погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"МЭ" Суббота" | 20.02.09 | Обратно

Страшно ли стареть в Эстонии?

С основательницей и председателем совета дома для пожилых людей Villa Benita Терье КРОСС беседует Элла АГРАНОВСКАЯ.


фото Николая Шарубина

— Я уверена, — говорит Терье, — что все болезни лучше поддаются лечению, если решена главная проблема: человек должен чувствовать, что им кто-то занимается, что он кому-то нужен. И когда он видит, что с ним разговаривают, общаются, когда видит, что с ним считаются, тогда он не ощущает себя брошенным. И происходит чудо.

Старость приходит к нам изнутри

— А вообще, наша страна, на ваш взгляд, достаточно благополучна для старости?

— Давайте поставим вопрос иначе: что такое старость и когда она начинается? Старость приходит с какой-то цифрой или когда уходит здоровье? Кто-то в 60 лет считает себя глубоким стариком, а кто-то в 75 готов на подвиги: «Я еще ого-го!». И мне всегда было интересно понять, с какого же возраста начинается старость и надо ли здесь вообще говорить о возрасте? Общаясь с пожилыми людьми, я поняла: старость приходит к нам изнутри, а возраст не имеет никакого значения. Когда человек опускает руки, чувствуя, что стареет, тогда он быстрее уходит. И в этом смысле, мне кажется, нет разницы, где стареть — в Эстонии или, допустим, в Америке.

— Вы серьезно так считаете?

— Вполне. Нам почему-то кажется, что в Америке люди живут так, как это показывают по телевидению. Но у меня была возможность увидеть, как живут там пожилые люди и какая их поджидает старость. С нами по соседству жил одинокий пожилой человек. Все думали, что он очень состоятельный, и когда настанет время, конечно же, попадет в хороший дом для пожилых людей. И соседи стали подбирать для него дом выше среднего уровня. Мне было интересно, и я ходила вместе с ними. Дома, которые мы смотрели, были очень хорошими и комфортными для жизни. А когда настало время переселяться, выяснилось, что денег у Джона нет и рассчитывать он может только на дом, который ему предлагает государство. И мы пошли смотреть дома ниже среднего уровня. Это было так страшно! Старики валялись в коридоре, никто не обращал на них внимания, в малюсеньких комнатах ютились по шесть и больше человек... А мы тут думаем, что в Америке все красивее и лучше. На самом деле это неправда. Если ты в течение своей жизни не накопил деньги, если у тебя нет запасов, в старости тебя ждет очень страшная жизнь. Уверяю вас, в Эстонии ни одного такого дома для пожилых людей нет!

— Но вы же не станете отрицать, что многие люди очень боятся старости.

— Тогда попробуем разобраться, почему человеку страшно стареть, что именно здесь страшно. Пятидесятилетний человек старше сорокалетнего, а 65-летний старше 55-летнего и так далее. Но в каждом возрасте — 40, 56, 67, 75 — есть свои радости и свои плюсы. Есть, конечно, и минусы, но самое страшное — когда мы одиноки. А в какой стране — значения не имеет. Если нет близких людей, если нет круга общения, если не к кому обратиться за помощью, человек замыкается в себе. И тогда он закрывается на все замки, и ему уже страшно выйти из дома, потому что начинает казаться, что обществу до него нет никакого дела. Или того хуже: что общество на него злится.

— Разве нет? Разве обществу старики не безразличны?

— Я бы сформулировала по-другому: нашему обществу пора задуматься о том, как пожилому человеку живется в Эстонии, какие у нас минусы, какие плюсы, что мы еще можем сделать. Сегодня наше общество очень разобщено — молодые, люди среднего возраста, пожилые — все как бы в отдельности. Пора подумать о том, каким образом объединить разные возрастные группы.

— Ну, нам до этого еще расти и расти.

