архив

"Молодежь Эстонии" | 18.02.02 | Обратно

Право на славу и благодарность

Старейший адмирал российского флота Александр Иванович Круз был героем многочисленных морских сражений. Личная отвага его вызывала восхищение всего флота, о нем ходило множество легенд.

Александр Иванович был высокого роста, имел открытый и проницательный взор, живой и вспыльчивый характер. Он владел многими иностранными языками.

Александр Круз начал службу при Елизавете Петровне, сделал блестящую карьеру при Екатерине Великой, затем служил при императоре Павле Петровиче, который был к нему весьма благосклонен.

Александр Иванович фон Круз родился 26 октября 1731 года в Москве. Он происходил из древней датской фамилии. Отец его, выходец из Голландии, прибыл в Россию в 1723 году в числе моряков, приглашенных на службу Петром I. Он дослужился до чина капитана-командора. Дед Александра Ивановича был полковником королевской датской службы и владел поместьями Скогор и Остергор.

Воспитателем Александра Круза был Джемс Кеннеди, впоследствии известный адмирал. Он брал Александра с собой в плавания, учил азам морской профессии. Кеннеди привязался к живому, смышленому мальчугану. С согласия родителей он усыновил его.

Шестнадцати лет Александр Круз экзаменовался в комиссии, но из-за плохого знания русского языка его соглашались принять на русскую службу лишь гардемарином. Тогда Кеннеди отправил его за свой счет в Англию для обучения морскому делу. Шесть лет проплавал Круз под английским флагом и приобрел бесценный опыт дальних плаваний.

В Семилетнюю войну Александр Круз, уже в чине лейтенанта русского флота, отличился при бомбардировке прусской крепости Кольберг, где получил две тяжелые раны. Лечился, снова плавал по Балтийскому и Северному морям, а несколько лет спустя в чине капитана 1-го ранга принял под команду 66-пушечный линейный корабль «Святой Евстафий Плакида».

В июне 1769 года на грот-стеньге «Евстафия» поднял свой флаг командующий Средиземноморской эскадрой адмирал Григорий Андреевич Спиридов. Шла русско-турецкая война, и эскадра спешила в эгейские воды, чтобы нанести удар туркам в спину.

Беспрерывные штормы очень затянули переход через Балтийское море. Самый мощный корабль, 80-пушечный «Святослав» и флагманский корабль «Евстафий» так пострадали от шторма, что их пришлось отправить в Ревель для ремонта. Сменив в Ревеле сломанную штормом фок-мачту, «Евстафий» присоединился к эскадре в Копенгагене, откуда корабли отплыли в начале сентября 1769 года. Встреча с турецким флотом произошла под крепостью Чесмой.

24 июня 1770 года, на рассвете, состоялась знаменитая Чесменская битва.

Шедшая головной «Европа» отвернула в сторону, и «Евстафий» стал головным в авангарде. Вся мощь артиллерийского и ружейного огня обрушилась на него.

Сосредоточенный огонь неприятеля перебил на «Евстафии» снасти и лишил его способности самостоятельно двигаться. Корабль стал дрейфовать. Сильным течением в проливе его приткнуло к флагманскому турецкому линейному кораблю «Реал-Мустафа». «Евстафий» уперся в него бушпритом, оставаясь в таком положении.

Завязался абордажный бой на палубе «Реал-Мустафы». Огонь единорогов «Евстафия» вызвал пожар на турецком судне. Неустрашимый капитан Круз сумел вывести свой корабль из-под бушприта пылающего турецкого корабля. Но отойти от него не было никакой возможности. Капитан Круз велел заливать водой свою крюйт-камеру, чтобы предотвратить взрыв корабля. В это время охваченная пламенем грот-мачта «Реал-Мустафы» рухнула на «Евстафий». Рассыпавшиеся повсюду искры попали в крюйт-камеру, которая была раскрыта для подачи боеприпасов. Неимоверной силы взрыв приподнял громаду корабля над водой, разломив его на две части. Одна часть «Евстафия» взлетела на воздух, другую поглотило море. Турецкий корабль незадолго перед этим подвергся той же участи. Лишь немногие спаслись на обоих кораблях.

За несколько минут до взрыва, когда весь корабль уже был объят пламенем, Круз с обожженным лицом бросился к корме, чтобы спуститься по трапу. Но в это время поднят был на воздух и брошен в море. Вынырнув, капитан увидел около себя обломок мачты, который, однако, не мог держать его. Круз не терял присутствия духа. Он вспомнил, что в правом кармане камзола был кошелек с червонцами, и выкинул его. Круз доплыл до шлюпки с матросами с его же корабля. Однако вместо помощи получил удар веслом по голове. Матросы, доведенные до озлобления чрезмерной строгостью Круза, хотели с ним теперь посчитаться. Однако один матрос вступился за своего командира, и его все-таки втащили в лодку. Этот случай очень сильно повлиял на Александра Ивановича. Он многое переоценил в жизни. Круз обещал матросам не помнить их поступка. Он всегда покровительствовал своим спасителям. После этого Александр Круз совершенно переменил свое обращение с подчиненными и в течение всей дальнейшей жизни заслужил их общую любовь и уважение.

Через сутки после сражения турецкий флот был атакован и сожжен в Чесменской бухте. По указу императрицы Екатерины II за храбрость в сражении Александр Иванович Круз был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени. Геройское поведение Круза оценил даже сам турецкий султан Мустафа III, который пожаловал ему роскошную соболью шубу.

Известный поэт Михаил Херасков писал в поэме «Чесменский бой»:

Круз мужеством героев удивлял,
Он брань с срацинами забавой
почитал...

