погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"Молодежь Эстонии" | 27.04.09 | Обратно

Кто усвоил урок?

Роман СТАРАПОПОВ

С момента апрельских событий минуло два года. Власти считают, что за это время в Эстонии не возникло трещины между народами. Другие убеждены, что за два года образовалась экономическая дистанция между эстонцами и русскими. В отношении того, чему научил Эстонию «бронзовый кризис» с позиции нынешнего дня, мнения причастных к событиям лиц и экспертов разделились.

«Один из самых существенных выводов, который можно сделать после апрельских событий, это то, что, несмотря на провокации, в Эстонии не возникло трещины между народами”, - сказал газете «Молодежь Эстонии» премьер-министр Андрус Ансип.

Глава правительства уверен, что все было сделано правильно: «Монумент, а еще важнее - останки офицеров, которые покоились рядом, были перенесены в более достойное место - на Военное кладбище в Таллинне», - сказал Ансип.

Один из лидеров «Ночного дозора» Максим Рева считает, что государство за два года не смогло сделать никаких выводов. «Продолжилось давление на лидеров русской общины. В этом мы можем убедиться, прочитав ежегодное издание Полиции безопасности. Однако можно назвать людей, которые получили выгоду от событий апреля 2007 года. Это Юри Пихл, который усиливает свою власть и власть полиции, проталкивая все новые и новые законы. Последнее его предложение – это изменение Конституции, когда бы он получил возможность прослушивать и подглядывать за обществом. Вот этот человек получил выгоду, но я так и не увидел, что сделала власть», - рассказывает Рева.

Сам министр внутренних дел Юри Пихл считает, что «для структур, отвечающих за внутреннюю безопасность государства, апрель 2007-го тоже стал, несомненно, важным уроком». Министр уверен, что нынешние времена достаточно спокойные для эстоноземельцев: «По сравнению с той ситуацией, что складывалась в криминальной сфере в конце восьмидесятых и начале девяностых годов, теперь мы живем в достаточно спокойной стране. На это указывают и последние данные (март 2009), согласно которым, 78% населения Эстонии доверяют полиции. По сравнению с 90-ми, когда доверие не поднималось выше 30%, это весьма хороший результат».

Значение двойного символа

По словам политолога Евгения Голикова, сегодня памятник приобрел значение двойного символа. «Это умело подавалось публике на протяжении долгого времени средствами массовой информации и политиками. В глазах эстонского населения памятник стал восприниматься как символ оккупации, а в глазах русских - как символ борьбы с фашизмом», - говорит Голиков. Он полагает, что проблематика, связанная с фашизмом и отношением ко Второй мировой войне, приобрела большую значимость для русскоязычной части населения, потому что она оказалась «в опущенном состоянии с потерей своей социальной значимости, своих позиций и статуса».

«Если бы памятник был перенесен на Маарьямаа, став частью мемориала жертвам Второй мировой войны, то такой перенос можно было бы рассматривать как символическое окончание войны, как жест примирения в нашем обществе. Но правительство жаждало и, видимо, жаждет не мира, а конфронтации. Поэтому оно вполне сознательно пошло по пути обострения ситуации и провоцирования протеста», - уверен Евгений Голиков.

Проблем стало меньше

В свою очередь, Полиция безопасности отмечает, что после переноса памятника у нее стало меньше проблем. «Теперь таких проблем, как в 2006 году, у нас нет», - сообщил «МЭ» комиссар Полиции безопасности Андрес Кахар. Он отметил, что «после переноса Бронзового солдата весна, лето и осень 2008 года были спокойными по сравнению с тем же периодом 2006-го и годами ранее. Именно в 2006 году проводились экстремистские провокации, например, случай с государственным флагом». Напомним, что 15 июня 2006 года 26-летний Сильвер Лаус прорвался через полицейские ограждения к фигуре Бронзового солдата на Тынисмяги и пытался набросить на памятник эстонский флаг. «Мы убеждены, что действия государства были правильными, даже несмотря на беспорядки», - говорит Андрес Кахар.

