архив

"МЭ" Суббота" | 26.01.02 | Обратно

Что нужно сделать, чтобы Эстония снова стала единой?

Прошло девять месяцев с тех пор, как 26 известных эстонских ученых-обществоведов опубликовали открытое письмо о том, что эстонское общество достигло политического, социального и этического кризиса. «Власть настолько отчуждена от народа, что приходится говорить о двух Эстониях», - обеспокоенно писали ученые. Сейчас, пишет журнал Luup, многое изменилось - в Кадриорге сидит новый президент, скоро будет новый премьер-министр. Так что же думают теперь те самые ученые-обществоведы о том, как выйти из этого колдовского круга раздвоенности?

Эне Тийт говорит, что понятие «две Эстонии» не принадлежит больше ученым. Политики и журналисты произвольно вкладывают в него различное содержание, зачастую ироничное. Некоторые, говорит Юри Круусвяли, пишут, что Эстоний даже больше, чем две, но важно то, что у нас больше нет единой Эстонии, что в обществе все отчетливее противопоставляются интересы различных групп. Вызывает сожаление тот факт, что интеллигенция дистанцировалась от противоречий в обществе. По мнению Рейна Руутсо, высмеивание проблемы «двух Эстоний» - самый дешевый способ избежать ее обсуждения. Андрус Саар считает, что вторую Эстонию высмеивают те, кто ездит на автомобиле и посещает супермаркеты, так как там они не видят вторую Эстонию. Такого же мнения и Рейн Веэрманн: «Высмеивают вторую Эстонию те, кто считает, что сами они принадлежат к первой Эстонии, и угрожают отсюда уехать, если вторая Эстония недовольна их мудрым правлением». Эллу Саар приводит случай из жизни, когда на одном приеме в Министерстве связи и транспорта один высокопоставленный чиновник совершенно искренне высказал мнение, что в Таллинне можно было бы резко сократить общественный транспорт, потому что машины есть практически у всех. Социолог Ирис Петтай рассказала об одной реакции на их открытое письмо. А именно: люди были обижены, что авторы письма не написали об ослепительных успехах развития экономики Эстонии, а написали о проблемах. Андрус Ристкок: «Первая Эстония - это та, в чьих интересах власти создают условия и росту зарплаты которой не угрожает дефицит бюджета. Вторая Эстония - это та, которой власти предержащие постоянно говорят, что обуздание преступности, безработица, удорожание медицинской помощи - проблема самих людей, потому что денег все равно на все не хватит». Психолог Вольдемар Колга с иронией отметил, что власти предержащие могли бы сказать, что наши бедные - это еще не настоящие бедные и что более высокий уровень безработицы в Европе является символом прогресса. Айли Аарелайд уверена: вторая Эстония - это не сборище беспомощных нытиков, это жизнеспособный народ. Не нужно большого умения, чтобы прожить на зарплату 100 000 крон, а вот для того, чтобы прожить на 1200 крон в месяц, человек должен быть настоящим цирковым фокусником.