В 1773 году Александр Круз был назначен командиром корабля «Св. Андрей Первозванный», а потом ему было поручено командование небольшой эскадрой, состоявшей из фрегата «Святой Марк», двух пакетботов и одного гальета. Это была так называемая особая комиссия, снаряженная в город Любек за Вильгельминой, принцессой Гессен-Дармштадтской, невестой, а затем первой супругой Великого князя Павла Петровича.

6 июня эта эскадра пришла на Ревельский рейд. В тот же день Вильгельмина покинула борт фрегата «Святой Марк». Ознакомившись с Ревелем, уютным старинным городом, она и сопровождающие ее лица в экипажах отправились через Нарву в Петербург.

Проплавав по Черному и Азовскому морям с 1777 по 1779 год в качестве помощника главного начальника контр-адмирала Клокачева, Круз 1 января 1779 года был произведен в контр-адмиралы и переведен в Петербург. Здесь он получил командование эскадрами, крейсировавшими в Немецком море.

В 1783 году Круз был произведен в вице-адмиралы. В 1785 году получил орден Св. Анны 1-й степени.

Летом 1788 года, когда Россия вела на юге страны изнурительную войну с Турцией, шведский король Густав III решил вернуть все земли, потерянные в Северной войне Карлом XII. Всю кампанию 1788 и 1789 годов вице-адмирал Круз, командуя резервной эскадрой, простоял в Кронштадте, прикрывая Петербург.

Кампания 1790 года началась с нападения шведского флота на корабли, зимовавшие в Ревельской гавани. Получив достойный отпор и потеряв два корабля, шведский флот устремился к Кронштадту.

Эскадра Круза состояла из семнадцати линейных кораблей, четырех фрегатов и двух катеров. Шведский флот имел двадцать два линейных корабля, восемь фрегатов и множество мелких судов.

В столице царила растерянность, началась эвакуация. Екатерина II, терзаемая сомнениями, направила в Кронштадт Алексея Орлова узнать у Круза о положении дел. На вопрос графа, когда шведы придут в Санкт-Петербург, вице-адмирал ответил: «Когда пройдут через щепу моих кораблей».

Шведские суда шли в двух батальных колоннах. Первым вступил в бой авангард вице-адмирала Сухотина. На него шведы обрушили всю мощь своего огня. Начался ожесточенный бой. Русские комендоры стреляли так часто, что у орудий разрывались стволы.

Во время боя с корабля вице-адмирала Сухотина был дан сигнал, что адмирал смертельно ранен. Круз, тронутый этим известием, сел на катер и, невзирая на летавшие вокруг ядра и картечь, отправился в последний раз обнять храброго своего товарища, которого застал еще в живых. Утомленный продолжительным сражением и жаркой погодой, Александр Иванович был в одном камзоле, с орденской лентой через плечо. По обыкновению, он курил трубку. Поцеловал умирающего товарища — и обратно на флагманский корабль.

К вечеру неприятельские корабли стали один за другим выходить из боя... Победа была за Крузом!

Узнав об итогах первого дня сражения, Екатерина Великая велела прекратить эвакуацию из столицы.

24 мая сражение возобновилось. Теперь шведы наносили удар по русскому центру, но всюду получали достойный отпор. Продержавшись с полчаса, шведы отошли. Вскоре Карл Зюдермандский получил известие, что русская Ревельская эскадра на всех парусах спешит к Кронштадту. У герцога оставался последний шанс.

Неприятель устремился вперед. Противник напирал с такой решительностью, что положение русской эскадры стало критическим. Казалось, что сражение проиграно.

По сигналу Круза на шведов устремился резервный отряд фрегатов. На полных парусах они атаковали шведов и заставили их отступить. Шведы побежали! Круз тотчас устремился в погоню. Опасность нападения на Петербург была ликвидирована.

За победу над шведами Александр Иванович был награжден орденом Св. Александра Невского. Лично от императрицы Круз получил в награду золотую табакерку, украшенную алмазами, с надписью: «Громами отражая громъ, он спасъ Петровы градъ и домъ».

Круз покрыл себя не меньшей славой в Выборгском сражении при разгроме шведов адмиралом Чичаговым 22 июня 1790 года. По словам главнокомандующего, «Круз храбро и мужественно поражал неприятеля». За что удостоился получить чин адмирала и военный орден Св. Георгия 2-й степени.

При заключении в сентябре 1790 года мира со Швецией Александр Иванович получил шпагу с надписью «За храбрость», украшенную алмазами.

После окончания войны адмирал Александр Иванович Круз ежегодно выводил в море эскадру для практического плавания. В это время эскадра Круза неоднократно посещала Ревель.

Весной 1799 года флагманский «Ростислав» не дождался своего командующего.

5 мая в десять часов сердце старого адмирала остановилось.

Горе русских моряков было беспредельно. Корабли приспустили андреевские флаги.

«Круз пользовался особой любовью и доверием флотской молодежи и нижних чинов, — писал историк. — Храбрый, умный и искусный адмирал с отличным боевым прошлым, много плававший и заботившийся о подчиненных, с неуклонным чувством долга и достоинства. Популярность его была столь велика, что Балтийский флот хотел видеть его преемником Грейга. Но поспешная прямота, чувство личного достоинства, непозволение наступить себе на ногу привело к имению многих именитых врагов, и Екатерина II, считая его неуживчивым и строптивым, не поставила его во главе флота...»

Александр Иванович Круз погребен в Кронштадте на лютеранском кладбище. Над могилой возвышается ростральная мраморная колонна с той же надписью, которая была на табакерке, пожалованной ему императрицей Екатериной Великой:

Громами отражая громъ,

Он спас Петровы градъ и домъ.

Марат ГАЙНУЛЛИН


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com