архив

"МЭ" Среда" | 29.08.01 | Обратно

Детям нужен психолог

Ни в одном уезде Эстонии нет такого количества детских домов, как в Ида-Вирумаа. Практически в каждом городе региона есть заведение, за стенами которого живут дети, оставшиеся по той или иной причине без родительского тепла.

В шести детских домах — в Нарве, Кохтла-Ярве, Вока, Силламяэ, Кохтла-Нымме и Нарва-Йыэсуу — живут, по данным главного уездного специалиста по охране детства Тийны Каллавус, 303 ребенка в возрасте от 4 до 19 лет. Из них 34 — эстонцы, остальные — русскоговорящие. Однако из этого не следует делать далеко идущие выводы о том, что русские родители хуже эстонских. Дело лишь в численности тех и других.

По словам Каллавус, за минувший год было усыновлено лишь 20 детей. В опорные семьи попал 121 ребенок и над 58 взяли опекунство.

Самые нищие

В регионе нет одинаковых по численности или условиям детских домов. В кохтла-ярвеском — 80 детей, в Нарва-Йыэсуу — 63, в Кохтла-Нымме — 23, в силламяэском — 30, остальные — в Нарве и Вока. У каждого из детских домов свои проблемы, хотя есть и одна общая. Это — сумма денег, отпускаемая государством на одного ребенка. Ежемесячно на каждого детдомовца полагается 4160 крон, из которых 60% «съедается» на оплату отопления, налоги, зарплату и прочее. «Чистыми» остается 1400 крон, в пересчете на день — около 47 крон. На эти деньги надо обуть-одеть ребенка, купить лекарства, школьные принадлежности. А сколько же тогда остается на питание? Где как...

Расходы на питание зависят от многих причин, в том числе и от возраста воспитанников, потому что маленькие дети болеют чаще больших, а значит, и лекарств им надо больше. Много выкроить на продукты при любом раскладе не удается. В Кохтла-Ярвеском детдоме, как сказал его директор Юрий Чумель, «на покушать» остается всего 22 кроны в сутки. Для сравнения: в рамках интеграционного проекта на одного ребенка, отправленного в эстонскую семью, выделяется 100 крон! К счастью, ребятам из детских домов Ида-Вирумаа удалось в нынешнем году стать участниками этого проекта. Зато побывать в летних лагерях смогли лишь единицы, потому что 12-дневная путевка стоит 1400 крон. Правда, в этом году город выделил на путевки 30 тысяч, да еще подкинул 10 тысяч на подарки ко Дню защиты детей.

Так что получается, детские дома — одни из самых нищих государственных заведений. Третий год подряд они получают от государства одну и ту же сумму, в то время как стоимость потребительской корзины, медикаментов, отопления и прочего выросла, согласно статистике, более чем на 50%. А если детский дом нуждается в ремонте, как, например, недавно открывшийся в Кохтла-Нымме, которому досталось здание бывшего детского сада, требующее капитального ремонта, тогда вся надежда на спонсоров, которых, увы, не так много. К тому же спонсоры нынче не стремятся раскошеливаться, поскольку государство оказывает на них «налоговое» давление, беря со спонсорской помощи налог.

Тем не менее по мере возможности они помогают. Вещами, продуктами, деньгами. Объединенная народная партия Эстонии смогла достать для Кохтла-Ярвеского детского дома 600 тысяч крон и подарила библиотеку. 125 тысяч собрало «Радио-4», Фонд азартных игр выделил на обновление теплоузлов 83 тысячи. Помогла деньгами и американская община методистской церкви.

Кохтла-Ныммеский детдом получил от спонсоров мебель и одежду. Кстати, это один из самых, по словам Тийны Каллавус, проблематичных детских домов региона, потому что в нем собраны «бродяжки», привыкшие к вольной жизни.

Крестные родители

А вот директор Силламяэского детского дома Людмила Горбаченко не может особо похвастаться спонсорскими деньгами. Зато есть крестные финны, которые посылают детям подарки и забирают их на каникулы и праздники. У своих крестных побывали в этом году 10 детей, а двое братьев вообще жили в семейном детском доме в Финляндии целое лето. Три раза все воспитанники детдома ездили на неделю в лагерь под Нокиа.

К сожалению, с усыновлением и опекунством дела обстоят не так блестяще, как хотелось бы. Приемные родители обычно хотят взять малыша ясельного или садикового возраста, реже — взрослых. В порядке исключения можно сказать о двух больших мальчишках из Силламяэ, которых усыновили «импортные» родители. Всего же за 8 лет существования Силламяэского детдома были усыновлены всего 6 детишек. За прошлый год не усыновили ни одного ребенка из Кохтла-Ярве и Силламяэ. Из Нарва-Йыэсуу приемных родителей приобрели лишь 2 малыша.

Опекунство тоже не процветает. Почему? Основная причина, вероятно, материальная. Для того чтобы взять опекунство (оно дает юридические права на ребенка), нужно хорошо проанализировать свое финансовое состояние, поскольку государство ежемесячно платит опекунам всего по 300 крон и детское пособие. На эти деньги особо не разбежишься.

Опорная семья (не обладает юридическими правами на ребенка) должна получать 1700 крон. Но! Из этой суммы вычитается пенсия, если она существует (по потере кормильца, например) и детское пособие.

Еще одна болячка

Совсем недавно детские дома Эстонии начали плавный переход на семейную систему. В Ида-Вирумаа пока только одно такое заведение — в Вока, где живут эстоноговорящие воспитанники (в том числе и русские дети, которые попали в Вока с малолетства и быстро выучили эстонский). Вокаский детдом уже четвертый год является семейным, остальные, по словам Каллавус, в течение ближайшего времени тоже планируют перевести на эти рельсы.

Кто от этого выиграет? Дети — точно. А воспитатели и нянечки? Вряд ли. Хотя моральная и физическая нагрузка станет меньше (в семейных группах от 7 до 10 детей). В материальном отношении сдвигов не наблюдается. Воспитатель в зависимости от количества выработанных часов, стажа и диплома получает «грязными» в среднем 2500 крон. Нянечка — и того меньше.

Нужен психолог

Еще одной серьезной проблемой детских домов Ида-Вирумаа, по словам Тийны Каллавус, является отсутствие психолога. Получается, что дети, выходя во взрослую жизнь из стен детдома, совершенно не адаптированы к этой жизни. Мало того, у ребят, попадающих в детские дома, наступает глубокая депрессия, появлению которой способствует масса причин, в числе которых потеря семьи и новое, не всегда понимающее их окружение.

Каллавус сказала, что в уезде начали проводить исследование с целью более глубокого изучения этой проблемы и составление проекта, обосновывающего необходимость введения в детских домах ставки психолога.

Главспец по охране детства также заметила, что самоуправления больше должны заботиться о тех детях, которых они отправляют в детские дома. По ее мнению, эти заведения — последняя крайность, когда все другие законные способы исчерпаны. Каллавус с грустью констатировала, что самоуправления полностью забывают о «своих» неблагополучных детях и даже не пытаются устроить их куда-то на лето, сделать к празднику подарок или принять и трудоустроить такого ребенка, когда срок его пребывания в детдоме истек.

Светлана ЛОГИНОВА


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com