погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"МЭ" Суббота" | 06.03.09 | Обратно

Штраф за интервью

Суд оштрафовал Вайле Теэдла (34), работницу почтовой конторы Ааспере в Ляэне-Вирумаа, которая рассказала журналистам о грабителях, направивших на нее пистолет, пишет Eesti Ekspress. Это первый случай в Эстонии, когда пострадавшего наказали за описание преступления.

8 января около половины одиннадцатого утра в почтовую контору Ааспере вошли двое молодых мужчин с закрытыми лицами и с пистолетом. Они направили пистолет на Вайле и потребовали денег. Грабители получили 40 000 крон. В тот же день следователь допросил Вайле, записал ее слова, к вечеру напечатал протокол допроса и взял с Вайле подпись, которой она подтвердила, что знает о законе, запрещающем разглашать данные уголовного расследования. После обеда Вируская окружная прокуратура распространила по Эстонии пресс-релиз, в котором лаконично описала инцидент: «Сегодня утром после десяти часов двое мужчин в черных масках вошли в почтовую контору в деревне Ааспере и потребовали деньги, направив на почтового работника предмет, похожий на пистолет. Получив деньги, они покинули место преступления. Во время ограбления в почтовой конторе находилась работник почты, которая не пострадала».

Случай, когда вооруженные грабители нападают на беззащитную женщину в небольшой деревне, – это типичная «история для обложки». Поэтому неудивительно, что уже на следующий день в Ааспере прибыли журналисты.

Женщина, общаясь с журналистами, все им рассказала, причем очень подробно. Она решила, что грабители местные, одного она вроде бы даже узнала, несмотря на маску. Она описала и машину, на которой те приехали. Вскоре после того, как Вайле дала интервью, к ней пришел сердитый следователь из полиции. Он предупредил женщину, чтобы она никогда больше не давала таких интервью, а иначе грабителей не поймают.

В начале следующей недели Вайле вызвали в Таллинн, в главную контору Eesti Post – «на ковер».

Обошлись там с женщиной, мягко говоря, отвратительно. Ее спросили, сколько у нее детей, взят ли у нее какой-то кредит. Все это показалось Вайле очень странным. Она спросила, не подозревают ли ее в чем-то. Ответ был таков: если она признается, что является сообщницей грабителей, то ее простят, найдут какой-то компромисс. А если она начнет отпираться, то ей самой придется возместить ущерб.

Шокированная женщина ответила, что не имеет никакого отношения к этому преступлению и что ей самой пришлось пережить смертельный страх.

Утром 22 января полиция Раквере задержала трех молодых мужчин, которые признались в ограблении почтовой конторы. Все трое – из этого уезда, а один так и вообще из деревни Ааспере. Никто из них ни разу не привлекался к суду. Сегодня известно, что для ограбления они использовали пневматический пистолет. Добычу – 40 000 крон – они потратили довольно быстро, среди прочего – на уплату долгов.

Но страдания Вайле на этом не завершились. 31 января Eesti Post закрыло почтовую контору в Ааспере, и Вайле осталась без работы. Никакой компенсации ей не выплатили.

В середине февраля Вайле обнаружила в своем почтовом ящике письмо из Раквереского суда. В нем значилось: «Оштрафовать Вайле Теэдла на 1500 крон». Выяснилось, что Вайле, несмотря на предупреждение следователя, дала еще одно интервью, которое было опубликовано 13 января в Хhtuleht. Тут уж терпение прокуратуры лопнуло. Хотя в последнем интервью Вайле не сказала ничего нового.

Если за первое интервью Вайле простили – все же женщина пережила шок, то теперь прокурор Лийна Пикма отправила в суд ходатайство с просьбой оштрафовать Вайле. В нем говорилось, что сообщенная пострадавшей Вайле Теэдла информация может помешать криминальному расследованию, поставив под сомнение достоверность доказательств, представленных в суд. Там также было сказано, что пострадавшая Вайле Теэдла была источником информации, описав внешность преступников и их оружие, о чем и сообщили различные печатные издания.

Прокурор писала, что действия Вайле Теэдла могут помешать задержанию преступников (ходатайство было отправлено 15 января, подозреваемых задержали 22 января), затруднив опознание преступников, которые, прочитав статьи в газетах, могут покинуть страну. И так далее, и тому подобное.

Итак, прокурор представила ходатайство 15 января, подозреваемых в ограблении задержали через неделю. Решение о штрафе суд принял 10 февраля.

Вайле вошла в историю правосудия Эстонии как своего рода мученица, потому что до нее суд еще ни разу не наказывал человека, пострадавшего от преступления. Хотя закон запрещает обнародовать информацию без разрешения прокурора, на практике ни свидетелей, ни пострадавших еще никогда за это не наказывали.

Вайле считает, что с ней поступили очень сурово. Ей и в голову не пришло, что она не имеет права рассказывать журналистам, что с ней случилось. Следователь мог бы объяснить ей человеческим языком, что она не имеет права говорить ни слова. Но никто ей этого не объяснил – дали только подписать бумагу, написанную юридическим языком, который обычные люди вряд ли понимают. Действительно, откуда Вайле знать, что означает выражение «интересы криминального расследования»?

Вайле признает, что то злосчастное интервью Õhtuleht она могла бы не давать – следователь ее предупредил, но ведь, в сущности, она не сказала ничего нового. Для Вайле, которая только что потеряла работу и не получила никакой компенсации, 1500 крон – сумма нешуточная. «Но что поделаешь? Стоять под дулом пистолета было гораздо хуже, справимся!» – говорит она.

Итак, прецедент создан. Но нужно ли было это делать? Пресс-секретарь прокуратуры Мари Луук говорит, что жертвы преступлений часто не отдают себе отчет в том, что они могут нанести вред расследованию, обнародовав все подробности. Преступники будут делать все, чтобы усложнить раскрытие преступления. Когда жертвы или свидетели преступления рассказывают об инциденте журналистам, они думают только о своей «минуте славы», но не о том, какие последствия это может вызвать, сказала Луук. Людей предупреждают, чтобы они не рассказывали всех подробностей, но мало кто обращает на это внимание.

Всегда кажется несправедливым ограничивать свободу слова, но, с другой стороны, у следователей должно быть какое-то преимущество перед преступниками. Необязательно сообщать в газетах о том, что знают следователи о преступниках.

Как правило, пострадавших и свидетелей можно разделить на три группы: те, кто не хочет «светиться», те, кто хочет любым способом попасть на экран телевизора, и те, кто просто не понимает, что журналисты их используют.

Никто не запрещает пострадавшим и свидетелям рассказывать о том, что они чувствовали, что пережили, но то, на какой машине приезжали преступники, и другие конкретные данные или особые приметы должны оставаться тайной. И если простые люди не понимают, что значит выражение «интересы криминального расследования», то ответственность падает на журналистов. Правда, их ответственность не юридическая, а моральная, сказала Луук.

Трудно сказать, кто виновен в этой ситуации – Вайле Теэдла, которая не послушалась следователя? Или прокуратура и суд, которые проявили безжалостность, забыв о шоке, который пережила Вайле, не подумав о том, поняла ли Вайле запрет на общение с прессой? Или представители СМИ, которые ради того, чтобы опубликовать эту новость, использовали Вайле? Пища для размышления есть у всех.


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com