погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"Молодежь Эстонии" | 16.03.09 | Обратно

Чего мы хотим?

Георгий БЫСТРОВ,
мэр города Маарду,
член совета Объединенной левой партии Эстонии

Недавно в одной из статей задела меня за живое фраза, что, мол, у эстонской Левой партии нет ни собственной программы выхода из кризиса, ни своей позиции по поводу административного переустройства. В общем, по автору статьи, как у Булгакова в «Мастере и Маргарите»: «Чего не хватишься, ничего у вас нет...»
Между тем Объединенная левая партия Эстонии, опираясь на свой немалый интеллектуальный потенциал, выработала четкую программу решения всех насущных проблем, стоящих перед страной.

Раскрыть инициативу людей

Именно этот принцип - максимальное привлечение всего населения для решения экономических проблем положен в основу нашей антикризисной программы.

За последние 20 лет жители Эстонии преодолевают не первый экономический кризис. В начале 90-х годов ситуация была ничуть не лучше, а может быть, даже хуже: закрылись тогда почти все предприятия; сбережения «сгорели»; пенсии не хватало даже на лекарства. Ничего, выжили. Даже трудно было представить, какие резервы предприимчивости оказались заложены в народе. Думаю, никто не забыл, как на балтийском ветру раскинулся – будто из-под земли вырос – рынок, где рабочим местом продавца часто оказывалась прижатая кирпичами газета или капот стареньких «Жигулей». А таллиннский рынок «Кадака» получил даже международную известность, специальные туристские маршруты для его посещения формировались в Финляндии и Швеции. Не думаю, что нашим людям такая торговля, в случае чего, окажется теперь «западло». Хотя это далеко не главный путь решения, но для людей, оказавшихся совершенно на мели, – вариант возможный и не требующий больших переделок в законах.

Более важным представляется нам развитие фермерских рынков. Вы знаете, уважаемые читатели, какая закупочная цена на молоко у крестьян? Она почти втрое меньше, чем стоимость литра молока в торговле. Конечно, упаковка стоит денег. И посредник свое берет. И торговая наценка немалая. А вы бы купили молоко, творог, сметану напрямую у производителя из бидона или большой банки, если бы у продавца имелся документ, что лабораторные проверки его товар прошел? Уверен, что многих устроила бы цена на 20-30% ниже, чем в торговле. И крестьяне получили бы на такую же сумму больше. Конечно, при условии, что содержание фермерского рынка, включая лаборатории, взяло бы на себя государство. Но это затраты несравнимо меньшие, чем финансовая помощь, которую собираются оказывать крупным структурам. Сеть таких рынков можно создать уже к середине лета, а осенью они должны составить серьезную конкуренцию крупной торговле, заставив ее тоже снижать цены на продукты.

Необходимо срочно вернуть в закон право до 30%, а в сельхозпроизводстве и до 50% оплачивать труд готовой продукцией предприятий. Конечно, только при полном согласии сторон и при том, чтобы деньгами платили не меньше минимальной ставки. Важное условие, чтобы при таких условиях расчет велся по себестоимости продукции. Тогда в комбинации со свободной рыночной торговлей такая схема поможет сохранить рабочие места и снизить финансовые трудности предприятий, выпускающих продукцию, которую работники могут реализовать.

Сложнее второй блок предлагаемых нами мер. Кризис в первую очередь убирает с рынка фирмы с неумелым менеджментом. Потому мы считаем целесообразным предприятия-банкроты передавать в собственность трудовым коллективам, если они того желают. Так же, как и предприятия, которые собственники закрывают. Ничего необычного здесь нет. Такая практика существует во многих странах. Сами предприятия, которыми возьмутся управлять работники (в мировой хозяйственной практике они так и называются – «предприятия в собственности работников»), могут существовать в форме «доходных товариществ» или кооперативов в соответствии с имеющимся вполне разумным законодательством. Здесь не место для детального изложения предлагаемой системы, скажу только, что сейчас самый подходящий момент для воссоздания кооперативного движения в Эстонии. Не тех бандитских кооперативов, что были в конце восьмидесятых, а тех, что работали до сороковых годов, когда Эстония была одной из наиболее кооперированных стран Европы, и благодаря традициям которых даже советские колхозы здесь были лучшими в стране. По нашим расчетам, для такой структурной перестройки не требуются большие деньги.

