погода
Сегодня, как и всегда, хорошая погода.




Netinfo

interfax

SMI

TV+

Chas

фонд россияне

List100

| архив |

"Молодежь Эстонии" | 10.06.02 | Обратно

Вместо славы - тяжкие труды

В этих прежних картах столько лжи.
А шутить не должно с океаном
Даже самым смелым капитанам.
Н. Гумилев.

В июле 1815 года гардемарин Петр Анжу, 19 лет, был пожалован в мичманы и назначен в 19-й экипаж, расположенный в Ревеле. Четыре товарища: Фердинанд Врангель, Петр Анжу, Вильгельм Врангель и Можайский после окончания Морского кадетского корпуса поселились в общей квартире в пригороде Ревеля. Старый матрос готовил им ежедневно щи и кашу к обеду и ужину. Скудные средства не позволяли им ничего другого. Чай подавался только тогда, когда были гости. Интересно будущее юношей: Фердинанд Врангель, Петр Анжу, Вильгельм Врангель стали адмиралами, Можайский — вице-адмиралом.

Петр Федорович Анжу родился 15 февраля 1796 года в городе Вышнем Волочке в Тверской губернии. Дед его был выходцем из Франции, протестантом. Гонимый за веру, он искал спасения на чужбине и нашел его в России. Отец Петра, Федор Андреевич, был врачом. Сначала отец сам занимался обучением Петра, надеясь сделать из него врача. Но ребенок был так чувствителен, что падал в обморок при виде крови. И тогда отец отправил десятилетнего мальчика в С.-Петербург и поместил в частный пансион учителя математики Морского кадетского корпуса Сорокина. Здесь Пете Анжу было очень хорошо, и он не почувствовал резкого перехода из любимого родительского дома.

Через два года Петя Анжу поступил в Морской кадетский корпус кадетом. Здесь все было по-другому. Из экономии урезались деньги, отпущенные на учебники, пищу и одежду кадетам. За исключением двух-трех учителей математики хороших учителей корпус не имел: ради экономии нанимались плохонькие, подешевле, учебных книг почти не имелось.

Кадет Петя Анжу с другом Фердинандом Врангелем и другими единомышленниками образовали в корпусе товарищество, девизом которого было: «Честное слово вместо клятв и божбы». Общество было основано, чтобы взаимно защищаться против наносимых оскорблений, чтобы всегда стоять за смирных и слабых.

Петр Анжу окончил Морской кадетский корпус в 1815 году. Он был вторым из 99 кадетов. На первом месте был его друг барон Фердинанд Врангель. Дружба, возникшая в Морском корпусе, продолжалась всю жизнь.

Зиму 1815 года Петр Анжу провел на одной мызе в Эстляндии с полсотней матросов своего экипажа. Запас знаний, вынесенный кадетом Анжу из Морского корпуса, крайне нуждался в дополнении при выходе в офицеры. Петр Федорович купил многотомное сочинение о фортификации и артиллерии и начал с живейшим интересом изучать его во время этой зимовки.

В соседней деревне квартировал с командой его товарищ — мичман Фердинанд Врангель. В мороз и непогоду, часто во время вьюги, в легкой одежде, почти каждый день навещали они друг друга.

Весной 1816 года мичманы Петр Анжу и Фердинанд Врангель вернулись в Ревель. Там вооружалась эскадра для летнего практического плавания. На фрегате «Автроил» начали друзья свою морскую жизнь в офицерском чине. Эскадра вернулась в Ревель осенью. Зиму 1816 года фрегат «Автроил» провел в Свеаборге. Осенью 1817 года фрегат состоял в эскадре контр-адмирала фон Моллера, ходившей в Кадикс. Петр Анжу возвратился в Ревель только летом 1818 года.

В феврале 1820 года Петр Федорович Анжу был произведен в лейтенанты, а в марте получил весьма лестное назначение — начальника экспедиции для описания северного берега Сибири, между устьями Оленека и Индигирки. Берег же, простирающийся к востоку от Индигирки до мыса Шелагского поручено было в это же время описать другой экспедиции под начальством лейтенанта Фердинанда Врангеля, по возможности продолжив свои исследования до Берингова пролива.

