погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"МЭ" Суббота" | 23.01.09 | Обратно

Единое информационное пространство: иллюзия или реальность?

Элла АГРНОВСКАЯ


Фото Николая Шарубина

Сегодня в 19.30 — премьера программы «Твои 60 секунд на TVN», в которой каждый желающий, заплатив 100 крон, может целую минуту рассказывать о себе, о своей фирме или своем товаре. А может и передать кому-то поздравление или просто сказать своим друзьям и родным добрые слова, которых, кстати, очень недостает близким нам людям в нынешней сложной и суетной жизни.
Об этой новинке телеканала TVN нам рассказала его главный редактор Ирина БЕСЕДИНА. Дальше разговор, естественно, перетек к обсуждению наболевшей темы – недавнего отключения ПБК и связанным с ним проблемам местного телевидения.

Сесть за стол и открыть карты

— В последнее время много говорилось о создании единого информационного пространства в нашей стране. Как вы считаете, наше государство действительно озабочено этой проблемой?

— Озабочено – возможно. Вопрос в другом: как реально проявляется эта забота и проявляется ли? Давайте обратимся к сравнительно недавнему прошлому. Когда на заре перестройки образовалось новое эстонское государство, сразу появилось достаточно много эстонскоязычных телевизионных каналов, что повлекло за собой большую конкуренцию. В результате осталось несколько каналов. А так как рекламный рынок в Эстонии невелик, государство приняло поправки к закону, запрещающие Эстонскому телевидению транслировать рекламу. Тем самым государство помогло развитию эстонских частных каналов, так как реклама потекла только туда. Для несведущих поясню: телевидение — очень дорогое производство. Возьмем, например, кабельное телевидение – у него два источника доходов: абонентная плата и реклама. Когда операторы подписывают договоры с производителями каналов, на которых отсутствует местная реклама, здесь все чисто и прозрачно. Кабельщики получают контент, за который платят определенную сумму, – и вопросов не возникает. Но как только на канале появляется реклама, возникает конфликт. Кабельщики считают, что каналы получают от рекламы очень большие доходы, поэтому говорят: «Как же так! Вы занимаетесь коммерцией, а мы даем вам электронные средства доставки информации телезрителям. Согласитесь, это тоже сколько-то стоит. Почему вы нам не платите, если делаете бизнес на рекламе?». А каналы, в свою очередь, говорят: «Мы производим продукт, который люди смотрят. Так пусть они за это тоже платят».

— И как, на ваш взгляд, мудро разрешить эти препирательства?

— Во всей этой шумихе, которая сейчас возникла по поводу отключения каналов, никто не стремится оперировать конкретными цифрами. Вся мудрость состоит в том, что пора найти взамоприемлемый компромисс. На мой взгляд, обеим сторонам следует сесть за стол и открыть свои карты.

— Как же, откроют они карты!

— А иначе эта история будет повторяться регулярно. Вы платите за контент передач ПБК определенную сумму? Пожалуйста, снимите рекламу — и получайте свои деньги с пользователей канала. Но если вы показываете рекламу, тогда ищите – и находите! – компромисс.

Являясь представителем Муз-ТВ в Эстонии, наша фирма оказалась в аналогичной ситуации. Мы за этот канал платим деньги. А кабельщики сказали: «Вы рекламу показываете? Тогда мы вам платить не будем». Другое дело, что у Муз-ТВ меньший рейтинг, чем у ПБК. Мы отключим – пользователи перестроят кнопки телевизора.

В чем видит свою нишу TVN

— Но почему тогда канал TVN, у которого гораздо меньше рекламных возможностей, не требует деньги за свое вещание?

— Вот-вот! Меж тем мы не стучим кулаком по столу, не требуем нам платить и не заставляем отключать свой канал!

— А от разыгравшегося конфликта вы выигрываете или проигрываете?

