не сделало жизнь крестьян лучше. Временные свободы, достигнутые во время войны, были отменены. Ни правление хваленого Густава II Адольфа, ни его дочери Кристины не улучшили их положения и не дали им прав и защиты от помещиков. В 1671 году генерал-губернатор Ливонии Клас Тотт издал полицейское распоряжение, согласно которому местные дворяне получили от Швеции право делать крестьян крепостными. В отличие от шведских и финских крестьян крестьяне в Эстонии были рабами.

Поворот в лучшую сторону наметился в последнем десятилетии XVII века. По словам историка Отто Лийва, в это время эстонские крестьяне выпрямили спины. Память о тех временах как о более справедливых сохранялась у людей и во время нахождения Эстонии в составе Российской империи.

И все же легенда о добром шведском времени основывалась не на каких-то общих фактах. Есть документальные данные о том, что эстонские крестьяне, которые находились по своим делам в Стокгольме, часто возвращались оттуда с большими надеждами на улучшение ситуации, распространяя среди народа идеи о свободе и передаче земли крестьянам. Возможно, если бы шведы одержали победу в Северной войне, так бы и было. Уже в 1681 году Карл XI думал об освобождении крестьян, проживавших на государственных землях. И эта неосуществленная хорошая жизнь родила легенду о хорошем, добром шведском времени.

И все же что-то было сделано. Например, именно в шведское время была заложена основа народным школам. Несколько хороших лет в конце века перечеркнул голод в Эстонии в 1695—1697 годах. Тогда умерло около 70 000 человек, примерно пятая часть народа. Голодали крестьяне и в Швеции, и в Финляндии, поэтому провизию из Эстонии везли в эти страны. Своя рубашка ближе к телу.

Народ быстро забыл о вывозе зерна, и легенда о добром шведском времени осталась светлой и незапятнанной. Чем дальше, тем больше народ забывал о том, что действительно происходило в шведское время, и оно стало каким-то идеалом.

То время помнили в XIX веке, когда взбунтовавшиеся крестьяне говорили о «шведских правах», отобранных у них мызниками вместе с землей и имуществом. Не говоря уже о бесчисленных народных сказаниях о добрых деяниях шведского короля в Эстонии.

Как может народ, у которого отобрали самостоятельность, восхвалять до небес своего поработителя? Но все становится понятным, если посмотреть на историю Эстонии. Если сравнить шведское время с наступившим позднее мрачным временем в составе Российской империи, то становится ясно, которое из них предпочитали эстонцы.

Главным героем преданий старины глубокой является шведский король, который ест за одним столом с крестьянами, сажает дубы, теряет время от времени подковы или даже сапог и которого в случае необходимости прячут от русских в печь. В то же время русских описывали безжалостными убийцами и грабителями.

Эстония очень сильно пострадала во время Северной войны — по приказу Петра I здесь была применена тактика выжженной земли. Хотя XVIII и XIX века были в основном спокойным временем, истории об ужасном прошлом жили в памяти народа.

Освободительная война 1918–1920 годов и добровольная помощь Швеции ни на минуту не заставили сомневаться, кто друг, а кто враг. И то, что в 1920—30 годах много писали о старом добром шведском времени — логичное продолжение. Не стоит забывать и визиты в Эстонию короля Швеции Густава V (1929) и будущего короля Густава VI Адольфа (1932), а также визит главы государства Яана Тыниссона к Густаву V (1928).

Но более глубокая причина кроется в том, что шведы не стремились стать гордой империей, тогда как со времен Ивана III и до сих пор в России культивируется идея «Третьего Рима».

Вмешательство шведского короля в жизнь Эстонии было минимальным. Так что нет причин переоценивать шведское время, а не то история станет чересчур черной. Какая-то хорошая легенда может ведь остаться. А то вдруг придется заниматься настоящим. Брать прошение и ехать, как в XVII веке, в Стокгольм, чтобы улаживать эстонские дела. Может, король примет нас и призовет к порядку злых банковских господ...


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com