архив

"МЭ" Суббота" | 04.08.01 | Обратно

Остзейские православные

Когда в Эстонию приехали первые русские? Как жили? Чем занимались? Хорошие вопросы, не правда ли? Вряд ли вы сможете вспомнить ответы на них. Просто потому, что до восстановления независимости Эстонии эта тема была почти под запретом. Нет, кое-что написано, но все как-то по частям - сколько здесь было православных, где жили, в каких домах…

И вот совсем недавно на кафедре теории культуры Таллиннского педагогического университета состоялась защита диссертации Татьяны Владимировны Червовой «Из истории общественной и культурной жизни русских в Таллинне 1880-1905 гг.». Защита прошла очень успешно при участии ведущих отечественных историков: доктора исторических наук Р.Пуллата, доктора исторических наук Е.Янсен. Достаточно сказать, что научным консультантом работы был известнейший исследователь истории русского меньшинства в Эстонии доктор филологии, профессор-эмирит ТУ С.Г.Исаков, оппонентами - кандидат исторических наук (Ph.D) В.А Бойков и кандидат исторических наук (Ph.D) В.П. Сергеев, а научным руководителем - кандидат исторических наук (Ph.D), доцент кафедры теории культуры ТПУ Х. Уйбу.

«Приговор» ученых был однозначен - теперь нужно писать книгу. Ведь благодаря этой диссертации в научный оборот введено множество новых документов, в том числе и из петербургских архивов. И главное - белое пятно в эстонской историографии в значительной степени закрыто. Так что вскоре, надеюсь, с этим материалом смогут ознакомиться не только специалисты, но и мы с вами. Ну, а пока книга еще не написана, о том, как жилось первым русским в столичном городе Ревеле, расскажет читателям «Молодежки» сама Татьяна Владимировна Червова:

- Почему я обратилась к изучению именно этого периода? Дело в том, что до этого времени русская община была очень мала. В 1710 году, когда подписывалась капитуляция Таллинна, Петр сохранил все права местной элиты - немецкого рыцарства и бюргерства. А в 1711 году был издан указ царя, разрешающий приезжать сюда русским. Они должны были развивать торговлю, а также заниматься огородничеством и снабжать российскую армию. Сначала русских было немного, потому что ехать в Эстляндию все-таки боялись. Боялись тех самых остзейцев, которым Петр дал особые права. А остзейский порядок просуществовал до 1881 года - все русские цари до Александра III подтверждали право местной элиты на свое законодательство. Практически Прибалтика была отдалена от Российской империи, и центральная власть была здесь слаба.

Русского образованного люда в Эстляндии в первой половине XIX века было мало, так как образование можно было получить лишь на немецком языке. Уроки русского языка в гимназиях ввели только в 1821 году при Александре I. (Кстати говоря, первая гимназия с русским языком обучения была открыта еще позже - в 1871 году.) А в основном, здешние поселенцы до 1880 годов занимались торговлей, ремеслами и огородничеством.

Почему огородничеством? Русские крестьяне исстари занимались огородным хозяйством, умели ставить теплицы и парники. Есть документальное свидетельство о том, что в 1826 году на очередном заседании Союза граждан и литераторов удивлялись: русские огородники составили монополию и продают зимой дешевые дыни и вообще южные фрукты! А все потому, что в свои имения в центральных областях России дворяне приглашали агрономов из Европы. Чтобы те обучали культуре ведения хозяйства дворовых крестьян. И уже крестьяне, которые были на отходничестве, несли эту культуру дальше.


Из крепостных - в купцы

Отходники были еще крепостными людьми. В перенаселенных центральных районах России с конца XIX века помещики охотно отпускали крестьян заниматься ремеслом «на стороне». И часто те, накопив большие капиталы, откупались от своих хозяев. Отходники богатели настолько, что при стоимости одной крепостной души до 25-30 тысяч царских рублей выкупали не только себя, но и всю свою семью. И при этом у них оставались деньги, чтобы открыть свое дело.