— Но к этому нужно стремиться! А начинать надо с детей, надо воспитывать в них уважение к пожилым людям. И постепенно продвигаться вперед. В Японии человека считают взрослым с 50 лет, до этого он — мальчишка! А наше общество с какой-то цифры считает человека старым и потому ненужным. И в то же время декларирует уважение к старости. Не пора ли проанализировать это противоречие? Конечно, наше государство еще очень молодое, мы многое пока не успели сделать, но уже настало время говорить о проблеме пожилых людей вслух. Помните, был момент, когда мы вспомнили о детях, которые живут в детских домах. И эта тема стала модной: в детские дома потекли подарки, деньги. Или инвалиды: их у нас просто не было. И вдруг появились — тема стала популярной. Все идет от общества! И мне хочется, чтобы «в моду вошли» бабушки и дедушки. Пока этого нет и близко. Посмотрите рекламу, почитайте журналы – все адресовано молодым. А почему не поговорить о пожилых людях, о том, как сделать прическу и make up даме за 70? Почему не рассказать о том, как она должна выглядеть? Однако, когда моя подруга начала изучать make up, необходимую информацию о макияже для людей в возрасте она нашла в Питере, поскольку в Эстонии этому научиться негде. Куда ни глянь — нет в нашей стране этого направления. А в Германии еще два года назад в фирме Audi мне показали новую модель спортивной машины, сконструированную специально для пожилых людей. И я подумала: какие же они мудрые! Нам, конечно, до них далеко, но, повторю, начинать надо с воспитания молодых.

— В общем-то, старая истина.

— Меж тем мне даже неловко повторять, что иной раз приходится слышать от пожилых людей: «Молодые хотят от нас только одного — все взять». Понимаете, в нашей стране баланс не в порядке. В других странах люди живут по принципу «все, что имею, это мое». Если отбросить крайности, на самом деле так оно и есть: пока ты жив, это твое, а все, что после тебя останется, перейдет к наследникам. А как у нас? У нас часто наоборот: молодые берут к себе бабушку или дедушку и ждут чего-то… Даже не хочу произносить вслух, чего именно они ждут. Это странно и обидно.

Жить достойно, если есть такая возможность

— Но согласитесь, в какой-то мере это процесс обоюдный.

— Я бы сказала, что у нас возникают «ножницы»: с одной стороны, бабушка отказывает себе в мандаринах, потому что бережет деньги для внуков, с другой — далеко не всегда внуки в этом нуждаются.

— Или, напротив, очень на них рассчитывают.

— Надо много говорить на эту тему, чтобы объяснить людям: живите достойно, если у вас есть такая возможность! Ведь если счастливы вы, счастлива и ваша семья. Безусловно, есть семьи, где дело обстоит стопроцентно наоборот. Но в нормальной семье понимают: это принадлежит бабушке или дедушке, а когда они уйдут из жизни, то, что останется после них, будет наше. Иногда даже хочется закричать: «Пожилые люди, позволяйте себе все, вы имеете на это право!». И, знаете, оглянувшись на два-три года назад, видишь: уже немножко позволяют, уже путешествуют, уже одеваются нарядно и выходят — в кафе, в театр. Но хочется, чтобы этих проявлений было больше. И нужно научить молодых: пусть это будут бабушкины или мамины вещи, не надо их трогать. Конечно, тема очень деликатная, потому что те, кто об этом не думает, могут рассердиться, мол, не твое дело.

— Вы сталкиваетесь с этим в своей практике?

— Я сталкиваюсь с разными, порой противоположными вещами. Иногда ко мне приходят молодые: «Умоляю, помогите! Уговорите бабушку переселиться к вам!». Естественно, мне важно знать, чем это продиктовано? Слышу: «Она живет в Тарту, совершенно одна. Крыша в доме течет, нормально жить невозможно, проблем масса. Ей трудно, нам трудно, потому что туда нужно постоянно ездить. Почему мы друг друга мучаем? Убедите бабушку в том, что если она переедет к вам, мы будем только рады, что у нее все в порядке».