Мы также полагаем, что сейчас самый подходящий момент для уменьшения разрыва между богатыми и бедными, для чего считаем целесообразным законодательно «привязать» размер дивидендов к размеру средней зарплаты по предприятию. Мы не говорим об уравниловке. Пускай размер дивидендов в пять, даже в семь раз будет выше уровня средней зарплаты по фирме. Но разницу на порядки надо признать безнравственной и законодательно не допускать. Тем более в структурах с участием государства и муниципалитетов, где только зарплата членов советов и тем более членов правлений зашкаливает за пятьдесят, а то и более тысяч крон. Полагаем также необходимым изменить некоторые параметры налоговой системы в сторону выравнивания налоговой нагрузки, что, кстати, позволит сократить бюджетные потери.

Надо понимать, что у нашего правительства нет обязательств и даже возможности поддерживать банковскую систему, что позволяет реализовать меры помощи для поддержки бизнеса.

Региональный и социальный аспекты

Объединенная левая партия, опираясь на опыт левых партий в других европейских странах, однозначно поддерживает повышение роли и финансовой самостоятельности местных органов власти. В этой связи, полагаем, даже нет смысла всерьез обсуждать присоединение, например, к Таллинну городов, имеющих «лица не общее выражение», как, например, наш Маарду.

Когда осенью на два дня Маарду оказывается в половодье «Сорочинской ярмарки» или когда город празднует широкую Масленицу, к нам в гости едут таллиннцы, ничего подобного в своем городе не имеющие. Не видят они в столице и того уровня благоустройства, который ежегодно демонстрирует Маарду, становившийся даже победителем в соревновании городов Эстонии по чистоте и благоустройству. Какой из показателей качества жизни ни возьми, у Маарду он выше, чем в Таллинне: и по состоянию окружающей среды, и по благоустройству пляжей, и по качеству медицинского обслуживания или образования.

Но главное преимущество маленького города – близость власти к его населению и возможность власти оказать содействие каждому, кто в такой помощи нуждается. Конечно, близость крупного культурного центра, которым, безусловно, является Таллинн, создает дополнительные возможности, как и выбор рабочего места.

Впрочем, для нашей маленькой страны не столь значительно: находится город от столицы в двадцати или в семидесяти километрах. Думаю, что где-нибудь в Куусалу доступность таллиннских культурных центров не меньше, чем в Маарду.

Левая партия Эстонии полагает, что роль самоуправлений должна вырасти, как и степень их влияния на решение вопросов, связанных с организацией жизни в своем поселке, деревне, городе. В идеале, полагает партия, мы должны стремиться к решению серьезных вопросов быта горожан местными референдумами (как это делается, скажем, в Швейцарии). Тем более что интернет создает для этого огромные возможности. Почему правительство республики, например, должно решать, на каком языке будут обсуждать депутаты местного самоуправления заботы, касающиеся их избирателей? По мнению Левой партии Эстонии, вопрос языка у нас чрезвычайно политизирован и стал средством осуществления принципа: разделяй и властвуй. Мы считаем, что владение языками должно быть абсолютно личным делом жителей страны. Мы поддерживаем принцип единого государственного языка, на котором функционируют государственные органы. Но этим принцип и должен ограничиваться. А как говорят люди внутри фирм, дома, в школе и т.п. – дело этих людей. Если для самореализации человеку необходимо знание государственного языка – надо ему помочь. Так же, как и помочь в овладении основными языками Евросоюза. Но если человеку достаточно для счастливой жизни знания одного-единственного языка – не надо его насиловать.

Мы полагаем, что наша жизнь вообще перегружена всевозможными ограничениями, на которых разрастаются только цветы коррупции. Не буду сейчас приводить много примеров разного рода нелепых ограничений. Возьмем только один: если на своем дачном участке собственник проложит электролинию к сараю, где будут гореть две лампочки, и за эту работу уплатит крон пятьсот-семьсот фирме, имеющей лицензию на электромонтажные работы, то ему придется плюс к тому выложить еще несколько тысяч за т.н. «проверку подключения», право на которую имеют всего двенадцать «доверенных фирм» Eesti Energia.

Или возьмем требования нотариальных заверений любых документов для коммерческого регистра... Левая партия полагает, что настало время подготовить «Белую книгу» действующих ограничений на малый бизнес для ослабления ненужных пут. Создать такую книгу могут самоуправления, привлекая для этого местные бизнес-сообщества.

Мы убеждены, левая идея пробьет себе путь к людям, несмотря даже на ее замалчивание со стороны государственных структур и средств массовой информации. Трудно жить политической партии без денежной поддержки. Но, как заметил один из основоположников современного левого движения, «крот истории хорошо роет». И, главное, в правильном направлении.


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com