погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"Молодежь Эстонии" | 12.02.09 | Обратно

Жертвоприношения цивилизации

Что происходит с нами? Что происходит вокруг нас? Чего нам ожидать в будущем? Какие перемены могут и должны произойти в мире? Об этом журналист Нелли КУЗНЕЦОВА беседует с профессором Ханоном БАРАБАНЕРОМ, недавно вернувшимся из поездки по Америке, где, собственно, все и начиналось...

— Вы были в США не первый раз, профессор, и видели Америку разной. Что вам бросилось в глаза сейчас? Какие настроения вы почувствовали там? Какими увидели американцев в этот свой приезд? Какие аналогии у вас возникли? Говорят, что нынешний кризис относится к категории явлений, кардинально меняющих мировой порядок, все экономические устои. Как выглядят американские устои сейчас, в это грозовое время?

— Я действительно видел Америку в разные годы и в разных обстоятельствах, и многое меня там сейчас поразило. Но сначала я хочу рассказать о Мексике, в которой мне довелось побывать в эту свою поездку. Вы поймете, почему я начинаю свой рассказ именно с этого...

Я оказался в районе города Чичен-Итса, или Чичен-Ица, это название древней столицы индейского народа майя произносится в разных источниках по-разному. Когда-то это был многонаселенный город, говорят, в нем было около 100 тысяч населения. Теперь это чисто ритуальный город, в котором продолжаются исследования и все больше обнажаются, вскрываются громадные сооружения древних майя. Там есть совершенно потрясающая пирамида, которая вполне может конкурировать с любой из египетских пирамид. Там совершенно потрясающие поля для игры, ставкой в которой была жизнь. Выбывающему отрубали голову.

— Легендарный народ майя с его удивительным календарем, который остается непревзойденным и до сих пор, необычайная, поражающая воображение цивилизация, к которой, как считают многие, были причастны инопланетяне, ибо невозможно представить себе, что подобные технические достижения были возможны в те давние времена. Но разве майя живы? Разве этот легендарный народ не считается погибшим, а его необычайная цивилизация — исчезнувшей?

— Представьте себе, в Мексике, да и не только в Мексике, живут тысячи индейцев майя. Наш гид в Мексике по имени Карлос был наполовину майя. Интересный человек... Учился, между прочим, год русскому языку в Московском Государственном университете, свободно говорит по-русски, владеет и другими языками. Он, кстати, сказал нам, что индейцы майя хорошо помнят имя Ю. Кнорозова, советского ученого, частично расшифровавшего древнюю письменность майя, известную по памятникам первых веков нашей эры и сотни лет остававшуюся загадкой для исследователей.

А нынешние майя живут, можно сказать, в нищете. И этот контраст между былым величием этой цивилизации и нынешним состоянием индейцев майя просто потрясает.

— А помните знаменитый фильм голливудского актера и режиссера Мэла Гибсона о древних майя? Там было грандиозное каменное сооружение с площадкой наверху и длинным-длинным желобом до земли, по которому лилась кровь, катились отрубленные головы и сердца, вырванные из живых тел тех, кого приносили в жертву. Думалось, что ничего подобного не могло быть в жизни, что этот апофеоз жестокости придуман от начала и до конца...

— Представьте себе — не придуман... Я был возле этого невероятного сооружения, оно существует в действительности. Я видел и эту ритуальную площадку, и этот страшный желоб. В дни жертвоприношений в этом святом городе обезглавливали, вырывали сердца у 20 тысяч человек. Двадцать тысяч погибших страшной смертью за три дня...

— Во имя чего?

— Эта невероятная цивилизация, оставившая потомкам свидетельства своих необычайных технических достижений, была, как сказал нам Карлос, цивилизацией страха. Поразительные технические результаты, загадка которых не понята и до сих пор, и мощнейшее, страшное давление на человеческую психику. Вот там, возле этого грандиозного сооружения, я впервые подумал, нет, лучше сказать, остро почувствовал, что любая цивилизация наряду с развитием технических возможностей, повышением уровня жизни требует от человечества и каких-то жертв.

— Что-то приобретаем и что-то теряем?

— Я бы сказал, теряем очень много. Я говорил уже, что в разные времена видел разную Америку. Когда-то — помните? — в зарубежной печати писали, что на улицах советских городов, в автобусах, в метро слишком много унылых, неулыбчивых лиц. Вот сегодня такой мы видим Америку. Там ощущение кризиса гораздо сильнее, острее, чем у нас. Там это ощущение просто разлито в воздухе. Я разговаривал со многими американцами и видел, как они боятся пятницы.

— Пятницы? Почему же именно пятницы?