Принимать сложнее, чем отдавать

— А почему бабушка сопротивляется? Потому что жить в доме для пожилых дорого или потому что не хочет расставаться с привычным укладом жизни?

— Причины самые разные. Но те, кто живет у нас, уже понимают: дети их любят, но им нужно работать, у них свои семьи. Если у детей есть возможность за них платить, нужно радоваться тому, что жизнь стала легче и приятнее для всех. Ведь гораздо лучше жить в хороших условиях и регулярно видеть своих детей, чем постоянно повторять им: приезжай, помоги, сделай. А кто-то приезжает редко — бабушка сердится, кричит, обвиняет…

— И при этом все равно готова отдать детям и внукам все, что у нее есть.

— Вот именно! А нужно уметь не только отдавать, но и принимать. Я часто беседую с нашими бабушками. «Вот, — говорит она, — мне надо внука поддерживать». Я отвечаю: «Надо? Может быть, и надо, я не знаю вашу семью. Но, скажите, ваш внук об этом просил?». Она задумывается. Понимаете, некоторые пожилые люди что-то сами себе придумывают. Конечно, семьи очень разные. Кто-то заплатил за пожилого человека — и забыл о нем. К счастью, таких семей мало, но все же встречаются. Есть семьи, где молодые заинтересованы только в том, чтобы получить деньги от своих родителей, бабушек и дедушек. А есть семьи, где молодые говорят: «Меня деньги не интересуют, лишь бы у моей бабушки была достойная старость, лишь бы ей было хорошо». И тут одно из двух: либо бабушка умеет принять эту заботу, либо — нет. Очень по-разному в жизни бывает. А общество нельзя поменять за секунду. Ведь в том, что мы сейчас делаем, нет ничего нового, в других странах это сложившийся образ жизни. В Канаде я видела самый дорогой дом для пожилых людей: наши пятизвездочные отели ни в какое сравнение с ним не идут. В этом обществе это нормальное явление. А у нас само понятие — дом для пожилых людей — вызывает страх. Может, потому я и строила этот дом: чтобы снять опасения. Почему пожилые люди не хотят покидать свой дом? Они привыкли к сложившемуся укладу. Почему дома они чувствуют себя плохо? Потому что одиноки. А мы с ними занимаемся, им не надо волноваться за еду, у нас есть культурная программа…

Жить той жизнью, которая была дома

— А между собой ваши подопечные общаются?

— Вы же знаете, что люди, которые живут в Эстонии, большей частью индивидуалисты, нравится это кому-то или не нравится. Но концепция нашего дома, которую я задумала с нуля, как раз и заключается в том, чтобы они знакомились друг с другом, чтобы общались, ходили в гости, чтобы они дружили. Достичь этого было нелегко. Мне пришлось объяснять даже то, что они могут звонить друг другу по короткому номеру. Учила многому и сейчас могу сказать, что это уже не проблема: они общаются, они встречаются… Каждый понедельник у нас «домашняя кухня»: мы вместе что-то готовим. И всякий раз надо придумать такой рецепт, чтобы в процессе приготовления блюда участвовали все. Вот на прошлой неделе делали кекс, потом поставили его на продажу в наше кафе. К кому-то приезжают дети — их тут же ведут в кафе: пойдем, попробуем наш кекс. Они постоянно что-то делают, чтобы интересно и с пользой для себя проводить время. А главное — чтобы продолжать жить той жизнью, которая была у них дома.

Ведь поначалу они боялись даже шевелиться, сидели за обеденным столом, как пришитые. Я сказала: «Если вы захотите, я могу принести вам луну. Но вы же хотите жить! А это значит, что вам нужно двигаться. У вас есть возможность выбирать — морс, сок или кефир. Хотите — вам принесут. Но лучше подняться со стула и выбрать самостоятельно…»

Я придумывала для них занятия: «Вот ты будешь отвечать за салфетки». И она ходит, такая важная, смотрит, чтобы все салфетки были чистые, это же ее обязанность. «Ты будешь отвечать за цветы — их нужно вовремя полить. А ты — за аквариум. Если его пора почистить, об этом надо напомнить». Кто-то ответственный в библиотеке, там много газет, их нужно аккуратно сложить...