— Понимаете, у нас своя ниша, мы не можем конкурировать с большими каналами. Дело в том, что за ПБК стоит ОРТ, а это, скажем так, сотни миллионов долларов для производства и покупки программ. Мы не можем с ними соревноваться. Свою нишу мы видим в том, чтобы донести местную информацию до Эстонии. По сравнению с Первым Балтийским у нас есть, быть может, лишь одно преимущество: больше возможностей выпускать в эфир собственные передачи. ПБК в этом ограничен: там все, помимо рекламы и новостей, идет из Москвы. А мы сами формируем свою сетку вещания и стараемся предлагать зрителям больше собственных программ. На TVN есть ваша «Формула успеха», есть программа Вадима Анцупова «В поисках гармонии», передача «Туристы», в которой люди рассказывают о своих путешествиях. Два раза в месяц выходит программа «Гость в студии», которую мы делам вместе с Международным медиаклубом «Импрессум». В феврале состоится премьера фильма Олега Беседина, посвященного 85-летнему юбилею Русской гимназии. Мы договорились о том, что TVN будет показывать повтор «Нашей столицы».

Еще раз повторю: телевидение – очень дорогое производство, и живем мы только за счет рекламы. Меж тем недавно мы смотрели передачу Эстонского телевидения: прямой эфир, в студии за столом пять человек, а в титрах — 28 человек, которые принимали участие в создании передачи. Вы можете себе представить стоимость этой программы? При этом положение русскоязычных каналов усложнено еще тем, что им надо выполнять Закон о языке и снабжать свои передачи субтитрами на эстонском языке. И если, к примеру, создать в Эстонии русский канал, то он будет еще дороже, чем ЭТВ, потому что многие фильмы и программы придется переводить на эстонский язык.

У нас в стране на русском языке вещают три кабельных канала – TVN, STV и «Орсент» плюс несколько небольших региональных каналов. При нынешних условиях им очень трудно выполнять все законы. Вот поэтому наш канал все эти годы искал свою нишу, озадачившись проблемой: что же будет востребовано зрителями?

— Судя по тому, что из всех русскоязычных каналов TVN смотрят наиболее активно, вы нашли решение этой проблемы.

— Во всяком случае, сейчас на дигитальном вещании есть возможность отслеживать в количественном отношении свою аудиторию. И мы видим, что наши русскоязычные передачи, переведенные на эстонский язык, очень популярны среди эстонской аудитории. Получается, что мы стремились доводить до русскоязычной аудитории новости и другую информацию, а достигли большего: нас смотрят и эстонцы, получая на нашем канале информацию о том, чем живет русскоязычная диаспора.

Ненормальная экономика

— К слову, мы обращались на Эстонское телевидение с предложением дать нам какие-то программы, которые мы могли бы перевести на русский язык и показать своим русскоязычным зрителям, — продолжает Ирина Беседина. — Но нас не услышали. А все просьбы дать какие-то материалы ЭТВ для производства наших собственных программ упираются в предложение заплатить. Кстати, очень дорого. С одной стороны, правительство говорит, что надо создавать единое медиапространство, чтобы русскоязычная аудитория знала, о чем думают эстонцы. На деле же получается, что эта самая аудитория отрезана от полемических программ ЭТВ, формирующих общественное мнение. Включаю недавно созданное ЭТВ-2 – сплошь программы на эстонском языке и российские фильмы с эстонскими субтитрами. Хотелось бы увидеть энтузиаста, который будет постоянно возвращаться на эту кнопку, чтобы увидеть передачу на русском языке.

— Какой вы лично видите путь для создания единого медиапространства?

— По-моему, не надо изобретать велосипед. Нужно просто развивать то, что уже есть. Надо помогать финансовой поддержкой проектов, надо помогать программами. Зачем платить за одно и то же несколько раз? На Эстонском телевидении, которое живет за счет налогоплательщиков, есть готовый материал. Почему нужно платить большие суммы, чтобы купить этот материал и показать на другом канале жителям твоей же страны? С точки зрения экономики, это ненормальное положение вещей.


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com