Действительно, порой события возле памятника развивались непредсказуемо. Достаточно вспомнить краску на солдате и акции со стороны националиста Юри Лийма. Однако политолог Евгений Голиков считает, что в советское время отношение к памятнику было другим. «Отрицательная оценка памятника, которая сейчас демонстрируется существенной частью эстонских СМИ и эстонского населения, была более мягкой, нейтральной или просто безразличной», - говорит политолог.

Интеграция сначала

Голиков считает, что ситуация с памятником привела к ценностному конфликту: «Она вскрыла в обществе давно зревшее недовольство друг другом. Позиция недопонимания как бы убедила обе стороны в своей исключительной правоте. Та серия взаимно оскорбительных выражений, которые применяют люди в разговорах, является результатом закрепления этнических стереотипов, которые формировались на протяжении долгого времени. Правительство поступило непредусмотрительно, потому что оно в этой ситуации является главным виновником разрушения совершенно необходимого для нашего общества единства, которое называется интеграцией».

Глава МВД Юри Пихл не согласен с такой позицией, считая, что сейчас как раз настало время для более тесного общения друг с другом. «Знаю, что слово «интеграция» уже несет характерный подтекст, но не побоюсь употребить его в очередной раз. Для меня интеграция – это множество глаголов, начинающихся с предлога «со» - сотрудничать, содействовать, сопутствовать и, если хотите, даже соображать на двоих. Если апрельский кризис 2007 года внес некий разлад в устоявшиеся отношения между людьми, говорящими на разных языках, то экономическая ситуация сегодняшнего дня стала общей проблемой для всех жителей Эстонии. Думаю, что это является хорошим стимулом перевернуть страницу истории и подумать о том, как нам выстраивать взаимоотношения в дальнейшем», - говорит Пихл.

Возможно ли повторение?

«Надеемся, что на сегодняшний день все здравомыслящие эстоноземельцы поняли, что от беспорядков и погромов не выиграет ни один житель Эстонии и ни одна нация, представленная здесь. Конечно, недавние провокаторы никуда не исчезли, но их возможности вновь развязать конфликт невелики», - говорит комиссар Полиции безопасности Андрес Кахар.

Премьер-министр Андрус Ансип полагает, что апрельские события не повторятся. «Будем надеяться, что общественный порядок и далее будет соблюдаться в Эстонии. Ясно то, что мы должны больше общаться друг с другом, больше рассказывать о своей истории. Единые воспоминания и ценности помогут нам создать мирное и богатое общество», - призывает к единству представителей разных культур Андрус Ансип.

Евгений Голиков тоже считает, что подобные события в Эстонии вряд ли могут повториться. «Ситуация уже другая. Да и на какой почве?».

Однако лидер «Ночного дозора» Максим Рева считает, что «от массовых беспорядков никто и никогда не застрахован. Посмотрите на Голландию, Данию, Францию, Литву и Молдавию. Здесь скорее вопрос в другом - застраховано ли общество от того, чтобы правительство ради усиления своей власти провоцировало эти беспорядки. Вот, к сожалению, эстонское общество, как русские, так и эстонцы, не застраховано». Максим Рева не считает, что темперамент эстонцев будет всегда их сдерживать. «Людское терпение когда-то заканчивается, правительство в области экономики ничего не делает, люди лишаются работы. И когда им нечего будет есть, они выйдут на улицу».

Продолжение суда следует

На вопрос «МЭ», почему виновники апрельских событий так и не наказаны, Андрес Кахар сказал: «Содержащееся в вопросе утверждение неверно. Целый ряд участников беспорядков, которые признали вину, наказаны судом. Это активисты «Ночного дозора» Юрий Журавлев и Андрей Ачкасов. Вместе с тем судебный процесс над предполагаемыми организаторами беспорядков не закончился и находится в производстве Таллиннского окружного суда».

Хотя суды над участниками апрельских беспорядков еще будут продолжаться, премьер передал пожелание: «Забудьте события двухлетней давности и сосредоточьтесь на будущем».


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com