погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"Молодежь Эстонии" | 15.04.02 | Обратно

Русский адмирал

В 1825 году после многих недель плавания, эволюций и маневров с артиллерийскими учениями и примерными сражениями адмирал Роман Васильевич Кроун подал сигнал: «Рандеву — Ревель». Вся эскадра направилась в Ревель и стала на якорь в линию. Адмирал предполагал пробыть здесь на отдыхе недели две.

В Ревеле моряки надеялись насладиться всеми возможными удовольствиями. В пригороде Ревеля Катеринентале тогда собралось милое приятное общество: в это время там на водах была княгиня Екатерина Федоровна Долгорукова с двумя дочерьми, милыми умными девушками, очень хорошенькими.

В Катеринентале на берегу моря был устроен павильон, где каждый вечер собиралось большое общество и где офицеры эскадры танцевали под звуки рояля и арфы.

Во время стоянки на рейде Ревеля случилась страшная буря, так что все корабли спустили свои рангоуты (верхняя часть мачты), на одном корабле даже сломало бурей фор-стеньгу.

Буря все же не мешала молодым офицерам каждый день съезжать на берег и, навеселившись и натанцевавшись вволю, ночью возвращаться на корабль. Эти возвращения по бурному морю, конечно, были опасны. Но моряки об этих опасностях думают меньше всего.

В павильоне офицеры часто виделись с бывшими здесь на водах поэтом князем Петром Андреевичем Вяземским, Михаилом Ивановичем Пущиным, капитаном лейб-гвардии Конно-пионерского эскадрона, офицером лейб-гвардии Измайловского полка Александром Павловичем Башуцким, сыном петербургского коменданта.

Помимо танцев в павильоне, были и другие удовольствия. Часто ездили верхом по прелестным окрестностям Ревеля, много гуляли в чудесном парке Катериненталя.

К сожалению, отдых скоро кончился. неожиданно раздавшийся пушечный выстрел и поднятый сигнал приглашали всех бывших на берегу возвратиться на корабли. Прислано было Высочайшее повеление немедленно сняться с якоря и идти в Кронштадт для Высочайшего смотра.

На другой день эскадра снялась с якоря.

Но прежде этого повеления адмирал Кроун давал бал ревельскому обществу, которое было довольно многочисленно. Со шканец были сняты пушки, и все было убрано с большим вкусом, так что шканцы представляли просторный зал. Роман Васильевич Кроун танцевал экосез, общий танец, и всегда, конечно, в первой паре, неутомимо выделывая всевозможные па. Кроун был чудесный, милый добрейший адмирал, истинный моряк с ног до головы. Несмотря на свои 70 лет, ему ничего не стоило взбежать на салинг, на самую верхнюю часть мачты, когда нужно было обозреть горизонт. Он был очень пылок и сильно горячился, когда что-нибудь не так делалось на маневрах. Однажды во время страшной бури матросы несколько замялись, когда было скомандовано «по марсам для уборки парусов». Кроун страшно разгорячился и первого попавшегося на глаза офицера послал на марс показать пример команде, которая после этого была наказана сугубым, повторенным много раз, ученьем над парусами.

У адмирала Романа Васильевича Кроуна была удивительная судьба.

Он родился в 1751 году в Шотландии. Совсем молодым Кроун, вопреки желанию родных, поступил матросом в коммерческий флот, откуда вскоре перешел в военный.

Во время войны за независимость США Кроун находился в Вест-Индской экспедиции, сначала штурманом, потом первым лейтенантом. Он прекрасно выполнял свои обязанности и заслужил хорошую репутацию. Начальство было им довольно. Однако Кроун не был зачислен в списки офицеров Британского флота. Он очень обиделся и 4 февраля 1788 года перешел на русскую службу с чином лейтенанта.

Уже 11 марта того же года он был произведен в капитан-лейтенанты и послан в экспедицию адмирала Фон-Дезина, действовавшего против Швеции. Назначенный сначала на корабль «Иоанн Креститель-Чесма», Кроун по прибытии экспедиции в Копенгаген получил в командование 22-пушечный бриг «Меркурий».

Крейсеруя с этим бригом у острова Борнгольма и в Каттегате, он овладел 29 неприятельскими купеческими судами.

На следующий год, с открытием навигации, Кроун был послан к Карлскруну на разведку. Приведя рангоут и такелаж своего брига в намеренно небрежный вид, чтобы походить на купца, Кроун, несмотря на мешавший ему лед, пробрался до Борнгольма, где встретил высланный из Карлскруны с той же целью шведский 12-пушечный бриг «Снаппуп». Обманутый наружным видом «Меркурия», шведский бриг подпустил его слишком близко. Это была его роковая ошибка. После непродолжительного боя шведский бриг сдался.

Кроун был умным, смелым, энергичным морским офицером.

Он узнал от капитана английского коммерческого судна о нахождении шведского флота в Христиансфиорде. По-прежнему замаскировав свой корабль под купеческое судно, Кроун атаковал неприятеля (40-пушечный фрегат «Венус»). После двухчасового сражения «Венус» спустил флаг и сдался.

