погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"Молодежь Эстонии" | 12.02.09 | Обратно

Звенья единой цепи

Лев ГОЛУБ,
доктор экономических наук, профессор


Фото Николая ШАРУБИНА

Удивительные вещи происходят с образованием на русском языке за пределами России. Судите сами.

За последние два десятилетия из пределов бывшего Советского Союза уехали миллионы людей, для которых русский язык был родным. Однако те, кто переселился в Германию или в США, в Израиль или в Канаду, а также в другие страны, на вопрос: «Хотят ли они, чтобы их дети или внуки получали образование на русском языке?» почти наверняка ответят отрицательно. И в то же время русскоязычные жители Эстонии и ряда других постсоветских республик на такой же вопрос в большинстве ответят положительно.

Нет ли тут противоречия, какой-либо предвзятости или просто упрямства?

Представляется, что нет, и вот почему.

Во-первых, те, кто добровольно переезжал на постоянное место жительства в другие страны (не важно, по каким причинам — политическим, экономическим или иным), отдавал себе отчет, на какой шаг он идет, и, как правило, желал скорее не только адаптироваться, но и ассимилироваться в новой среде и вести там полноценную жизнь гражданина своей новой родины, не отличимую от ее коренных жителей.

Жители же постсоветских республик, оказались за пределами России не по своей воле, а стали заложниками политических изменений всего гигантского региона. Поэтому речь о добровольной ассимиляции для большинства из них не идет.

Во-вторых, даже в тех странах (пожалуй, только за исключением Израиля, но это особая ситуация), где абсолютная численность русскоязычного населения составляет сотни тысяч, а то и миллионы человек, в процентном отношении их количество все же невелико. В Эстонии же эта численность превышает два десятка процентов. А это уже то количество, которое переходит в новое качество.

В-третьих, страны, куда шло добровольное переселение бывших советских граждан, отделяют от России большие расстояния и границы многих государств. Россия для них стала далекой заграницей. Эстония же граничит с Российской Федерацией. Надо надеяться, что в не очень далеком будущем между Россией и ЕС будут настолько хорошие политические отношения, что для передвижения уже не будут нужны визы, что не будет препятствий для эффективных предпринимательских контактов и для работы за рубежом. И тогда жители ЕС с полноценным образованием на русском языке будут не просто востребованы, а будут представлять собой большую ценность.

Можно продолжать перечислять факторы, которые определяют важность сохранения образования на русском языке, но и перечисленного уже достаточно.

Итак, вопрос сохранения в Эстонии качественного образования на русском языке остается очень актуальным и требует решительной борьбы за его сохранение.

Рассмотрим теперь всю цепочку такого образования. Оно включает следующие шесть звеньев: детский садик, основная школа, гимназия, бакалавриат или высшее прикладное образование, магистратура и докторантура.

Основная школа и гимназия должны давать полноценное образование на русском языке и одновременно свободное владение государственным языком. Выпускник гимназии должен иметь возможность в соответствии со своей подготовкой свободного выбора — продолжать учиться на русском или на эстонском языке.

Сейчас угроза ликвидации образования на русском языке состоит в том, что оно может в скором времени скончаться естественной смертью, и вот по какой причине. Для преподавания математики, физики, химии и т.д. нужны учителя, причем, что особенно важно для гимназий, преподаватели, получившие образование уровня магистра на русском языке. Ведь, например, физик или химик, окончивший университет на эстонском языке, уже не будет в совершенстве владеть специальной терминологией на русском языке. А без этого не может быть полноценного преподавания. Поскольку притока таких учителей у нас нет, то смерть русских гимназий произойдет тихо и самым естественным образом, если уже сегодня не принимать самых энергичных и экстренных мер.

Ведь совсем не случайно во всех коалиционных правительствах, в которые входил Исамаалийт, пост министра образования доставался именно этой партии. Национально озабоченные политики четко понимают, как победить самым цивилизованным и демократическим методом образование на русском языке — исчезнут учителя, не станет и учеников.

Что касается бакалавриата и магистратуры, то тут должны быть два пути.

Те, кто хочет получить техническое, медицинское или, например, сельскохозяйственное образование, должны учиться на государственном языке, другого выхода практически нет и не будет.

Однако те, кто хотел бы стать педагогом по специальным предметам, должны иметь возможность получить образование и на русском языке. Без этого, как уже отмечалось выше, все дискуссии о русском образовании не имеют практического смысла.

