архив

"Молодежь Эстонии" | 20.11.01 | Обратно

«Ничто не мало для великого»

«Да посрамит небо всех тех, кто берется управлять народами, не имея в виду истинного блага государства».

Екатерина II

 

«В последний день своего царствования препроводила она в совершенном здравье; да и поутру встала по обыкновению своему рано и, напившись горячего, села за стол и несколько времени упражнялась в писании истории России. И все сие спокойное состояние продолжалось по 9 час несчастного 5-го числа ноября, а в сей на веки незабвенный час постиг ее прежесточайший удар паралича, лишивший ее в один миг всех чувств, языка и памяти, а через 36 часов и самой жизни».

Так описал в своем дневнике «Памятник протекших времен...» последние часы жизни и кончину императрицы Екатерины II известный бытописатель ХVIII-ХIХ веков Андрей Тимофеевич Болотов.

Ушла из жизни императрица Екатерина II, об итогах деятельности которой историк Ключевский писал: «Екатерину любили, как любят артиста, открывающего и возвышающего в нас нами самими дотоле неведомые силы и чувства; она нравилась потому, что через нее стали нравиться самим себе... За это забывали ошибки внешней политики и не замечали недостатков внутреннего положения».

Прошло с ноября 1796 года более двух столетий, а ее по-прежнему называют наравне с Петром I Великой, ибо история Екатерины – это немалый след, оставленный этой незаурядной женщиной в стране, которой она управляла 32 года. И след этот не только в памятниках, посвященных победам русского оружия в войнах, что вела она; не только в основанных городах: Херсоне, Екатеринославе (Днепропетровск), Николаеве и других; в присоединенном к России Крыму, но и во множестве мест на пространствах империи, раскинувшейся от Балтийского до Черного морей и от Буга до Зауралья. Следы самые неожиданные и в самых неожиданных местах.


К приезду Екатерины II построили эту лестницу. 3 х фото Леонида СМУЛЬСКОГО
Много лет назад довелось побывать в центре художественной обработки дерева в маленьком заволжском городе Семенове, что в 70 км от Нижнего Новгорода. Поразил он не только красотой деревянного резного убора домов, музеем истории хохломской росписи, но и необычной планировкой. Улица, по которой мы въехали в город, привела к небольшой круглой площади, от нее расходились в разные стороны еще несколько улиц. Нам нужно было попасть к городскому начальству, и по совету прохожего по одной из этих улиц мы выехали на центральную площадь, тоже круглую, и от нее также расходились другие улицы.

Причину такой необычной для заштатного нижегородского городка планировки мы узнали от интереснейшего человека, которыми так богата русская глубинка. С Василием Ивановичем Воиновым нас познакомили во время прогулки по городу. После посещения Музея хохломы и фабрики «Хохломской художник» мы побывали в его сказочном доме. Как и его хозяин, дом городская достопримечательность – украшен великолепным резным убором, выполненным с величайшим мастерством и вкусом. Сам Василий Иванович, выйдя на пенсию, увлекся интерсией (инкрустацией деревом по дереву), и все в доме от мебели до люстры выполнено его искусными руками. Всю стену гостиной (залы, как ее назвал хозяин) занимает деревянный щит с инкрустированным планом города и надписью «Семенову – 200 лет».

– В 1978 году у нашего Семенова был юбилей, и я сотворил эту карту, – пояснил Василий Иванович.


Домик Петра I.
На плане становится ясной действительно необычная планировка города: от центральной круглой площади расходятся три улицы, на каждой из которой еще по одной круглой площади, а от них, в свою очередь, отходили по три улицы, одна к центру, а две к окраинам. Было что-то знакомое в этом строгом и четком плане.

Василий Иванович улыбнулся и сказал: «Город наш основала в 1778 году императрица Екатерина Великая. Побывала она в тот год на ярмарке, что была на этом месте, полюбовалась на работы наших народных мастеров – расписные ложки и посуду, да повелела тут город построить. Составить проект заказала какому-то питерскому архитектору, а тот, не долго думая, взял за основу еще не осуществленный проект реконструкции Парижа с системой центральных и въездных площадей. Так что у нас в Заволжье, в керженском крае, среди еловых лесов есть свой маленький «Париж». И еще Екатерина разрешила всем староверам-раскольникам вернуться в Россию, и в этих суровых лесах они основали свои скиты. Староверы жили здесь и раньше, и именно они в ХVII веке зародили хохломской промысел, а город Семенов стал его центром.

Оставила Екатерина II след по себе и в нашем Таллинне. В конце улицы Вейценберга, за домиком Петра I в Кадриорге, уходит наверх в Ласнамяэ лестница. Городское предание связывает ее появление с визитом в Ревель (как называли тогда Таллинн) в 1764 году императрицы.


Во времена Екатерины II на месте президентского дворца был Миражеский пруд.
Пока был жив царь Петр, в Кадриорге велись энергичные работы по благоустройству парка, но когда он умер, здесь все затихло. По тем временам Ревель все-таки был далеко от Петербурга, и после неугомонного Петра царская семья посещала Кадриорг редко. Парк стал приходить в запустение и упадок. Потеряли четкие очертания аллеи, обломанные сучья деревьев, сгнившие беседки, заросшие тиной и камышом пруды и каналы, пустые чаши фонтанов делали парк тихим и грустным.

Изредка цари, вернее, царицы (в ХVIII веке Россией, в основном, правили женщины), все-таки посещали Ревель. К их приезду парк и дворец кое-как приводили в порядок.

В 1746 году с большой свитой прибыла Елизавета Петровна, остановилась в Екатерининском дворце. Шумели балы, а по вечерам над парком расцветали иллюминации и фейерверки. В Иванов день 1764 года, к вечеру над Ревелем поплыл колокольный звон, а затем раздался грохот пушек с крепостных валов и стоявших на рейде кораблей – в город по Нарвской дороге прибывала императрица Екатерина II.

С Ласнамяэ дорога из Нарвы спускалась в город двумя рукавами: один – к морю, примерно там, где и сегодня Нарвское шоссе спускается к памятнику «Русалке»; второй – по линии современной Тарту маантеэ. Обе дороги были не очень удобны: одна шла вдоль моря по глубоким пескам, вторая – слишком крута, и лошади могли понести.

Говорят, что специально к приезду императрицы построили с Ласнамяги в Екатериненталь (как тогда называли Кадриорг) красивую лестницу к домику Петра I, и Миражескому пруду, за которым был Екатерининский дворец. По ней императрица и проследовала во дворец.

Не могу утверждать, что все так и было, но само предание говорит о многом. И каждый раз, спускаясь по этой лестнице в парк или поднимаясь на Ласнамяэ, думаю: эпохи двух великих – Петра и Екатерины, они рядом, в парке: скромный домик, купленный у вдовы, и лестница, построенная только для того, чтобы по ней один раз (!) спустилась императрица. Оба действительно великие по своим делам и такие разные. Когда Наполеон Бонапарт увидел в Саардаме каморку, в которой останавливался Петр I во время своего первого путешествия по Европе, он сказал: «Ничто не мало для великого», эти слова написаны над кроватью царя в этом домике в Саардаме. При Екатерине построили не только Херсон, Николаев, Екатеринослав и Семенов, но и лестницу в Ревеле, и «Потемкинские деревни».

Впрочем, скажем спасибо Екатерине – лестница-то нынче при деле, пригодилась. На Ласнамяги вырос крупнейший жилой район Таллинна, и по этой лестнице можно прямо из так называемой «красной деревни» спуститься в Кадриорг.

Леонид СУРКОВ


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com