В избрании Арнольда Рюйтеля на пост президента «первоэстонцы» увидели начало катастрофы. Рейн Руутсоо считает, что высказывания такого рода - составная часть дискредитации президента Рюйтеля, а подлинная причина - личное разочарование. С возникновением второй Эстонии (хроническая безработица, наркомания, достигшая эпидемии, и т.д.) созданная обуза становится тяжелой, как свинец, и тогда пытаются наряду с образом врага народа (Сависаар) создать образ «козла отпущения». Райво Ветик считает, что президентские выборы выиграла вовсе не вторая Эстония, а оппозиция, и глупо было бы их отождествлять. Юхан Кивиряхк: «Политические ожидания народа реализуются через деятельность партий, и у президента здесь роль символическая. Если президенту удастся, консультируясь с партиями, привести к власти левоцентристскую коалицию, лучше всего отвечающую чаяниям большинства народа, то можно будет говорить о роли президента в изменении общественной жизни. Если же правительственный кризис решается с помощью назначения недееспособного временного правительства, то нет никакой разницы, кто сидит в Кадриорге». Эллу Саар не видит никаких признаков того, что противоречия между властью и народом уменьшились. Она также не думает, что приход Рюйтеля в Кадриорг означает приход к власти второй Эстонии. Кстати, нелишне вспомнить небезызвестное высказывание Сийма Калласа: «Если люди, у которых дела идут хорошо, которые не ноют, не пьют самогон, которые имеют образование, но оказались в Эстонии презираемым меньшинством, и если это меньшинство уедет туда, где его не будут презирать, его отъезд может быть очень болезненным для Эстонии». (Postimees, 19 октября, 2001). Ану Тоотс считает, что угрозы Сийма Калласа указывают на то, как мало он знает вторую Эстонию. Рейн Руутсо называет высказывание Калласа очень бестактным, но жестким и честным - у денег действительно нет родины, и любовь к отечеству и либеральная экономика в бедном обществе объединены лишь в популизме Лаара. «Отъезд» начался уже давно - с возникновением элитных частных школ, детсадов, охраняемых элитных жилых районов. Юри Кивиряхк: «Мы можем спросить у эстонских миллионеров, разбогатели ли они за эти десять лет исключительно благодаря себе или они должны быть благодарны своим менее способным и, возможно, менее наглым соотечественникам? Чувствует ли первая Эстония свою связь с эстонским обществом?» Вольдемар Колга: «Если под первой Эстонией подразумевать людей у власти, а не только богатых, то никуда они не уедут. Стать премьер-министром, директором банка или общественным деятелем на Западе местный деятель вряд ли сможет. Я не могу представить, чтобы деятельность Сийма Калласа вызвала бы интерес в США, разве что, если бы он похитил там большую сумму денег». Социолог Ирис Петтай считает, что наступило время другого типа лидеров, раз Рюйтель обошел других сильных лидеров, это признак того, что они ничего не могли сказать народу, вернее, их слова до него не доходили. Народ устал от постоянных реформ и от переходного периода вообще. Людям постоянно приходится напрягаться через силу, но при этом результатами наслаждается только малая часть жителей Эстонии.

Что же нужно сделать, чтобы Эстония вновь стала единой? Эне Тийт считает одним из самых существенных вопросов этичность политиков, их ответственность перед народом. Чтобы решения, принимаемые политиками, действовали, нужно их постоянно анализировать. В социальном плане нужно принять ряд левых решений, которые бы уменьшили возникшее отчуждение власти от народа. Ану Тоотс предлагает создать и реализовать региональную политику, которая бы восстановила социальную среду (рабочие места плюс инфраструктура) в сельских районах; заниматься политикой доходов нужно комплексно и с расчетом на длительную перспективу. Рейн Руутсоо предлагает сосредоточиться на семьях с детьми, на переподготовке безработных, прежде всего - молодежи, на эффективной региональной политике. Марье Павельсон надеется, что придут новые деятели, более компетентные и образованные, свободные от соблазнов власти и денег. Юхан Кивиряхк: «Прежде всего у людей должна быть работа, для этого должна развиваться экономика, должно быть обеспечено соответствующее образование. Одним из решений является то, что предлагает Рейн Таагепера - каждый день брать немного власти в свои руки». Рейн Веэрманн: «Руководители государства должны отказаться от элитарности и эгоистичного поведения; вместо создания глянцевой картинки государства (или наряду с этим) нужно тратить больше энергии на решение социальных проблем; выяснить в ходе дискуссии, какое же государство мы хотим иметь - латиноамериканского или скандинавского типа». Тийна Ративийр ратует за приличное основное, профессиональное и высшее образование, повышение квалификации, развитие науки. Эйки Берг: «Чтобы вырваться из колдовского круга, нужно оздоровить политическую атмосферу и преодолеть детские политические болезни». Эллу Саар считает, что государством нельзя управлять, как предприятием, где инвестиции сразу же приносят доход. Власть должна начать отвечать за целесообразность потраченных средств. Ирис Петтай уверена в том, что Эстонии необходима ясная программа развития. Сейчас же, по ее мнению, в Эстонии преобладает мышление карьерных бюрократов, исходящее из узких частных интересов. Юло Каэватс: «Личные симпатии и антипатии нужно решительно подавлять. Если, например, для плодотворной совместной работы умеренных и центристов потребуется отход в сторону Марью Лауристин и Эдгара Сависаара, то в интересах Эстонии им обоим следует это сделать».


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com