Многие приезжали в Эстляндию из России, уже став мещанами, то есть городскими обывателями, которые жили в предместьях городов, занимаясь ремеслами и торговлей, преимущественно мелкой. Эти люди имели право на свободную деятельность. Они стали охотнее селиться здесь после указа Екатерины 1784 года о том, что все вольные люди в городах Прибалтики имеют гражданские права наравне с немецким населением. Ведь до этого бесправными перед остзейским законодательством были все - и эстонцы, и русские, и представители других наций, которые в то время жили в Эстляндии. Кстати, по переписи населения в Таллинне в 1881 году жили представители 36 национальностей. Правда, когда в 1796 году на престол взошел Павел I, поклонник прусского короля, ненавидевший свою мать, он по ходатайству прибалтийского рыцарства сразу же отменил указ Екатерины.


От русских ревельцев - 70 тысяч царских рублей

Из-за трудностей адаптации переселенцев в Ревеле первое русское общественное объединение возникло только в 1803 году - «Русское православное купеческое общество». Оно занималось также и благотворительностью, что вообще было свойственно купеческому сословию. И первым делом стало строительство нового здания Никольской церкви на улице Вене.

История этой церкви начинается еще в ХХ веке. Тогда она стояла на горке Олевимяги. В XV веке во время большого пожара церковь была уничтожена, и купцы попросили у магистрата разрешения отстроить ее заново. На Олевимяги Никольская церковь первой встречала гостей, приезжавших в Ревель с моря, что городским властям было не по душе, поэтому после пожара ее решили перенести на улицу Вене. А так как теперь она была в черте города, магистрат велел, чтобы окна и двери чужеземной церкви на улицу не выходили. Потому новое здание было небольшим, невзрачным и выполняло отчасти роль склада. К концу XVIII века оно обветшало настолько, что в нем нельзя было проводить службы.

Новое здание Никольской церкви достроили в 1827 году. За 23 года собрали 70 тысяч царских рублей. Огромные деньги! И это были не государственные средства, а пожертвования ревельцев, а также служивших здесь военных. В фундамент церкви и под алтарем были заложены памятные доски, на которых написаны имена тех, кто принимал в строительстве наибольшее участие. Среди них были и известные семьи XIX века - Чумиковы, Германовы. Те, кто поселился в Ревеле в XVIII веке, разбогатели, были почетными гражданами и входили в верхушку русской общины из 15-30 семей.

По общей сумме капиталов русские на протяжении XIX века были на втором месте, но они были раз в 5-6 экономически слабее, чем немецкая община. По численности же находились на третьем месте - после эстонской и немецкой общин. В 1897 году, по данным первой всероссийской переписи славян, в Таллинне жило 10 324 славянина, из них русских - 10 057. Конечно, жили русские и в Тарту, и в Нарве, но большая часть - в столице. Если же брать по всей Эстляндии, то русские составляли 15 процентов от общего населения. Вообще, численность общины до 1917 года колебалась в пределах 11-15 процентов от всего населения города. Кроме того, здесь еще стояли военные. Их к концу века было более 5 тысяч. Помимо гарнизона, к Ревельскому порту были приписаны 16 малых и больших судов.

Столица к концу века выделялась среди других городов за счет быстрого становления промышленности. Этому способствовало и введение в строй в 1871 году железной дороги, соединившей Эстляндию с внутренней Россией. К концу века внешний товарооборот Таллиннского порта увеличился в 28 раз - колоссальная цифра. Включение в общероссийское пространство шло на пользу. И с 1881 года численность русской общины, которая до этого прибывала очень медленно, выросла практически в два раза - с 5 до 10 тысяч. Выросла за счет развития промышленности и во многом за счет третьего сословия.


32 года по-русски

Не надо забывать еще и о том, что в 1881 году взошел на престол Александр III. Его правление отмечено усилением центральной власти и связанной с этим с русификацией на территории всей Российской империи. В 1867 году при Александре II русификация началась с украинских и польских земель. А в 1885-м и в Эстляндии вместо немецкого наступило русское время.

С 1889 года эстонцы уже должны были получать образование только на русском языке. В стенах учебных заведений им запрещали даже говорить на родном языке. Это было тяжелейшей психологической ломкой и для детей, и вообще для семей. Кроме того, вся документация, суды - все было на русском языке…


Записала Евгения ГОРСКИ.

(Окончание в следующем номере.)


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com