Наверняка каких-то отдельных специалистов могут помочь подготовить в России, но для этого необходима целевая помощь, как, например, это было сделано с группой актеров.

Теперь о высшем образовании. Специалистов по русскому языку, по-видимому, будут продолжать готовить в государственных вузах. Что-то пока сохранится и на базе Кохтла-Ярвеского колледжа Технического университета. Но основная часть высшего образования на русском языке базируется на частных вузах.

Эти учебные заведения должны быть по своей сути и центрами развития интеллекта и культуры на русском языке. Только тогда они смогут готовить действительно русскоязычную интеллектуальную элиту.

В Эстонии нынче один вуз, который работает только на русском языке, — это Институт экономики и управления (ЭКОМЕН), который, кстати, и ведет большую культурную работу — там и студенческий театр, и КВН, и клуб для встреч с интересными людьми, и многое другое, что позволяет студенту приобщаться к русской культуре в самых лучших ее традициях.

Однако усилий только одного этого вуза, к сожалению, слишком мало.

Основой высшего образования на русском языке должны быть экономические науки, управление, подготовка переводчиков. Собственно, в этом направлении и работает большая часть наших вузов.

Однако для полноценной работы высшего учебного заведения нужны кадры самой высокой квалификации — доктора. Это уже штучный товар. И тут очень важно обеспечить подготовку докторов с хорошими научными связями в Эстонии, в странах ЕС, в России и вообще с мировой наукой. Без таких специалистов полноценного образования не будет. Сейчас еще в полной мере используется научный потенциал старшего поколения — докторов и кандидатов наук советского времени. Но это уже немолодые люди, и пора активно готовить им смену.

Теперь о практических выводах.

Первое. Для сохранения действительно полноценного образования на русском языке нужна государственная поддержка, в том числе и на законодательном уровне. Для этого есть только один путь — серьезное лобби в парламенте и в местных самоуправлениях. Политическая жизнь последних лет показала, что карликовые партии, которые декларируют защиту интересов русскоязычной диаспоры, в том числе и русского образования, не способны создать нужную поддержку. Сейчас выход только один — все общественные, политические, культурные и другие объединения, представляющие русскоязычное население, должны объединиться и договориться с какой-либо влиятельной партией. Такая партия в обмен на поддержку на выборах должна включить в свою программу конкретные положения по сохранению образования на русском языке. Понятно, что для многих наших политических и общественных деятелей это будет очень трудный, даже болезненный шаг. Но это единственный путь, который практически может спасти русское образование. Все остальное будет только демагогией, которая приведет к потере времени, а его уже почти не осталось.

Второе. Нужны договоренности о подготовке педагогов высшей квалификации в России. Без этого тоже нельзя сохранить в Эстонии полноценное и высококачественное образование на русском языке.

И в заключение скажу, что сейчас в Эстонии есть неполитизированная, уважаемая, интеллектуально очень мощная общественная организация, которая могла бы взять на себя роль мотора, который позволит сохранить для наших детей и внуков так нужное им образование на русском языке. Речь идет о Русском Академическом обществе Эстонии.

Послесловие

Мы публикуем этот материал в порядке дискуссии, обсуждения, поскольку многие положения автора вызывают сомнения и у нас самих. И надеемся на такое обсуждение, поскольку спор, рождающий новые идеи, уточняющий ситуацию, может быть полезен.

Недоверие вызывает утверждение автора, что люди, уехавшие в дальнее зарубежье, хотят быстрее ассимилироваться, «вести жизнь полноценного гражданина новой родины, не отличимую от ее коренных жителей». Жизнь показывает иное. Многие наши встречи с представителями русских зарубежных организаций показывают, что русские (в широком смысле этого слова) вовсе не хотят ассимилироваться. И в любом случае вести жизнь, не отличимую от коренных жителей, мало кому удается.

Мы знаем многие русские школы, действующие в дальнем зарубежье, созданные при российских посольствах, церквах, клубах и т.д.

Думается, сохранение русского, русскоязычного массива — в интересах мирового сообщества. Очевидно, что крупным игроком в мировом пространстве становится Евразия, где русский язык является одним из основных языков.

Что же касается возможной сделки с какой-либо из политических партий Эстонии, то трудно предположить, что практически она выполнима. К тому же нельзя не заметить, что это может просто дурно попахивать. Вряд ли какая-нибудь из эстонских партий открыто на это пойдет. Да и русский электорат не столь уж послушен, им нелегко манипулировать.

Но думать, что делать дальше, надо...


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com