— Потому что в пятницу они могут найти на своем рабочем месте конверт с уведомлением, что «фирма благодарит их за работу» и сообщает, что окончательный расчет они могут получить там-то и там-то. Такое случается все чаще и чаще.

Ну, а вместе с тем я увидел там настоящую обамоманию. В день инаугурации нового президента на прилавки сотен, тысяч книжных магазинов и магазинчиков были выброшены книжки, брошюры под общим названием «Обама — наш президент». Говорят, правда, что на всякий случай были заготовлены подобные книжки и о других кандидатах.

Все ждут перемен. Все надеются, что Обама привнесет в жизнь нечто новое. Но вряд ли эти надежды оправдаются настолько, насколько этого хотят миллионы американцев. Команда у Обамы, в сущности, «старая», клинтоновская, все идеи были этими людьми уже давно высказаны. Но надежды у людей есть. Пока есть...

— У нас даже как-то возникла мысль опубликовать в газете материал под названием «Пора учиться у негров». В самом деле, без революций, без баррикадных боев они сумели добиться столь заметного улучшения своего положения. Во всех фильмах положительный герой — негр. Чернокожие люди — в правительственных органах. А теперь и президент страны — темнокожий человек.

— Я думаю, что на самом деле это заслуга белого, демократически мыслящего большинства Америки. Там возникло такое явление, как «позитивная дискриминация». У нас многие удивлялись этому необычному, быть может, словосочетанию. Но именно позитивная дискриминация стала одним из существенных элементов национальной политики США. Начиная еще с 60-х годов, с Кеннеди... Что тут имеется в виду?

Особые условия поступления в университеты для чернокожего меньшинства. Особые квоты на рабочие места. Кстати, это практикуется не только в Америке, но и в целом ряде других по-настоящему демократических стран. Национальные меньшинства в таких странах имеют то, что называется «позитивной дискриминацией».

— Но именно этому примеру у нас следовать не хотят...

— Да. Но в остальном настроения в Америке тревожные. Вот любопытный бытовой штрих... Конец декабря и январь всегда были в Америке временем больших распродаж, колоссальных скидок. И я всегда смеялся, что Америка в такие дни напоминает времена Советского Союза, когда на прилавки выбрасывался дефицитный товар. Магазины были переполнены.

Но на этот раз все было по-другому. И товары есть, и скидки даже большие, чем обычно, а людей нет. И этот страх, эти пустые магазины, эти закрывающиеся предприятия — это, если хотите, плата за тот уровень благосостояния, который во многом был основан не на реальных ценностях. Кризис, это, по существу, лопнувший пузырь квазифинансовой цивилизации. Поневоле вспоминается пропавшая цивилизация майя с ее утерянным языком.

Сегодня многие экономисты считают, что финансовые бумаги, не хочу даже называть их активами, в десятки тысяч раз превышают объем реальной экономики. И это не могло не выразиться в конце концов в мощнейшем кризисе, который не имеет аналогов в мировой истории. Это та жертва, которую человечество, не только население Америки, но и население Европы, других стран приносит этой квазифинансовой цивилизации. Жертвоприношения ведь бывают разными. Древние майя платили отрубленными головами и вырванными у живых людей сердцами. Нынешние люди могут поплатиться голодными смертями, самоубийствами и т.д.

Наша современная цивилизация построена на росте потребления. И я бы сказал, что мы все, современные люди, порой даже не понимая этого, влетели, вкатились в эпоху всеобщих дефицитов. Это дефицит углеводородного сырья. Мы вступаем в эпоху дефицита продовольствия, дефицита свежего, чистого воздуха. При этом за тот уровень благосостояния, который нынешняя цивилизация обеспечивала так называемому «золотому миллиарду», а это прежде всего США, Канада, Австралия, развитые страны Европы, остальные пять с половиной миллиардов будут платить.

— И уже сейчас видно, что они могут стать или уже являются жертвами этой квазифинансовой цивилизации, о которой вы говорите.

— Именно так. Притом заметим, что эта цивилизация ориентирована на непрерывное повышение уровня потребления, ничем не обоснованного стремления к роскоши.

Я видел в Америке, встречаясь и разговаривая с множеством людей, что простые американцы зачастую не понимают, что происходит, что уже произошло. Я впервые видел растерянные лица: как это могло случиться, почему никто не может сказать, когда это закончится, когда мы снова заживем хорошо?

— Некоторые экономисты, политологи считают, что кризис должен закончиться сначала в Америке, там, где он начался...

— Ну, если кто-то берет на себя смелость назвать место и дату окончания кризиса, тот, думаю, просто авантюрист.