Экспедицию лейтенанта Анжу составляли два офицера, доктор и двое мастеровых. Такой же состав имела экспедиция Врангеля. Главное местопребывание Анжу было в Усть-Янске, а Врангеля — в Нижнеколымске.

10 октября 1820 года Петр Федорович прибыл в Усть-Янск — небольшое зимовье на восточном берегу Яны, состоявшее из трех рубленых изб и двух якутских юрт.

По плану экспедиция должна была начать описание побережья от Святого Носа, расположенного на материке напротив Большого Ляховского острова. Но план пришлось изменить, потому что в этой местности свирепствовала собачья чума. Большинство собак экспедиции погибли, а оставшиеся совсем обессилели. Описание берегов начали с островка Зимовье-Лах, лежащего в устье Лены, где признаков чумы не было.

В начале зимы на Зимовье-Лах были доставлены собаки. К весне 1821 года их хорошо откормили. 16 марта в 10 часов утра отряд на собачьих упряжках двинулся в путь к острову Столбовому. Остров назвали так за утесистые графитовые берега. Ехали по гладкому, недавно образовавшемуся льду. Снега почти не было. Погода стояла ясная и тихая. Сделав необходимые измерения, Анжу повел отряд дальше, к острову Котельному. Исследование острова проводилось двумя группами: часть отряда пошла по южному и восточному берегам острова, Анжу с медиком Фигуриным — по западному и северному.

Достигнув 5 апреля крайней северной точки острова Котельного, Анжу направился по льду на север в поисках земли Санникова. Пройдя за двое суток 44 мили по тяжелым торосам, Анжу достиг 76°36’ северной широты. Впереди лежал тонкий лед, который мог не выдержать веса упряжки. А между тем Анжу полагал, что впереди за облаками густого пара, поднимающегося с поверхности моря, находится остров. Но вскоре сильный ветер разогнал пар, и исследователи увидели, что острова нет. Анжу повернул к острову Фадеевскому, где его уже ожидала другая группа.

После двухдневного отдыха отряд снова отправился на север. Проехать удалось всего 7 миль, дальше лед был слишком тонким. Отряд оставил нарты и пошел пешком на поиски земли Санникова. Вскоре лед под ногами стал зыбким и непрочным. И снова отряд вынужден был возвратиться обратно, не найдя новую землю.

В апреле экспедиция Анжу добралась до острова Новая Сибирь, и снова в путь через тяжелые торосы на северо-восток. И снова безрезультатно.

Наступило лето. Анжу приступил к описанию берега между Яной и Индигиркой. На протяжении сотен километров тянулась низменная болотистая, поросшая мхом и изредка травой, местность с многочисленными речками и озерами, с тучами комаров, от которых можно было защищаться лишь едким дымом горящего сухого мха. Провиант добывали охотой и рыболовством. Описание берега было закончено только к 22 августа.

Исследования, проведенные отрядом Анжу, убедительно говорили о том, что никаких земель вблизи Новосибирских островов нет.

Анжу проехал на север дальше Санникова, видимость во время поездок была хорошая, у Анжу были подзорные трубы, которых у Санникова не было. Департамент решил, что Санников видел туман, похожий на землю, и предписал Анжу отказаться от продолжения поисков новых земель и ограничиться описанием островов и побережья.

Зиму 1821 — 1822 годов Анжу занимался обработкой материалов экспедиции и подготовкой к новому походу.

Долгая и связанная с неимоверными трудностями экспедиция закончилась 28 марта 1824 года. Предстояло произвести обработку и обобщение накопленных материалов.

Огромной заслугой экспедиции Анжу было составление первой точной карты обширной территории северного побережья Сибири от Оленека до Индигирки и достоверной карты Новосибирских островов.

За труды Анжу был достойно награжден: он получил чин капитан-лейтенанта, орден Владимира
4-й степени, прибавочное жалованье по чину лейтенанта и все время пребывания в экспедиции приказано считать вдвойне для получения ордена Святого Георгия за морские кампании. Но последнее поощрение не понадобилось Петру Федоровичу — в 1827 году он получил орден Святого Георгия за храбрость при Наварине.

