архив

"МЭ" Среда" | 27.03.02 | Обратно

Белым мехом замело...

20 марта в Городском театре состоялась премьера спектакля «Отцы и дети»


Родители Базарова (Анне Реэманн и Аарне Юкскюла).
Обычно скупой на выражение эмоций эстонский зрительный зал встал и долгими овациями благодарил актеров, постановщика Адольфа Шапиро, сценографа Андриса Фрейбергса и всю постановочную группу за доставленное ими театральное потрясение.

Из Латвии на премьеру прибыл целый автобус латышских театралов — Адольф Шапиро долгое время руководил знаменитым Рижским ТЮЗом, где было две труппы – русская и латышская. Потом по приказу тогдашнего министра культуры Раймонда Паулса, написанного под давлением борцов за чистоту латвийского театра, Рижский ТЮЗ был распущен, а Адольф Шапиро, оставшись не у дел, уехал сначала в Санкт-Петербург, потом в Москву. Рана, нанесенная страной, для вящей славы которой он так много сделал, не заживала долго. Он ставил разные спектакли на разных сценах, написал книгу «Как закрывают занавес», и постепенно боль утихла – не ушла совсем, но перестала мучить. А коллеги из Риги теперь приезжают к нам на его премьеру и с завистью говорят: «У вас праздник, а у нас...»

У нас действительно праздник – Адольф Шапиро, которому в Эстонии всегда хорошо работалось, свидетельством чему была и недавняя брехтовская «Трехгрошовая опера» в том же Городском театре, сделал по тургеневскому роману спектакль потрясающей силы, проникающий прямо в душу.

Он поставил спектакль о человеке, который не умел быть счастливым. О человеке, которому было не дано уметь радоваться жизни, любить женщину, понимать друга...


Братья Николай Петрович и Павел Петрович (Лембит Петерсон и Микк Микивер)
Вспомните, что хранит ваша память со школьных лет об «Отцах и детях». Базаров – нигилист и ниспровергатель, работник, ценящий труд и презирающий простую болтовню... «Природа – не храм, а мастерская, и человек здесь работник» и «Друг Аркадий, не говори красиво» — две ключевые цитаты, которые память выдает автоматически. В этих двух цитатах сценограф Андрис Фрейбергс нашел ключ к образному решению спектакля – белый искусственный мех и бабочки. Мех укутывает весь пол сценической площадки, и бабочки присели отдохнуть на бетонные столбы Адова зала... Природу можно просто любить и наслаждаться ею, а бабочки выпорхнули из красивой фразы Аркадия: «Опадающие листья похожи на бабочек. Как странно – мертвое напоминает абсолютно живое».

Спектакль пронизывает атмосфера любви и понимания – она присутствует и в отношениях братьев Кирсановых (Микк Микивер и Лембит Петерсон) между собой, и в их заботе об Аркадии и Фенечке (Индрек Саммуль и Кюлли Теэтамм), и в живой трепетной привязанности родителей Базарова (Анне Реэманн и Аарне Юкскюла) друг к другу и к единственному сыну Енюшке, и в трогательной взаимной заботе сестер Одинцовых, и в первом сердечном чувстве Аркадия и Кати (Индрек Саммуль и Хеле Кыре)... Лишь Базаров (Марко Матвере) всегда хмур и неулыбчив и жесток к любящим его людям... Лишь смерть, по мысли режиссера, освободила Евгения Базарова от напяленного на себя корсета жестокости и цинизма, лишь уходя из жизни, он поймал ритм вальса и позволил себе легкомысленные па танца... Все равны пред любовью и смертью.


Базаров и Одинцова (Марко Матвере и Эпп Ээспяев). 3 х фото Прийта Грэппа
...Сильная сердечная нота «Отцов и детей», наверное, впервые услышана театром. И никогда отныне не забудется.

Этэри КЕКЕЛИДЗЕ


Сайт про сетевой маркетинг и МЛМ timeformlm.com