Недавно в печати появилась статья президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Это очень умный, системно мыслящий человек. Его статья так и называется — «Ключи от кризиса». Так вот, Назарбаев в этой статье очень четко, ясно озвучил идею, к которой сегодня приходят многие серьезные ученые, политики, трезвомыслящие государственные деятели. По существу, мы сегодня входим в новую цивилизацию, в такую цивилизацию, которая тесно связана с процессом, называемым «глобализацией». Мы еще помним период, когда широко говорилось, что можно построить, скажем, коммунизм в одной, отдельно взятой стране...

— ...Или перескочить из феодализма прямо в социализм. И тоже — в одной, отдельно взятой стране.

— Вот-вот. Но сейчас уже не получится. Сегодня становится все более очевидным, что мир настолько глобализировался, связи между странами настолько сильны, все так переплетено на нашей маленькой планете, что выход из тупика, в который мы влетели, может быть найден только сообща, только общими усилиями. «Империя доллара», как говорил когда-то известный экономист Михаил Хазин, приказала долго жить. И в сущности, мир доживает последние дни в этой квазифинансовой империи, накачку которой действительно давала «Империя доллара». И сегодня четко видна дилемма: либо решения будут приниматься на межгосударственном уровне и станут обязательными для всех, либо события начнут развиваться по черному сценарию, о котором написал Хантингтон, английский ученый, вызвав этим шок и скандал во всем мире...

— Межцивилизационные войны? Борьба между Западом и Востоком? Наша Эстония может как раз оказаться в самом центре этой войны...

— Есть и второй вариант, о котором говорил академик Никита Моисеев. Это сырьевые войны. Словом, вопрос стоит так: или мы сумеем построить цивилизацию всеобщего, даже не благоденствия, просто нормального существования, либо человечество окажется в ситуации страшных и непредсказуемых событий. Я говорил о жертвах, которые так или иначе приходится платить каждой цивилизации. Так вот соотношение величины этих жертв и того положительного, что дает цивилизация, и определяет на самом деле ход истории.

— А что же будет у нас в Эстонии? Мы ведь тоже становимся страной хмурых лиц с той лишь разницей, что немалая часть населения, как показывают опросы, не слишком верит своему правительству.

— Не хотелось бы рисовать ситуацию в мрачных тонах. Но судя по всему, к лету мы можем ожидать около 100 тысяч безработных. И однозначно можно сказать, что в наибольшей степени это коснется именно русскоязычной части населения. Лично меня как экономиста, как ученого не слишком вдохновляют меры, которые принимаются на правительственном уровне. Они сводятся только к тому, чтобы как-то сбалансировать бюджет. Но все сокращения бюджета, если присмотреться повнимательней, так или иначе касаются социальной базы общества. А такие сокращения уменьшают, по существу, и основу деятельности реальной экономики. Если мы уменьшаем денежные потоки, то сокращается спрос, а если уменьшается спрос, то мы подрываем, рубим фактически самый корень.

— А почему об этом так мало говорится вслух, на страницах печати? Почему так мало слушают ученых, специалистов?

— Мы неоднократно говорили, что выход из столь серьезного положения, в котором мы оказались, можно найти лишь совместными усилиями. А это означает, что надо привлечь, использовать весь интеллектуальный потенциал страны, независимо от национальности. Речь идет о поиске общих путей спасения, выхода из кризиса. И в этом смысле можно однозначно утверждать, что не задействована огромная составляющая интеллектуального потенциала страны — потенциал русскоязычного сообщества. А он, могу сказать твердо, очень велик.

Мы говорили неоднократно, что должна быть разработана программа выхода из кризиса, основанная на повышении эффективности работы реальной экономики. Сокращение расходов — это лишь временная мера, ничего серьезного, долговременного это дать не может. Но хочется спросить: все ли серьезные, существенные механизмы задействованы?

Вот, скажем, международные кредиты... Говорят, нельзя залезать в долги. Но главное ведь не в том, взять или не взять кредит. Главное в том, как и на что он будет использован. Будет ли это сделано продуманно, с прицелом на настоящее и будущее?

— Известно, что в Институте экономики и управления создан Центр евразийских исследований. Вы решили, я говорю о русскоязычном научном сообществе, сами искать выход из положения?

— Мы, я имею в виду Эстонию, потратили много времени и сил, чтобы как можно дальше удалиться от восточного направления. И напрасно. На Востоке, а это не только Россия, но и Китай, и Индия, и другие страны, то есть огромное евразийское пространство, сейчас происходит много интересного, важного, существенного. Не зря туда так рвутся и англичане, и американцы, и Канада...

Мне кажется, мы понимаем ход этих процессов, у нас есть там контакты на очень высоком уровне. Не случайно же мне прислали на отзыв интересную статью президента Назарбаева. И думается, усиление этих связей, изучение возможностей этого рынка может помочь нашей стране, если мы сумеем воспользоваться этим шансом.


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com