погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"Молодежь Эстонии" | 27.01.09 | Обратно

Ричард Морган: C Россией мы на стартовой позиции


Руководитель отдела общественной дипломатии МИД Великобритании Ричард МОРГАН. Фото Николая ШАРУБИНА

С руководителем отдела общественной дипломатии Министерства иностранных дел Великобритании Ричардом МОРГАНОМ и послом Великобритании в Эстонии Питером КАРТЕРОМ беседует Илья ГРОМОВ.

О ЕС как политической силе

- Газовый конфликт между Россией и Украиной показал в числе прочего политическую слабость Евросоюза. Насколько большой составляющей этой слабости является невозможность выработать общую позицию ЕС по ключевым вопросам?

Ричард Морган: Выработать общую позицию ЕС – непросто во многих отношениях. Мы можем сходиться во мнении в некоторых аспектах, но все равно, думаю, будут какие-то нюансы и разночтения. Что до отношений с Россией, то здесь ключевую роль должен играть диалог. Мы, я имею в виду Великобританию, заинтересованы в выстраивании отношений с Россией, и в то же время не можем терпимо относиться к некоторым вещам, происходящим в последнее время. В европейских странах различные модели отношений с Россией. Мы хотим выстроить свою модель, опираясь на опыт всех стран — членов ЕС, в том числе соседей России. Если говорить о ЕС в целом, то я не думаю, что у нас ясная коммуникативная позиция на этот счет. В результате, быть может, не так внятна политика решения проблемных вопросов.

- И энергетических тоже?

Р. М.: Что бы ни происходило между РФ и Украиной в январе этого года, мы не думаем, что это было направлено против Европы. Нашу страну этот конфликт в общем-то почти не затронул. Замечания в британских газетах сводились к двум постулатам. Во-первых, Евросоюз оказался прав, активизируя поиски альтернативных источников энергии. Во-вторых, Россия в очередной раз пытается сделать некое «заявление». Сейчас у всех трудные времена, вот она и становится все более жесткой в экономических, да и не только, отношениях с партнерами.

- Какова в настоящий момент реакция британцев на события января и августа?

Р. М.: Грузинские события также неплохо освещались в нашей прессе. Думаю, если судить по публикациям, инстинктивной реакцией на российско-грузинский конфликт стала следующая: «большой российский медведь разрушает маленькую Грузию». Предполагаю, что картина несколько изменилась, как только стали известны определенные подробности, но в целом мы находимся на стартовой позиции. Газовый конфликт же так и не был понят в деталях, он, по мнению прессы, показал лишь, что Европа не так сильна, как она сама считает. Более глубоко народ об этом не задумывается, поскольку все это не задевает британцев напрямую.

- Европа не так сильна. А такие институты, как Совбез ООН? Что вы думаете о желании Эстонии стать временным его членом?

Питер Картер: Я не могу себе представить обстоятельств, при которых Великобритания была бы против этого. Эстония – активный и ответственный участник международного сообщества. Это демонстрирует ее вклад в Афганистан, Ирак, Косово. Думаю, что если Эстония предложит себя в качестве кандидата в Совет Безопасности ООН, то мы можем это только приветствовать.

Евро как предчувствие

- Повлиял ли кризис на евроскептицизм англичан?

Р. М.: В Британии сомнения в том, что Европа может решать сложные задачи, созрели уже давно. Просто очень силен национальный идентитет. И задача правительства — постоянно доказывать британцам выгоды от интеграции в Европу - никуда не исчезла. Более того, это очень долгая и кропотливая работа. В умах людей сильны настроения, что Евросоюз – структура, не отвечающая в реальности интересам простых людей. С точки зрения правительства, установление более широких торговых связей, единые стандарты и прочее — в конечном итоге должно быть позитивно и для населения страны.

- Переход на евро в условиях кризиса, к чему изо всех сил стремится Эстония. Насколько это, на ваш взгляд, оправданно и безопасно?

Р. М.: Мнения в Великобритании касательно вступления в еврозону всегда были весьма скептичны, страна нуждалась в гибкости процентных ставок. К тому же и экономика, и национальная валюта страны были в определенном смысле сильнее, нежели в более маленьких странах – членах ЕС. Теперь также звучат голоса о том, что вступление в еврозону принесет в нынешней ситуации большую стабильность. Но здесь до сих пор есть политическое нежелание – большинство британцев хотят сами контролировать экономическую судьбу страны.

П. К.: Для Эстонии ситуация иная. Думаю, что членство в еврозоне – шаг, для нее необходимый. Правительство право в своем стремлении поддержать курс кроны по отношению к евро. Несколько лет назад Эстония очень близко подошла к тому, чтобы соответствовать критериям членства. Хотя Эстония, по нашему мнению, держится неплохо в теперешней ситуации, в долгосрочной и среднесрочной перспективе будущее Эстонии – в еврозоне, которая принесет стабильность и защиту. Особенно, если ваша валюта и так привязана к евро.


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com