Они не жадные, но не любят, когда им врут

— По утрам мы читаем им газеты и обсуждаем актуальные темы. У них такие интересные мысли! Когда в правительстве шла полемика по антикризисным мерам, они подошли к вопросу очень серьезно: «Терье, в эту проблему должны включиться все — молодые, пожилые, общество, банки, государство!» — «Согласна. А как конкретно?». — «Мы предлагаем такой вариант: все должны что-то от себя дать, только пусть это будет сбалансировано…» По сути, правительство к этому решению и пришло.

Некоторые из наших подопечных предложили отдать свою месячную пенсию, если это поможет выйти из кризиса. Они ни в коем случае не жадные, но хотят, чтобы все было справедливо. И так не любят, когда им пытаются врать. И сердятся, когда депутаты поднимают себе зарплату, потому что чувствуют, что их обманывают. Поверьте, многие пожилые люди очень хорошо соображают. А в силу своего возраста и опыта многое чувствуют по-другому. И жизнь знают лучше, чем молодые.

— Так ведь на этом построены сюжеты многих народных сказок: когда в стране плохо, спрашивают стариков, как нужно поступать.

— Но почему бы нам тоже это не попробовать? И для страны полезно, и пожилым людям будет спокойнее, когда они увидят, что их поколение во власти тоже кто-то представляет. Но сейчас ни в правительстве, ни в Рийгикогу стариков нет. Получается, никому не нужны их знания, их опыт. Это несправедливо и неправильно. Ведь среди пожилых есть очень мудрые люди. Надо только поинтересоваться их мнением, посоветоваться с ними.

Когда Терье было 10 лет, она, к изумлению мамы, предложила заболевшей соседке делать ей уколы. И подошла к этому делу очень ответственно. Играя с мальчишками в футбол, вратарь Терье в положенное время останавливала матч и бежала выполнять свои медицинские обязанности. Тщательно мыла руки и, по-взрослому сосредоточившись, старательно выпускала из шприца воздух, набирая лекарство. Соседка рассыпалась в благодарностях.

Терье вообще была очень ответственной девочкой. В 14 лет она устроила свой первый праздник для маленьких детей, который назывался «Праздник хвоста». Все ребята должны были явиться с хвостами, изображая какое-нибудь животное. Им разрисовывали лица: чей хвост — тигра, зайчика или кошки, — того и мордочка. А Терье очень волновалась: вдруг какой-нибудь ребенок придет без хвоста — он что же, не будет веселиться вместе со всеми? И захватила из дома все шнурки от отцовских ботинок — чем не мышиные хвостики? Праздник получился замечательный! Правда, оставшийся без шнурков папа очень возмущался…

В 25 лет Терье работала в социальном доме, ей всегда нравилось заниматься с пожилыми людьми. А знакомые удивлялись: «Что ты про них знаешь? Ты ведь такая молодая!».

«Конечно, я была молодая, но чувствовала этот возраст очень хорошо, — рассказывает она. — Мне было приятно с ними общаться, и им со мной тоже, они чувствовали, что я их понимаю. А я ждала...».

Терье ждала, когда у нее появится возможность построить свой дом для пожилых людей. Приблизившись к цели, нашла партнера, который тоже был согласен вложить в это дело деньги. «Мы купили участок в трех километрах от Кейла, и я сама придумала проект. У нас ведь не умеют строить дома для пожилых людей, в Эстонии нет такого опыта. Наш дом — первый. Задумав его, я сразу решила, что на втором этаже непременно будет больница с круглосуточным уходом. И стены там будут не белые, а цветные; в радостной атмосфере человек уже чувствует себя лучше».

Как задумала, так и сделала. Villa Benita работает почти год. www.villabenita.ee


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com