Кроун был произведен в капитаны 2-го ранга, награжден орденом Святого Георгия 4-й степени и пенсионом по смерть, а также назначен командиром взятого фрегата. Жена Кроуна, находившаяся с ним на «Меркурии» во время боя и ухаживавшая за ранеными, была награждена орденом Святой Екатерины. Это был единственный случай награждения орденом одновременно мужа и жены за боевой подвиг.

В 1790 году за участие в Ревельском морском сражении Кроун был награжден «Золотой шпагой».

22 июня при прорыве шведов из Выборгской Губы Кроун атаковал и потопил 15 неприятельских гребных судов и взял катер «Луиза-Ульрика». Преследуя далее бегущего неприятеля, Кроун у острова Гогланд нагнал шведский фрегат и принудил его спустить флаг. Фрегат, пользуясь темнотой и свежим попутным ветром, успел скрыться. На следующий день Кроун продолжал гнать бежавшего к Свеаборгу неприятеля. Он атаковал 64-пушечный корабль «Ретвизан» и с помощью корабля «Изяслав» после полуторачасового боя взял его.

За эти подвиги Кроун получил чин капитана 1-го ранга, орден Святого Владимира 3-й степени и был назначен командиром эскадры из 4 фрегатов и 2 катеров, с которой крейсеровал у Поркалауда и Барезунда.

В 1791 году ввиду ожидавшейся войны с Англией Кроун как английский подданный был отправлен на Черное море, где и находился при береге. В 1793 году он был переведен обратно в Балтийский флот и продолжал находиться на берегу.

В 1795 году он получил в командование последовательно корабли «Святой Николай» и «Победослав». Через два года во время крейсерства у Красной Горки имел на корабле «Победослав» штандарт Государя Императора.

В 1804 году Кроун был произведен в вице-адмиралы и плавал, командуя эскадрой в Балтийском море. В 1807 году после заключения с Францией Тильзитского мира Кроун, как и другие англичане, находившиеся на русской службе, был по требованию Наполеона отправлен в ссылку в Москву, где и оставался до 1812 года.

С началом Отечественной войны 1812 года Роман Васильевич был послан в Архангельск, чтобы привести в Балтийское море строившиеся там корабли. Это поручение было им блестяще выполнено.

Только благодаря Кроуну был спасен от гибели во время перехода флагманский корабль «Норд-Адлер», особенно сильно пострадавший от штормов.

По прибытии в Свеаборг Роман Васильевич получил приказание немедленно идти в Англию. Он пробыл в крейсерстве у берегов Англии до 1814 года. Вице-адмирал Кроун выполнил историческую миссию — перевез на своем корабле из Англии во Францию короля Людовика XVIII, которому был возвращен трон после взятия Парижа русскими войсками.

В 1824 году Роман Васильевич Кроун был произведен в адмиралы, командовал практическими эскадрами, вооружавшимися ежегодно в Балтийском море.

В 1825 году эскадра Кроуна шла из Ревеля в Кронштадт для Высочайшего смотра. На флагманском корабле «Сысой Великий» плыли вместе с моряками три петербургских пассажира: князь Вяземский, Пущин и Башуцкий.

Адмирал был очень хорошо расположен к офицерам и пассажирам и всегда приглашал их к обеду. Обеды эти сопровождались живыми разговорами и тостами, которые всегда предлагал сам адмирал. Первым тостом был «добрый путь», затем присутствующие и отсутствующие «други», как он выражался, затем «здоровье глаз, пленивших нас», «здоровье того, кто любит кого» и прочее. Во всех этих «здоровьях» портвейн играл главную роль. К концу обеда графины были пусты, и часто подавались следующие, особенно, когда обед был более оживлен.

Знаменитый поэт Вяземский был очаровательным собеседником. Приятный, остроумный, веселый, он оживлял кают-компанию. Вяземский читал много своих стихов. Некоторые из них были очень либеральными согласно всеобщему тогдашнему настроению.

Петр Андреевич Вяземский писал про это путешествие:

«... Меня корабль усыновил: старик Кроун полюбил меня, и весь экипаж со мною на дукерах, потому что они видят первого русского поэта на корабле... Весь Ревель ждет меня в зале, где дается прощальный бал: музыка гремит. Сегодня уже не ложусь. Прямо с бала отправимся на корабль...»

В 1830 году Роман Васильевич Кроун принял русское подданство, а в 1835 году был пожалован шифром Его Императорского Величества для ношения на эполетах.

21 апреля 1841 года адмирал Кроун скончался. Успехом своей блестящей карьеры он был обязан только себе. Прослужив в России 53 года, сроднившись с нею и отдав всю свою жизнь новой родине, Роман Васильевич Кроун по справедливости считается адмиралом русским, а не только русской службы.

 

Марат ГАЙНУЛЛИН

 


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com