Летом 1827 года была отправлена в Средиземное море эскадра под начальством контр-адмирала графа Гейдена. В эскадре был корабль «Гангут» под командованием капитана Авинова, помощником которого был капитан-лейтенант Анжу.

Эскадра графа Гейдена получила приказ идти в Архипелаг и присоединиться к английской и французской эскадрам.

8 октября 1827 года соединенный флот появился у входа в Наваринскую бухту двумя колоннами: одну составляли суда англо-французской эскадры, а другую — русской. Первый пушечный выстрел прозвучал с египетского корвета. Стреляли по французскому фрегату. Вслед за этим турецко-египетский флот начал общую канонаду. Началось яростное морское сражение, в котором был истреблен весь турецко-египетский флот: из 60 военных судов, составлявших в Наваринской бухте турецко-египетский флот, остался только 1 фрегат и 15 мелких судов, да и те в таком состоянии, что едва могли выйти в море.

На корабле «Гангут» Петр Федорович Анжу командовал артиллерией. Несмотря на сильную контузию в голову, оставался на своем посту до конца сражения, продолжавшегося 4 часа.

За Наваринское сражение много моряков было награждено орденами Святой Анны и Святого Владимира различных степеней. И лишь 5 российских моряков были награждены орденом Святого Георгия: начальник эскадры, контр-адмирал граф Логин Петрович Гейден орденом Святого Георгия 3-й степени и четыре офицера — орденом Святого Георгия 4-й степени. Среди них был Петр Анжу.

В 1828 году корабль «Гангут» возвратился в Кронштадт, и той же осенью Петр Федорович женился на молодой вдове капитана английского флота Кокрена — Ксении Ивановне. Они венчались 24 октября 1828 года в церкви Морского корпуса в Петербурге.

Ксения Ивановна, в девичестве Логинова, воспитывалась в семье начальника Камчатки, капитана Рикорда.

Капитан Кокрен решил сделать весьма оригинальное по тем временам путешествие по России пешком от Петербурга до Камчатки. Он прибыл в Петербург и от него действительно дошел пешком до Москвы. От Москвы Кокрен уже ехал. В Охотске он услышал об удивительной красоте воспитанницы начальника Камчатки. В Петропавловске Кокрен познакомился с Ксенией и, несмотря на то, что ей было неполных 15 лет, женился на ней. Он с молодой женой уехал в Англию. После смерти супруга Ксения Ивановна в 1827 году возвратилась в Россию, в дом Рикорда в Кронштадте, где он был командиром порта.

Петр Федорович был очень счастлив в семейной жизни. 24 октября 1868 года он отпраздновал сорокалетие своей свадьбы, окруженный многочисленной дружной семьей. У Анжу было 3 сына, 3 дочери и 12 внуков. Дом Анжу был гостеприимным и радушным.

После женитьбы Петр Анжу два года служил в Морском кадетском корпусе, и оба лета плавал с гардемаринами на флагманском корабле практической эскадры Балтийского флота.

В конце 1831 года Петр Федорович был произведен в капитаны 2-го ранга и переведен из корпуса во флот. С этого времени начинается служба капитана Анжу на Балтийском флоте в течение 12 лет. Он плавал на различных судах, совершая практические плавания. На корабле «Фершампенуаз» в 1835 году зимовал в Ревеле.

Продолжая службу капитаном корабля и командиром экипажа, Петр Анжу продвигался по служебной лестнице. В 1836 году он получил чин капитана 1-го ранга, 26 марта 1844 года был произведен в контр-адмиралы и назначен на должность командира Кронштадского порта. Спустя 5 лет Анжу стал непременным членом Морского ученого комитета. В 1854 году его произвели в вице-адмиралы, а в 1866 году — в полные адмиралы.

В сентябре 1869 года Петр Федорович поехал в Ораниенбаум и по привычке оделся легко — в летнюю шинель. День был холодный и дождливый. Он промок и прозяб, слег и больше уже не вставал. В воскресенье, 12 октября, жизнь оставила его. 15 октября пышная погребальная процессия с тремя развевающимися адмиральскими флагами последовала на Смоленское лютеранское кладбище.

Марат ГАЙНУЛЛИН


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com